6 мая, 2014 - 16:56

Автобиография Андреа Пирло. Глава 11. «Летом 2009-го я договорился с «Челси»

berlusconi1-dw-sport-mailand.jpg

«Андреа, мы купили этого парня — Хюнтелара, ты должен остаться», — Сильвио Берлускони улыбнулся, достал из чемодана на колесиках лист бумаги и передал его мне. Там была куча статистики и фото блондина — досье на форварда, который только что подписал контракт с «Миланом».

Галлиани сидел рядом, уставившись на меня в попытке уловить положительную реакцию. Мы втроем сидели в каминном зале Миланелло. Вот правда: Клас-Ян Хюнтелар — отличный футболист. Он знает, как забивать, у него отличная статистика, в то время он выступал за «Реал». Но он не того калибра, чтобы претендовать на «Золотой мяч».

«Ну что, Андреа?» — нашему президенту выпало сложное задание — убедить меня остаться, распаковать собранный чемодан, который уже был взвешен и опечатан на таможне.

Летом 2009-го я договорился с «Челси». Карло Анчелотти только возглавил «синих». Он был мне отцом и учителем, дружелюбный человек с хорошим чувством юмора. С Анчелотти прошли лучшие годы моей карьеры. Если вы футболист, готовый отдать все, чтобы получить все, то лучше Анчелотти вам не найти.

Анчелотти впечатлял даже больше Карло Маццоне, у которого я играл в «Брешии». До четверга он не появлялся на тренировочном поле, сидел у себя в кабинете, укутанный в теплую куртку, пока помощники проводили тренировки.

Карло Анчелотти был моим стимулом для переезда в Лондон. Тем временем Берлускони достал второй лист бумаги. Там было много имен, возле некоторых галочки, одно — обведено.

— Оставайся, мы уже подписали Хюнтелара.

Хюнтелар

— Мы могли купить других парней, например, Клаудио Писарро, но мы выбрали его.

 Хюнтелар…

— Слушай, Андреа, ты не можешь так просто уйти. Забудь. Ты символ «Милана», знаменосец, мы уже продали Кака. Ты не можешь сойти с корабля. Наш имидж не выдержит такого удара. Мы не можем отпустить всех.

Во время Кубка Конфедераций, который на тот момент только закончился, мы часто созванивались с Анчелотти — разница во времени между ЮАР и Англией незначительна. Не нужно было просыпаться на рассвете, чтобы услышать его серенады.

Он хотел получить меня любой ценой, и цена была последним барьером, который, как оказалось, остался не взятым. «Милан» хотел слишком много и настаивал на включении в сделку Бранислава Ивановича. «Челси» ни в коем случае не расстался бы с ним.

— Господин Президент, мне действительно приятны разговоры о знаменосце, но мой контракт с «Миланом» скоро истекает, а «Челси» предлагает 4-летнеее соглашение.

В Лондоне давали 5 миллионов евро в год. Но важнее был срок контракта.

— Так в чем проблема, Андреа? Ты можешь утрясти вопросы по новому соглашению с Галлиани, разве нет?

— Вы уверены?

— Абсолютно.

article-2604647-1d1e6ee700000578-294_634x683_0.jpg

Сказав это, он вышел из комнаты и объявил прессе: «Андреа Пирло не продается. Он останется в «Милане» до конца карьеры». Получилось, что я оказался в «Ювентусе». Впрочем, Берлускони отошел от дел. Он театрален и точно знает, чего хочет. Поэтому из него получился фантастический президент и истинный ценитель красивого футбола. Ему мало просто победить.

Мы редко видели Берлускони — его занимала политика. Он посещал только большие матчи, вроде миланского дерби или встречи с «Ювентусом» и «Барселоной». Иногда он не приходил к нам больше года, и мы чувствовали его отсутствие, но его редкие визиты компенсировали все. Это сложно понять и еще сложнее объяснить, но звук его вертолета в Миланелло воодушевлял нас. Мы, как забытые собаки, радостно виляли хвостами в ожидании вернувшегося хозяина.

Он приходил на поле, общался с игроками — и в нас словно сжимали пружину. Здесь ему не было равных. Как Конте, только президент. Он по одному приглашал нас в маленький кабинет в нескольких метрах от поля. Он любил общаться один на один. Особенно с Индзаги, от случая к случаю они созванивались.

У них находилось много тем. Мне Берлускони никогда не звонил. Я голосовал за него на выборах, хотя он никогда не просил нас напрямую. Он часто говорил, что футбол для него святое, а политика — богохульство. Он объяснял, как его проекты превратят Италию в великую державу, и сравнивал успех клуба с расцветом его бизнеса. Он говорил о создании миллионов рабочих мест. От миллиона нужно отнять один — меня. Время от времени он сообщал нам статистику.

Если он чувствовал вашу заинтересованность в теме разговора, то углублялся в детали, как на шоу Бруно Веспы1. Когда он боковым зрением замечал проходящего Карло Анчелотти, то резко прерывался:

— Карло, сынок, помни, что мы должны играть в два нападающих.

Как он может забыть. Берлускони повторил это миллион раз.

— Еще одно, Карло. Мы должны играть первым номером: в Италии, в Европе, где угодно.

carlo-ancelotti-fume-une-cigarette.jpg

Они спорили о тактике, но последнее слово оставалось за тренером. Простите за французский, но у Анчелотти были огромные яйца. Большой человек и большая личность. У них с Берлускони имелись противоречия, особенно к концу работы Карло в «Милане». Но в общем между ними установилась прочная связь, чего не скажешь о других тренерах, например, о турке Фатихе Териме, которого как раз заменил Анчелотти. Замечательный человек, очень странный, казалось, у него аллергия на любые правила. С первого дня стало понятно, что он не задержится надолго, и его быстро уволили.

До «Милана» он работал в клубах поменьше, где ему потакали. В «Милане» другой климат. Терим мог опоздать на ланч, прийти на официальную встречу без галстука, оставить Галлиани одного за столом и просто сбежать. Он гулял по Миланелло в кричаще пестрой одежде и выглядел, как Джон Траволта. Его сопровождал чокнутый переводчик, следовал, как тень. В какой-то момент он посоветовал Териму отказаться от общения с прессой. Без причин. В «Милане». В клубе, где коммуникация стоит на первом месте.

Переводчик не мог четко донести до нас слова Терима. Он непрерывно жестикулировал и говорил по-турецки: «Парни, впереди один из важнейших матчей в сезоне. Многие нас критикуют, но я верю в вас. Мы не можем сдаться сейчас. От нас многого ждут, и у нас нет морального права не оправдать ожидания. Давайте сыграем за себя, за клуб, за президента и за фанов. В жизни случаются моменты, когда человек должен расправить плечи. Такой момент настал. Вперед, парни. Вперед».

Переводчик, который спокойно слушал речь Терима, переводил: «Завтра приедет «Ювентус». Мы должны победить». Один говорил пять минут, второй перевел за пять секунд.

Терим: «Андреа, ты — ключевая фигура в нашем построении. Ты направляешь игру, но не спеши и не лезь на рожон. Оглядись и дай пас партнеру, возле которого меньше соперников. Мы верим в тебя: ты — основа команды и фундамент игры, которую мы строим. Но я повторяю: не лезь на рожон. Спокойно и хладнокровно — ключевые слова. Сначала подумай, затем пасуй. Только так мы добьемся результата и докажем всей Италии, что рано нас хоронить. Мы не сдадимся без боя. А теперь — все на поле, давайте потренируемся с полной отдачей».

Переводчик: «Пирло, играй в пас. А теперь пошли тренироваться».

pzfs7.png

Некоторые командные собрания, особенно в первые дни, я помню до сих пор. Терим рисовал на макете 11 кружков. Каждый обозначал футболиста, но когда доходило до объяснения, Терим рисовал так много стрелок и пометок, что нельзя было понять, где защитники, где хавбеки, а где форварды. Только вратарь одиноко маячил. Он показывал пальцем на кружок и говорил:

— Так, Костакурта, это твоя позиция.

Мне приходилось вмешиваться:

— Но босс, там играю я.

В худшие дни он путал форвардов и защитников. Я начал подозревать, что он все понимает: четыре нападающих и два защитника — запретная мечта Берлускони. Но даже Терим понимал, что без такого президента, как Берлускони, «Милан» был бы ничем, без денег и власти. Без его инвестиций и вовлеченности «Милан» кончил бы, как многие другие.

Берлускони буквально сходил с ума, когда «Милан» брал еврокубок или побеждал на международном уровне. Он пел в обнимку со своим дружком Мариано Апичеллой2, шутил. Под руководством Берлускони «Милан» стал самым титулованным клубом планеты3, так написано под крестом на игровой футболке. А Берлускони, раз на то пошло, самый титулованный президент.

И он подписал Хюнтелара.

Перевел Вячеслав Божко.

Примечания:

1 — Бруно Веспа — ведущий политической программы Porta a Porta на государственном канале Rai Uno.

2 — Мариано Апичелла — итальянский певец, известный исполнением песен, написанных Берлускони.

3 — «Милан», если считать международные трофеи, больше не самый титулованный клуб планеты. 21 февраля его обошел египетский «Аль-Ахли».

Предисловие

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Понравилась статья?

Проголосуй:
1
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

16 декабря
15 декабря
Лучший футболист мира?