25 октября, 2014 - 09:59

По следам матча Сербия - Албания. Спорт несет мир или войну?

Есть распространенное мнение, что спорт объединяет и заставляет хотя бы на время забыть о разногласиях. Так ли это? Сорванный из-за беспорядков отборочный матч ЧЕ-2016 Сербия — Албания, наоборот, только обострил конфликт между двумя народами, отношение между которыми и так не складываются. Корреспонденты pressball.by Андрей Вашкевич и Константин Лобандиевский не сошлись во мнениях, какую роль играет спорт в современном мире.

ЛЕГЕНДА И МИФ (Андрей ВАШКЕВИЧ)

Оговоримся сразу: давайте не будем вспоминать предания античной древности о перемириях на время Олимпийских игр.

Во-первых, все, что происходило две с половиной тысячи лет до нашей эры — это сейчас скорее литература, чем история. Во-вторых, прежде чем повторять за бароном Де Кубертеном, давайте эту литературу прочтем. Да, перемирие было, но только в Элладе и только на время соревнований — потом все войны благополучно продолжались.

При этом Элида — область, где находится Олимпия — обрела дефицитный статус страны, на которую нельзя нападать. Однако сами элейцы, пользуясь этим, нападали на соседние области. Неприкосновенность естественным образом была снята. Уже тогда спорт не складывал и умножал, а отнимал и делил.

Он никогда и никого не мирил. Он вбивал клинья, наставлял друг на друга, заставлял драться. В этом нет ничего удивительного. Это заложено в природе любого соревнования. Победитель может быть только один, а хотят им быть обычно многие.

Спорт срывает пленку цивилизации с нашей жизни. Последний белградский пример доказывает, что спорт — не дом дружбы. И вряд ли когда-то им был. Он лишний повод вспомнить, что войны не заканчиваются с подписанием мирных договоров и капитуляций. Они продолжают тлеть в ожидании горючего.

Спорт и есть такое горючее. Достаточно чиркнуть спичкой, будь то дрон с албанской национальной гордостью над стадионом или желание провести мирный «русский марш», — и огня будет уже не унять. Сила пожара будет зависеть только от времени и места.

В Белграде на позапрошлой неделе удалось унять все ценой недоигранного матча и разборок с трибунами. В 1969-м катализатором для нападения Сальвадора на Гондурас послужила встреча сборных в отборочном турнире к чемпионату мира-1970. Разорванные дипломатические отношения, сожженные флаги, тысячи убитых — и все это началось после футбола.

Играли тогда три матча. В первом в Тегусигальпе выиграл Гондурас (1:0), что вызвало волнения и бесчинства в обеих странах. Во втором в Сан-Сальвадоре — тоже хозяева (3:0). Насилия было еще больше. А после решающей битвы на нейтральном поле в Мехико (3:2 в дополнительное время в пользу Сальвадора) войска обеих стран были переведены на режим полной боевой готовности, которая вскоре понадобилась.

Конечно, между странами существовало немало нефутбольных разногласий. Но почему, вместо того чтобы взяться за руки в связи с футбольным матчем, болельщики пошли друг на друга с арматурой?

Почему в 1985-м на «Эйзеле» англичане начали драться с итальянцами? Ведь им было совершенно нечего делить, кроме Кубка европейских чемпионов. Почему после каждого матча «Селтика» и «Рейнджерс» фанаты не идут вместе сажать Аллею Примирения, а идут бить друг другу морды? Почему после каждого матча «Црвены Звезды» и «Партизана» есть болельщики, получившие травмы от других болельщиков? Что мешает им по-соседски похлопать друг друга по плечу, поздравить и разойтись, если спорт объединяет? Что мешает поклонникам «Реала» и «Барсы» сесть за одним столом после перехода Фигу и съесть поросенка дружбы, вместо того чтобы бросаться в португальца свиной головой? Почему болельщики «Фейеноорда» и «Аякса» встречаются в поле и бьются «стенка на стенку»?

Почему соседи, которые должны жить в мире, готовы враждовать по единственной причине — спортивной? Почему «Манчестер Юнайтед» и «Манчестер Сити» ненавидят друг друга? Почему «Ливерпуль» и «Эвертон» ненавидят друг друга? Почему более сотни матчей друг с другом не сплотили их, а пропахали между ними фортификационный ров?

В самой сути спорта нет ничего объединяющего. Спорт — это борьба за победу. Это заменитель войны для общества, которое мы привыкли считать цивилизованным.

«Футбол — это война», — сказал в 1978-м Ринус Михелс, и был даже более прав, чем когда ставил в основу «Аякса» 17-летнего Круиффа.

Именно в те моменты, когда спорту просто необходимо демонстрировать собственную миротворческую сущность — в матчах «взрывоопасных» соперников, — он эту миссию проваливает, напротив, становясь поводом вспомнить то, что бывалым неплохо и забыть, а молодым — не знать.

Сербы с косоварами отвоевали свое. Косово независимо, что бы кто ни говорил. Там живет два процента сербов, остальные — албанцы, там не ходят сербские динары, там свое правительство, своя армия и свой, совершенно не похожий на сербский, язык. В этой ситуации не за что воевать. И войны в ущельях уже нет. Но как только в дело вплетается спорт, она вспыхивает, заставляя о спорте забыть.

В Израиле в начале 2000-х провели любопытный эксперимент. Детей — израильтян и палестинцев — пытались помирить при помощи футбола. Сделали все по науке британских ученых, привезли 12 тренеров из Европы, начали тренировать смешанные палестино-израильские команды по программе «Футбол для мира». Планировалось, что программа станет блестящей победой спорта над войной и ксенофобией. Но оказалось, что все не так просто. 10-14-летки готовы были играть друг с другом, однако вне площадки все возвращалось на круги своя: они расходились по разным углам и смотрели на партнеров волками, пытаясь повесить причины своих поражений на иноверцев.

Давайте перестанем повторять мантры о спортивном единении, а просто признаем: спорт никогда не был причиной выйти на улицы и застеклить окна. Он всегда служил поводом их разбить.

Матч — идеальное время, стадион — идеальное место, чтобы безнаказанно сделать то, что давно хочется. В Фигу свиную голову метнули не на улице — там с ним, скорее всего, наоборот, сфотографировались бы. Роберто Карлосу бросили банан не в супермаркете. Это"о дразнили не на главной площади Сарагосы. Нет, в этих общественных местах люди традиционно ведут себя более или менее прилично. Все начинается только на арене и только с соревнованием в виде необходимой искры для насилия.

Спорт действительно ведет свою историю от античных времен. Но уместнее вспоминать не олимпийские перемирия, а гладиаторские арены, где опьяненная кровью толпа кричала: «Добей!».

Сейчас спорт гораздо больше похож на сражение насмерть, чем на товарищеский спор о мастерстве. Болельщики, беснующиеся за сетчатым забором, не приемлют никаких доводов, кроме тех, что у них уже есть.

Следующий раз, когда вам будет казаться, что спорт — универсальная пилюля для объединения людей, просто поезжайте куда-нибудь. Даже не в Белград, а, например, на матч «Мальме» — АИК. И расскажите, как там болельщикам и клубам нужно срочно взяться за руки, чтобы не пропасть поодиночке.

Вас побьют. Будет больно. Но зато это будет правда. Возможно, главная правда о спорте.

УНИВЕРСАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ (Константин ЛОБАНДИЕВСКИЙ)

Ничто не дискредитирует Нобелевскую премию мира так, как отсутствие в числе лауреатов спортивных организаций, их представителей или, скажем, знаменитых футболистов. На фоне множества спорных фигур, которых нам ставят в пример, мне кажется очень странным отрицать вклад людей, благодаря которым наша планета действительно стала намного лучше.

Меньше всего хочу разводить пафос и утверждать, что спорт сам по себе — действенное решение серьезных проблем, подобных тем, что присутствуют в отношениях сербов и албанцев. Однако то, что он служит мостиком в человеческих отношениях и играет объединяющую роль, представляется совершенно очевидным.

По следам безобразия в Белграде пресса пришла к практически единодушному выводу: стоило развести сербов и албанцев по разным группам, как это было сделано с азербайджанцами и армянами, а в последний год с россиянами и украинцами. Интересно, что примерно в те же сроки на другом конце света проходил матч, который тоже можно было отнести к взрывоопасным. В финале футбольного турнира Азиатских игр предстояло встретиться сборным Южной Кореи и КНДР. Наверное, излишне рассказывать, сколь напряженные отношения между двумя ответвлениями одного народа — больше полувека прошло после прекращения Корейской войны, но до сих пор не подписано мирное соглашение. То и дело происходят провокации на границе, в том числе с человеческими жертвами. А уж о словесных эскападах и говорить нечего. Как следствие, на трибунах и на поле можно было ожидать всякого.

Только вот финал Азиатских игр трудно отменить. Да и незачем. Потому что вместо обилия эксцессов поединок принес редкий дипломатический прорыв. Поддержать свою команду прибыла почти вся северокорейская верхушка, за исключением разве что захворавшего Ким Чен Ына. Причем делегаты не только посмотрели матч, но и провели важные переговоры. Которые в ином случае вот так вот запросто не состоялись бы. А может, никогда и не начались бы. Это не значит, что сейчас в отношениях Южной Кореи и КНДР все станет замечательно и начнется долгожданный процесс воссоединения. Впереди долгий, трудный путь. Но спорт может помочь в его преодолении.

Как помог когда-то США и КНР установить официальные отношения после двух десятилетий упреков. Процесс взаимного признания в начале 70-х начался с того, что американские дипломаты секретно посещали Китай вместе с командами по настольному теннису. Отсюда и ставший знаменитым термин «пинг-понговая дипломатия».

Когда на поле происходит что-то жесткое, порой раздаются недоуменные восклицания «Футбол — всего лишь игра». Но в этом есть доля лукавства. Не так уж случайно спорт приобрел бешеную популярность после Второй мировой войны. Людям нужно пространство для выплескивания эмоций и агрессии, пороков и амбиций. Игровые виды, где есть тренеры-полководцы, команды-армии и тыловая поддержка болельщиков, подходят для этого лучше всего. Футболисты в игре симулируют ведь не потому, что они неженки, не способные устоять на ногах. Все подчинено интересам команды — ради них можно тактически дать по ногам, спровоцировать соперника, изобразить клиническую смерть, над которой будут насмехаться сторонние зрители, но не свои болельщики. Правила вроде как есть, но, как и на войне, они не всегда соблюдаются.

В футболе происходит не только хорошее. Здесь все — как в жизни. Скажем, бывали времена, когда фанатские группировки устраивали свои параллельные войны. Но все, кто по-настоящему любил игру, с этим боролись. И когда из-за бесчинства фанатов УЕФА в 80-е понадобилось исключить из еврокубков родоначальников футбола англичан, это было сделано. Урок пошел впрок. Теперь английская публика — образец для подражания. Болельщики висят над полем в метре-двух от игроков, поддерживают своих, ненавидят соперников. Но все в рамках уважения к себе и к другим. Это ли не пример того, как футбол делает людей лучше?!

Зачастую именно посредством спорта мы открываем мир, новые страны. Что мы, к примеру, знаем о Либерии? Там бушует лихорадка Эбола, и оттуда родом обладатель «Золотого мяча»-1995 Джордж Веа. Благодаря Инамото и Хонде, мы знаем, что в Японии стало модно красить волосы. Мы теперь в курсе, что бразильские мачо плачут. С другой стороны, именно в среде футбольных фанатов традиционно сильны националистические и расистские настроения. Но столь же очевидно, что эти стереотипы идут на спад благодаря кропотливой работе ФИФА и УЕФА. Никто в мире не делает больше этих организаций. И это не только рекламно-социальные ролики, но также последовательная и жесткая позиция по отношению к нарушителям. Как- то со временем у многих отпало желание кидать на поле бананы. А после пары матчей при пустых трибунах молодые ребята так или иначе начинают включать мозги и думать, с какой такой целью они издают дурацкие звуки.

После выборов хозяев чемпионатов мира-2018 и —2022 ФИФА и УЕФА подвергаются серьезной обструкции. Конечно, где есть бюрократы, будет и коррупция. И всегда можно найти, за что критиковать. Так, в свое время под огнем были решения провести чемпионат мира в ЮАР и Бразилии, Олимпиаду в Пекине и Сочи. Однако спортивные организации до последнего отстаивали право по возможности оставаться вне политики и проводить в жизнь принцип ротации стран и континентов.

Хотя многие, наверное, были бы и не прочь, если бы развитый мир отделился от остального колючей проволокой, чтобы разные культуры варились в своем соку и не пересекались, подобно прямым Евклида. В мире ведь и так творится черт-те что. Сирия и Ливия, Украина и Эбола, рецессии и репрессии, социальные сети и виртуальные ценности. Спорт остается одним из последних пристанищ здравого смысла, где нельзя поделить героев на хороших и плохих, где в течение короткого времени можно получить четкий и честный результат — отражение того, что было сделано на тренировках и соревнованиях. В спорте есть место и несправедливости, и драмам, иногда трагедиям, заодно политике, и всему прочему, привнесенному из нашей замечательной окружающей среды.

И когда по следам матча Сербия — Албания в УЕФА заявили, что не было причин разводить две эти сборные по разным группам, мне поначалу подумалось, что чиновники просто не хотят признавать свою ошибку. Но потом все-таки согласился с тем, что это правильная позиция. Нельзя бояться сложных матчей. Нужно уделять им особое внимание, требовать повышенных мер безопасности, упреждать провокации. Но не избегать, не бояться! Иначе можно дойти до маразма. У многих стран могут быть счеты к другим — но значит ли это, что нужно всех их раскидывать по разным группам, превращая жеребьевку в фарс?!

Футбол ведь не просто игра. Это единственный в мире язык, который понимают всюду…

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

25 октября 2014, 17:04

Печально, но в целом автор прав

Аватар болельщика Стрельцов
Сообщений: 69748
0
  • +1
  • -1
Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

14 декабря
13 декабря
Лучший футболист мира?