18 декабря, 2014 - 00:55

Леонид Слуцкий: "А почему я?"

Главный тренер ЦСКА Леонид Слуцкий стал героем очередной программы «Истории футбола на телеканале “Россия”. О том, кто стал полноправным преемником Валерия Газзаева — сам специалист, президент красно-синих и один из ветеранов клуба.

Евгений ГИНЕР, президент ЦСКА:

— Мы с Валерием Георгиевичем никогда своих отношений не разрывали.

Алексей БЕРЕЗУЦКИЙ, защитник ЦСКА:

— С одной стороны — да, кажется, ты устаешь от тренера. От постоянного давления, от постоянного требования не снижать мотивацию и только побеждать, занимать только первое место. В итоге вся усталость пропадает, когда достигается результат. Этим самым Валерией Георгиевич и привил ЦСКА дух победителя, без которого, если возвращаться в прошлое, не получилось бы построить такую команду.

Евгений ГИНЕР, президент ЦСКА:

— Почему Фергюсон мог столько лет тренировать «Манчестер Юнайтед»? Потому что «МЮ» мог себе позволить каждые три-пять лет менять большую часть игроков. Я себе такого позволить не могу. В обратном случае все приедается. Если одни и те же игроки, у тренера одна и та же система и прочее, прочее, то клуб стоит на одном уровне и никуда дальше не идет, при том что шикарный тренер, шикарные игроки. Все это приедается. Поэтому я менял тренеров. Неоднократно в промежутках между сменами тренера с кем-то ошибался. Но считаю по сей день, что ни в коем случае не ошибся, например, с Хуанде Рамосом. Это великий, очень серьезный тренер, который работал в «Реале». После Мадрида он не мог быть не большим. Но тогда грянул кризис — и всех просьб испанца я выполнить не мог. Поговорили, он решил увольняться — и я взял Слуцкого.

— Для меня была очень большая неожиданность, почему тот матч обсуждался так, как никакой другой, — вспоминает Слуцкий игру «Крылья Советов» — «Терек», после которой его карьера в Самаре была фактически закончена, а вскоре на горизонте неожиданно появился ЦСКА. — Так легко поступать с людьми, которые не дадут сдачи. Уверен, будь эта ситуация с каким-то другим клубом — и такие случаи в истории нашего футбола были, тогда клубы очень активно отстаивали свою позицию, говорили о создавшейся ситуации — все понимали, что любое слово против может привести к каким-то действиям.

Когда я только начинал работу тренером в «Москве», у меня телефон не отключался. Я отвечал абсолютно всем. Мне казалось, что если люди хотят взять у тебя интервью, если ты кому-то интересен, то несешь функцию популяризатора спорта, своей профессии, футбола как такового. Но когда последовала жесткая реакция (на матч «Крыльев»), я понял, что здесь нет буфера, невозможно создать запас прочности — и очень сильно пересмотрел отношения со СМИ. Сегодня я общаюсь только с несколькими изданиями. Причем с журналистами, которых я знаю лично.

В моей голове, безусловно, возникали вопросы, почему именно я в ЦСКА, почему я вместо человека с европейским именем. Но тогда у нас были не такие отношения с Евгением Ленноровичем, чтобы эти вопросы озвучивать — на это я не осмелился, они существовали только в моей голове. А встреча была уникальна, потому что обычно нового главного тренера со старым разными, окольными путями разводят — лишь бы не столкнулись. Тут же одновременно в зал для теории зашли президент клуба, Хуанде Рамос и я. Было объявлено, что Хуанде Рамос прекращает свою деятельность, он поблагодарил ребят, пожал всем руки — и тут же был представлен я, после чего мы отправились в столовую. Не столько обедать, сколько я задавал Хуанде Рамосу огромное число вопросов про команду, а он обо всем абсолютно откровенно говорил. Я был с самого начала поражен, как все легко, профессионально и очень по-человечески. И очень необычно, еще раз подчеркну, ведь обычно все очень болезненно реагируют на свои уходы.

Юрий БЕЛОУС, бывший генеральный директор ФК «Москва»:

— Мы были знакомы год, я в нем видел большую перспективу и понимал, что если в какой-то момент себя исчерпает тогдашний главный тренер Петраков, то вот он, молодежь, скажем так, весьма вероятно, возглавит команду. В принципе это и произошло. В середине сезона пришло время смены тренера — и Леонид Викторович возглавил команду. Тогда ему, если не ошибаюсь, было 34 года. И он стал одним из самых молодых тренеров. Понятно, что пресса и специалисты говорили, что я сошел с ума, что как я мог такого опытного тренера, как Петраков, поменял на белую ворону, непонятно откуда и нигде не игравшую, с видом отличника и ботаника. Но жизнь расставила по своим местам.

Евгений ГИНЕР, президент ЦСКА:

— По таким вопросам (выбора тренера) я советуюсь только со своим партнером, ни с кем больше. Не люблю людей, которые лебезят, всячески благодарны. Люблю профессионалов, людей, которые мне скажут все в лицо. Которые уважают меня, потому что я в чем-то им помог — нет вопросов. Но если подчиненные делают так, как я хочу, потому что я там что-то дозволил — такого не люблю. Леонид Викторович — не из таких. Может, они и разные с Валерием Георгиевичем. Валерий Георгиевич мог сразу в лицо все высказать, а Леонид Викторович может надуться и уйти, не разговаривать со мной. Но все равно, когда все успокоится и пройдет, он придет и будет отстаивать свою точку зрения.

Алексей БЕРЕЗУЦКИЙ, защитник ЦСКА:

— Президент сразу предупредил, что Слуцкий пришел всерьез и надолго. И в общем-то, скажем так, у нас очень профессиональная команда — по отношению, по составу, если взять костяк. И ничего такого технически и не могло быть.

— Если в команду приходит человек с именем игроцким или титулами, его путь по завоеванию игроков короче, потому что они понимают, что этот человек что-то выигрывал. Но на самом деле длинный или короткий путь, игроки в конечном итоге будут оценивать тебя по профессиональным качествам, навыкам. Даже если тренер со ста медалями, но его методы работы, методика не подходит конкретно для Петрова, то Петров будет недоволен этим тренером. И так далее. Учитывая, что мы сразу стали работать с места в карьер и было успешное выступление в Лиге чемпионов — первый выход из группы в истории, быстрый результат способствовал скорому налаживанию отношений, он укоротил и сделал небольшой эту дистанцию в оценке навыков.

Игорь ЧУГАЙНОВ, главный тренер «Сокола»:
— Слуцкого тяжело принимала футбольная среда. У меня все равно есть предубеждение, что если человек сам не играл в футбол, наверное, он не из этого круга. На самом деле он грамотный тренер. Может быть, ему не хватает того, что он не варился внутри котла большого футбола, но тем не менее это не мешает ему. С другой стороны люди бросаются в крайности и говорят: теперь тот, кто не играл, становится тренером.
Сергей (Шустиков) умел подсказать во время игры нюансы и тонкости, которые Слуцкий мог не понять и не среагировать вовремя. А то, что он вел вместо него всю работу, это все же, наверное, на эмоциях говорят.

Юрий БЕЛОУС, бывший генеральный директор ФК «Москва»:
— Я бы его не назвал ведущим на тот момент (образования тандема в стане «горожан»). Ему всегда нужно крепкое плечо — и не зря, когда Шустиков заканчивал свою игровую карьеру, я предложил ему идти работать вторым тренером. Сначала в дублирующем составе, а затем и в основной команде. Ему нужен футболист, который поиграл, имеет опыт и харизму, такой серьезный стержень.

— Это не были нервы, какое-то взбрыкивание. Была оценка текущей ситуации. Когда идут перестановки в тренерском штабе — несмотря на то, что ты работаешь много лет с какими-то людьми, это необходимые процессы, которые происходят везде.

***

— Самый сильный конфликт, к тому же он получил такую публичность — это конфликт с Дзагоевым (в финальном матче Кубка России с «Аланией» в Ярославле). У меня были сложные ощущения. С одной стороны — выигран первый трофей, к которому ты так долго шел. И вообще что-то выиграть казалось большой и недостижимой целью. Так что уже это — большое завоевание. Но с другой стороны был такой серьезный конфликт. И у меня он, если честно, переборол ощущение победы. Наверное, настоящее внутреннее счастье было после первого чемпионства, а не после первого завоеванного трофея — Кубка.

Алексей БЕРЕЗУЦКИЙ, защитник ЦСКА:
— То, что Слуцкий хотел уйти (летом 2012-го), муссировалось в прессе. Я ничего об этом не знал. И о том, чтобы ведущие игроки подходили к президенту и просили усилить состав, — то же не в курсе. Думаю, такое могло бы быть, но вряд ли возможно. Это же смешно — попытаться оказать давление на Евгения Ленноровича. Даже звучит весело.

Валерий НЕПОМНЯЩИЙ, бывший советник президента ЦСКА:
— Сейчас Слуцкий заряжен на результат, он — что бы там ни было — обязан на сто процентов обеспечить достойное место команде, которой он руководит, понимая историю клуба и все отношения. На чаше весов стоит все. Не секрет, что он несколько раз порывался уйти, но Гинеру удавалось его остановить — и они добились успехов. Внушить человеку то, что он способен добиться успеха, это дар.

— Панченко — первый российский игрок за пять лет, который был приобретен ЦСКА. Сразу после моего прихода в качестве свободного агента перешел Набабкин. А потом — пятилетний перерыв. Когда появлялся игрок-россиянин, способный усилить ЦСКА, мы всегда оказывались в жесткой конкуренции, ну например, со «Спартаком», «Зенитом», «Анжи», «Динамо» — и так далее. Но есть желание, есть текущие возможности, кадровая политика и все остальное. Поэтому с моей стороны была инициатива, я по отдельности собирал группы ведущих игроков, пытался объяснить им ситуацию и сказать, что на самом деле от них зависит гораздо больше, чем от любого из тех, кто придет. И в той или иной степени кто-то сразу говорил: хорошо, правила игры принимаются. Кто-то очень долго с этим не соглашался. Но надо отдать должное, если сказано: «да, мы согласны, не поднимаем эту тему и играем по установленным правилам», то никто от них не отходит.

Евгений ГИНЕР, президент ЦСКА:

— Не знаю, что я дал Леониду Викторовичу. Может быть, больше уверенности. Он поверил в себя и пошел — потому что до определенного этапа все эти разговоры, особенно журналистские, о том, что он всегда второй, что ничего не может выиграть, что он тюфяк, не ругается и не бьет никого — в отличие от Валерия Георгиевича не может палкой махать… Так вот — это все не так. Я видел его и злым, я видел, как он орет. И ребята мне о таком тоже рассказывали. Мы просто держим это внутри, это наше, наше домашнее. И выжимается или нет апельсин, это ребята говорили не потому, что ненавидели Валерия Георгиевича. Просто бывает момент, когда нужно встряхнуться — и Валерий Георгиевич может запустить бутылкой воды. Почему нет? Он же не из злости. Потом для этого игрока он сделает, как для сына, все что только можно. Просто в конкретный момент он, как тренер, считал, что можно встряхнуть вот так. Или, наоборот, требовалось погладить и успокоить. Леонид Викторович немного другой, но, думаю, со мной он стал увереннее.

Алексей БЕРЕЗУЦКИЙ, защитник ЦСКА:
— Думаю, Слуцкий уже стал символом ЦСКА. В первую очередь потому, что мы добились достаточно высоких результатов — выиграли два раза подряд чемпионат России, дважды Кубок России. И это говорит о многом.

— Тренер, который будет работать в ЦСКА, обязан огромную, львиную долю своего времени проводить в клубе и понимать, что клуб — всему голова. То есть понимать, что ты здесь — не номер один, однозначно. Безусловно, есть решения, в которых ты независим, которые ты принимаешь. Но все работают на клуб. Если ты пришел работать чисто на себя — тогда без шансов. Обязателен хороший контакт с игроками, которые должны чувствовать, что ты за них горой, что ты готов решить любой их вопрос, что ты с ними в любых ситуациях. Ну и основная часть — каждый, подчеркиваю — каждый, игрок должен чувствовать, что ты тренируешь именно его.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
1
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

6 декабря
Кто выиграет чемпионат России-2016/2017?