11 сентября, 2014 - 23:56

Валерий Газзаев: Чемпионат мира в России важнее регламента

То, что задумал сделать в российском футболе Валерий Газзаев, иначе как революцией не назовешь.

То, что задумал сделать в российском футболе Валерий Газзаев, иначе как революцией не назовешь. Его программа реформ, представленная в конце августа, вызвала бурю обсуждений и оценок, порой полярных. О том, что делать с нашим футболом, с таким градусом эмоций не спорили очень давно.

Очевидно одно – Газзаеву, единственному тренеру в истории России, выигрывавшему еврокубок, не все равно, куда российский футбол двинется дальше. Он мог бы давно почивать на лаврах, но спокойствие, вальяжность и сытая леность – это про кого угодно, но не про него. Он готов с цифрами и фактами на руках отстаивать каждый свой спорный посыл, однако и с некоторыми контраргументами журналиста, оказывается, может согласиться. Таких моих тезисов, справедливость которых Газзаев признал, я насчитал минимум три. Это означает, что при верности стратегии он готов прислушиваться к чужим мнениям, чтобы сделать свою программу еще лучше.

В общем, эта наша беседа-дискуссия – та самая защита Газзаевым своей революции. Пока, правда, не состоявшейся, а только намечаемой. Но я был в кабинете бывшего главного тренера чемпионских ЦСКА и «Спартака-Алании», видел увесистый том его программы, которым при желании можно и человека убить. Тогда как задача Газзаева, как он ее формулирует, – убить консерватизм и косность, желание плыть по течению, из-за которых российский футбол топчется на месте.

Начали с самых острых тем, поднятых Газзаевым. Благо он был открыт для любых вопросов. И некоторые положения своей программы даже ужесточил.

– Мне кажется, в философии российско-украинской лиги, идею создания которой вы продвигали до недавнего времени, и российской футбольной революции по Газзаеву заключено противоречие.

– Это почему же? – поднимает брови Газзаев.

– Желая объединить чемпионаты России и Украины, вы руководствовались идеей улучшить качество продукта. Сейчас же предлагаете расширить российскую премьер-лигу до 18 команд, что, напротив, это самое качество размоет.

– По-прежнему убежден, что идея ОФЛ была абсолютно правильной. Мерило любого чемпионата – выступление его представителей в Европе, а сборной – на крупнейших турнирах. Мы же после 2008 года, невзирая на серьезные бюджеты ведущих клубов, не можем даже дойти до полуфиналов еврокубков. Три наших топ-клуба на равных играют с соперниками с Кипра – одну нашу команду вообще громят на ее поле, другая спасается в добавленное время, третья проигрывает на выезде. При этом какие бюджет, возможности и состав имеет тот же «Локомотив»!

Совместный чемпионат с Украиной как раз и был нацелен на улучшение конкурентоспособности на европейской арене, на качество и зрелище. Вспомните зимний и летний мини-турниры ведущих клубов двух стран, то, как на матч киевского «Динамо» со «Спартаком» пришли 52 тысячи. Увы, из-за политической ситуации этот проект потерял актуальность. Но необходимость перемен, выхода из болота от этого меньше не стала. Когда нам говорят о необходимости здорового консерватизма, хочу поинтересоваться: а к чему он привел? Где мы? И застой в еврокубках, и чемпионат мира в Бразилии показали это очень наглядно.

– Хорошо, но почему 18 команд?

– Сразу по нескольким причинам. В курсе ли вы, что рекомендация УЕФА говорит о том, чтобы в высших дивизионах европейских национальных первенств было не больше 20 и не меньше 18 команд?

– Первый раз слышу.

– А я регулярно узнавал о таком пожелании, еще когда с середины 2000-х ежегодно ездил на форумы элитных тренеров Европы. Это не категорическое предписание, но взгляд УЕФА на единство европейского календаря. Там работают умные люди, которые анализируют ситуацию и видят, что тем, кто мало играет, не хватает игровой практики для полноценного роста.

– А вот экс-президент РФС Вячеслав Колосков как раз полагает, что 18 клубов – это «игры, игры и только игры», а также отсутствие учебно-тренировочного процесса. И задается вопросом: «Когда совершенствоваться?»

– В отличие от г-на Колоскова, я был профессиональным тренером и кое-каких успехов на этом поприще достиг. И знаю, что самая эффективная тренировка – это игра. Ничего выше и по нагрузкам, и по полезности для игроков нет. Для планомерного учебно-тренировочного процесса достаточно двух подготовительных периодов – зимнего и летнего. А возможностей для недельного цикла у ведущих клубов любой страны, выступающих в еврокубках, давно уже нет.

Тем не менее лучшие команды континента играют в блестящий футбол, и уровень тех же решающих стадий Лиги чемпионов растет из года в год – хотя, казалось бы, куда уже выше. За счет чего у них идет прогресс, если не за счет игр? Те, кто утверждает обратное, видимо, не очень хорошо разбираются в нюансах футбола. А совершенствоваться надо в первую очередь в детско-юношеском футболе, чтобы прийти в команду мастеров подготовленным. И этому мы тоже уделили в нашей программе огромное внимание.

– Об этом мы еще поговорим, а пока вернемся к расширению премьер-лиги. Да, игр станет больше. Но что делать с падением уровня, разрывом между лидерами и аутсайдерами, который и сейчас, после прихода сразу четырех клубов-новичков в РФПЛ, очевиден?

– Это тот шаг назад, за которым последуют два вперед. У нас огромная страна, и мы не можем это игнорировать. К игре на высшем уровне должно быть подключено как можно больше регионов, чтобы интерес к футболу в стране стал повсеместным. Но в первую очередь мы сейчас должны исходить из домашнего чемпионата мира. И интересов, связанных с наилучшим выступлением сборной России в 2018 году.

– Но разъясните, как 18-й год связан с 18 клубами?

– Расширение премьер-лиги увеличит число кандидатов в национальную сборную хотя бы на два десятка. Все эти игроки будут на виду у штаба сборной. У футболистов любой команды премьер-лиги, даже самой скромной, будет стимул себя проявить и перебраться в клуб посолиднее, откуда попасть в сборную реальнее. В ОФЛ упор делался на качество, но коль скоро этому плану не суждено было сбыться, надо увеличить хотя бы количество – и матчей, и футболистов. Если Фабио Капелло свою пресс-конференцию перед стартом чемпионата мира едва ли не начал с жалоб на то, что у него численно скуден выбор игроков, то вот решение!

– А когда его, по-вашему, следует принять и расширить лигу? Времени-то в обрез.

– Считаю, что это надо сделать со следующего же сезона – 2015/16 годов.

– Как?! Вы хотите сказать, что надо изменить регламент нынешнего чемпионата по его ходу?

– Да. На очередном заседании исполкома РФС необходимо поднять этот вопрос и принять решение. Промедление смерти подобно. Если мы хотим успешно выступить на чемпионате мира, необходимо идти на революционные шаги, жертвуя сиюминутными формальностями. В конце концов, если оперативно, не дожидаясь зимы, принять это решение, то ни у кого не будет подозрений в том, что это делается в чьих-то корыстных интересах. Что вытаскивают за уши какой-то клуб.

Каждый матч, проведенный игроком в премьер-лиге, – это огромный опыт. Если команда будет проводить не 30, а 34 игры в каждом чемпионате, то за три сезона, оставшихся до ЧМ-2018, футболист может провести на 12 встреч больше. Хотя бы этим надо компенсировать то, что у нас сегодня ни один игрок не востребован в топ-клубах Европы. А это ведь тоже показатель уровня футбола в стране – и эффект этого мы увидели в Бразилии. Лучше бы сборная не попадала на чемпионат мира, чем так выступать.

Мало того что все дома – так еще и играем меньше, чем в любой европейской стране. Менять ситуацию надо моментально, потому что времени вправду в обрез!

– Но регламент есть регламент. Раз документ уже утвержден, как не жить по нему? Так можно далеко зайти.

– Думаю, что чемпионат мира, который в первый и, возможно, единственный раз в истории проводит наша страна, – событие более важное, чем регламент отдельно взятого чемпионата России. Тем более что, повторяю, всем будет ясно, что это не делается в чьих-либо частных интересах. Поэтому мы, к сожалению, должны пожертвовать регламентом.

Не сомневаюсь, что организационно Россия проведет чемпионат мира великолепно. Но если все будет плохо со спортивной точки зрения, это многое обесценит. У нас есть хороший пример с Олимпиадой в Сочи, где и инфраструктура оказалась роскошной, и результат. К этому и надо стремиться.

Поэтому мы и создали нашу программу, провели огромную работу. Слышал и позитивные, и критические отзывы о ней, но все понимают: мы не можем топтаться на месте, если хотим реального прогресса к ЧМ-2018. Жизнь меняется, и мы должны меняться вместе с нею.

– Кто входит в упомянутую вами на пресс-конференции «команду экспертов и аналитиков с участием крупнейших фирм»?

– Крупнейшие международные компании по разным направлениям. Например, аудиторско-консалтинговая – PriceWaterHouse, юридическая – CMS. Под каждый разработанный нами документ у нас есть четкое правовое обоснование. Более того, на протяжении более чем полугода мы занимались аналитикой всех лучших европейских чемпионатов.

Мы с коллегами выезжали в Англию, неделю знакомились с устройством премьер-лиги, встречались с ее руководителями, с боссами телеимперии BSkyB. Ездили в Германию, с бурно прогрессирующего футбола которой нам в первую очередь нужно брать пример, вникали в феномен развития обеих бундеслиг и их популярности. Побывали и в Голландии, и в Испании. И постарались взять из опыта этих стран все лучшее.

– Но ни в одной из них нет меры, какую вы предлагаете, – чтобы у каждой команды топ-лиги на поле был игрок до 21 года, а второй – до 20. Мне кажется, это так же искусственно, как предложение Николая Писарева – о создании вплоть до ЧМ-2018 клуба РФПЛ на базе молодежной сборной России.

– Последнее – на мой взгляд, действительно нонсенс. Ведь подобной команде были бы созданы некие турнирные льготы. У нее не было бы никакой спортивной мотивации. В нашем же предложении – согласен, дискуссионном – вижу куда больше смысла.

– Многие считают, что это подобие того же лимита на легионеров. Вновь чья-то исключительность, отсутствие конкуренции. Качественных игроков такого возраста мало, и они сразу почувствуют свою незаменимость.

– Наша программа делится на две составляющие. Коренная реформа детско-юношеского футбола, в которой мы опять же постарались извлечь бесценный опыт Германии, – это долгосрочная перспектива, увы, уже не имеющая отношения к ЧМ-2018. Не должно быть такого, чтобы мы бросили все силы только на успешное выступление на домашнем турнире, а потом хоть трава не расти. И те же отчисления профессиональных клубов на детские академии в размере не меньше чем 10 процентов их доходов – важнейший момент нашей программы. Или тотальная переподготовка детских тренеров. Сегодня в России из 10 тысяч, которые работают в футболе, только 3 тысячи лицензированных. А в Германии 70 тысяч – и лицензии есть у всех, при том что там их просто так не получишь. А зарплата детских тренеров у нас – просто слезы. О каком прогрессе тут можно говорить?

Но есть и сугубо локальные задачи – строго под чемпионат мира. Пункт об игроках до 21 года – именно такой. Если молодой игрок (а таковые в команде должны быть на каждой позиции на случай травм и дисквалификаций) будет еженедельно проводить полноценный матч чемпионата России – это позволит ему прогрессировать. Как и в первом дивизионе игрокам до 20 лет. И потенциально мы получим минимум 54 футболиста, которые через четыре года могут стать участниками ЧМ-2018. Им тогда будет 24-25 лет – идеальный возраст. И даже если в сборную попадут всего пять процентов из них, мера уже оправдает себя.

– Однако у вас в ЦСКА Дзагоев пробился в 18 лет без особого статуса. И Акинфеев тоже.

– Это так. Но штабу сборной нужно создать возможность для выбора. Молодым надо доверять, набраться терпения, как я делал это, когда те же братья Березуцкие учились на собственных ошибках. В преддверии домашнего чемпионата мира молодой игрок, которого начнут ставить в основу, будет всячески стараться, чтобы пробиться в сборную – ведь на нем будет сосредоточено внимание тренеров национальной команды.

– Вопрос в том, будет ли он стараться. Особенно зная, что у него нет реальной конкуренции. А во многих клубах случится именно так, поскольку всех сильных молодых игроков тут же скупят топ-клубы.

– В идеале никаких лимитов не должно существовать, все должны быть равны. Но сегодня исключительная ситуация – мы должны получить серьезный выбор игроков к ЧМ-2018. Поэтому и надо ввести это правило. Даже если в нем и есть элемент искусственности.

Чемпионат мира в России проходит не каждые четыре года. Помню, когда ЦСКА выиграл Кубок УЕФА, был прием у президента страны. А у нас через день – игра со «Спартаком». Зная об этом, глава государства говорит: «Валерий Георгиевич, игрокам можно шампанского?» Отвечаю: «Конечно, Владимир Владимирович! Мы же не каждый день у президента бываем!» Он отреагировал: «И вы не каждый день выигрываете Кубок УЕФА». Здесь то же самое – не каждый день проводим такое историческое событие. Поэтому и нужны особые меры.

– Мне она кажется эффективной только при одном условии – параллельном введении потолка зарплат для игроков этого же возраста. Ведь от больших денег и дорогих машин у совсем молодых игроков мигом «сносит крышу».

– Думаю, в вашем предложении есть рациональное зерно. Дать 19-летнему игроку сумасшедшую зарплату – это, конечно, неправильно. Но можем ли мы диктовать такие вещи руководителям клубов?

– НХЛ и НБА диктуют – и клубы выполняют по стойке смирно.

– В клубах, где работал я, у молодых игроков зарплаты росли постепенно, с учетом их объективного прогресса. Но, согласен, клубы бывают разные. Логика в такой постановке вопроса есть, и, возможно, он будет вынесен на обсуждение.

– Следующая тема – лимит на легионеров, который вы предлагаете отменить полностью. Многие же, включая вашего коллегу и друга Юрия Семина, полагают, что переход на «10+15» более плавен и обоснован.

– Хорошо, тогда скажите – какова принципиальная разница?

– Какой-то клуб после отмены лимита накупит 20 легионеров, из которых 15 будут шлаком. А от таких надо избавляться, чтобы ехали в Россию только сильные иностранцы. Что и будет при ограничении не более чем в десять в заявке.

– Считаю, любой вменяемый тренер будет стараться создать команду, костяк которой составят российские игроки. Такие клубы по-другому принимаются болельщиками – и добиваются они иного. Вспомните «Арсенал» Венгера первых нескольких лет со стержнем, где была линия обороны во главе с Тони Адамсом, – и команда постоянно побеждала. Потом настал период, когда англичан у «канониров» вообще не было, и они ходили среди лидеров, но ничего не достигали. Теперь же британцы опять появились, и трофеи худо-бедно пошли. Вижу в этом закономерность, и ни один тренер, будет лимит или нет, не будет поступать себе во вред. И в России успешными были только клубы с российским костяком.

Рано или поздно мы все равно придем к полному уходу от лимита. Мы живем в условиях рынка, и нельзя этот рынок в чем-то ограничивать, иначе не будет конкуренции.

– Но ведь это крайне мягкое ограничение, поскольку все равно 10 футболистов из-за рубежа смогут выходить на поле одновременно. То есть это означает – лимит на «мусор».

– Тут соглашусь. Лимит, когда на поле должно быть не меньше четырех россиян, лишает тренера свободы выбора. А насчет «10+15» скажу: все вопросы – обсуждаемые. По большому счету это шаг на пути к полной отмене лимита. Стратегически это две вещи одного направления.

– Далее – телевидение, которое, по вашим оценкам, приносит клубам лишь 9% их годового дохода в сравнении с европейскими 48-52%. В вашем призыве к тендеру крупнейших телекомпаний за право показывать российский футбол многие усмотрели маниловщину. Какой тендер, если у чемпионата России удручающие рейтинги и федеральные каналы от него бегут как от чумы?

– У нас есть не лозунги, а конкретный план. Если сидеть на месте и ныть: рейтинги низкие, и что-либо сделать невозможно, то ничего и не поменяется. Но вот в начале 90-х телеправа английской премьер-лиги продавались за 11 миллионов фунтов. А теперь они стоят 2 миллиарда 200 миллионов евро. Потому что люди вносили инновации, совершенствовались. Правда, до того Англия из-за бесчинств своих хулиганов пять лет провела в изоляции. И за это время многое пересмотрела. Нам что, нужен такой же пинок для того, чтобы начать что-то делать?!

Хорошо, что уже начали появляться новые стадионы, без которых кардинальных изменений добиться трудно. «Казань Арена» или новый стадион «Спартака» – это уже совсем другая картинка и посещаемость. В Казани в прошлом сезоне в среднем на футбол ходило по 7 тысяч, а сейчас на «Уфу» почти 30 тысяч пришло. Не говоря о матчах с «Локомотивом» и ЦСКА, где было под 40. И на «Спартак» по 35-40 тысяч всегда будут приходить, как бы команда ни играла. Совершенно другим, чем на старых стадионах, будет уровень безопасности…

Борис РОТЕНБЕРГ,
президент «Динамо»:
– Очень интересная, грамотная программа, видно, что человек болеет душой за российский футбол. Полностью поддерживаю все, что касается расширения числа участников премьер-лиги и 1-й лиги. Только вот насчет отмены лимита на легионеров у меня большие сомнения, даже с предлагаемой сейчас схемой «10+15» я не согласен. Если на поле будет выходить 10 иностранных игроков, наши талантливые ребята не получат игровой практики, а ведь это главное для роста молодых футболистов.
Более того, считаю, что число легионеров на поле нужно снизить до шести, а в дальнейшем и до пяти, чтобы в наших клубах выступали только высококлассные иностранцы. Лимит должен быть сохранен плюс установлен потолок зарплат игроков. А судейство матчей предлагаю сделать бонусным, кто лучше отработал, тот больше и получает.

– И враз изменится полиция в той же Казани, которая отныне не будет раздевать приезжих болельщиц догола?

– На новых аренах с их оснащением такое и в голову никому не придет! И у болельщиков сознание изменится – с разрушения, бесчинств, мата на созидание, позитивное влияние на игру. Когда ты попадаешь в комфортные условия и к тебе относятся как к человеку, ожесточение проходит. Посещение футбола становится подобным театру, а в театре матом не ругаются и файеры на поле не швыряют. А ведь это все тоже отвращает приличных людей от футбола – как его очного посещения, тем более с детьми, так и просмотра по телевизору.

Теперь о тендере. Чтобы он получился эффективным и медиаправа были проданы не за мизерные 27 миллионов евро в год, как сейчас (что в 20 раз меньше, чем в Германии и Франции), а за достойные деньги, мы предлагаем пять пунктов. Во-первых, равные и прозрачные условия для всех телекомпаний и медиахолдингов, никаких льготных условий любому из них. Во-вторых, ограничение эксклюзивности: права должны продаваться, только будучи разбитыми на отдельные пакеты. Отсюда третье – запрет продажи всего объема медиаправ одному покупателю, как это происходило у нас. В-четвертых, ограничение продолжительности срока контрактов – от 3 до 5 лет. В-пятых, не проданные права должны передаваться клубам для самостоятельной продажи.

– Как все это повлияет на сумму контракта?

– Допустим, в Англии BSkyB транслирует матчи (причем не все, а лишь четыре в туре) в прямом эфире. ВВС и только она может в день тура показывать его обзор с нарезкой голов и опасных моментов. Только за это компания платит порядка 400 миллионов долларов. Разбивать продажу медиаправ на сегменты – значит, увеличивать общую сумму доходов, которую получают клубы!

– Но в той же Англии показа матчей премьер-лиги по общедоступным каналам давно уже нет, а телеконтракт – крупнейший в мире. Не находите, что трансляции отдельных матчей по бесплатным каналам, на которых вы настаиваете, автоматически снижают общую сумму соглашения?

– Обзор тура транслирует общедоступная ВВС. Схожая ситуация в Италии. Там разбивка футбола идет аж на пять каналов! Sky Sport показывает прямые трансляции, бесплатная RAI 1 имеет эксклюзивное право на обзор. На следующий день RAI 2 выдает в эфир мощное развлекательно-аналитическое шоу, за которое также платит клубам отдельную сумму, и т.д. В Германии тоже задействовано пять телекомпаний. Все это расширяет телеаудиторию и популяризирует футбол.

– Это не в шоу ли на RAI 2 вы вскоре после победы в Кубке УЕФА выступали?

– В нем самом.

– И что же у итальянцев есть такое, чего нет на телевидении у нас?

– Там были и президенты клубов, и игроки, и тренеры, и политики, и актеры. Это очень интересный срез – как с точки зрения футбольных профессионалов, так и болельщиков, и простых обывателей, которым интересно мнение неспортивных персон. Шоу очень высокорейтинговое, проходит уже на неделе и начинается, по-моему, в 8-9 вечера. У нас я ничего подобного не знаю. А оно, не сбиваясь ни в желтизну, ни в слишком глубокую профессиональную специфику, поднимает интерес страны к футболу.

Хотелось бы, чтобы и у нас одна-две телекомпании показывали матчи в прямом эфире, третья – обзор тура, четвертая – такое шоу. При большом количестве компаний-правообладателей и качество в конкурентной борьбе будет улучшаться, и доход лиги станет иным. Да, требуется огромная работа. Но если резко не поднять доходы от телевидения, мы никогда не сможем соблюдать условия финансового fair play – а значит, быть конкурентоспособными в Европе. Уверен, что задача за два-три года приблизиться к тем же Германии и Франции достижима. Россия – огромная страна с огромными возможностями.

– Осознаете, что наш футбол сегодня – вообще не бизнес?

– Безусловно. Но он должен им стать, другого пути нет. Для этого нужно резко прибавить в двух вещах – помимо телеправ, это так называемые доходы в день матча. То есть продажа билетов, абонементов, атрибутики. Европейские клубы покрывают двумя этими статьями доходов 75% своего бюджета, а наши – лишь 12! А остальные 88 платит собственник, к тому же в 80% клубов – государственный… Какой тут бизнес, какой финансовый fair play?!

Александр БОРОДЮК,
бывший тренер сборной России:
– Прекрасная, своевременная программа, продуманная до мелочей. Чувствуется, что Валерий Газзаев отлично знает российский футбол изнутри, все его болевые точки. Безусловно, отдельные положения программы требуют обсуждения, но очень хотелось бы, чтобы это обсуждение было деловым, оперативным, чтобы программу не заболтали, как у нас часто бывает, чтобы она в ближайшее время получила путевку в жизнь. Может быть, дискуссию по программе возьмет на себя какое-либо популярное спортивное издание. Ведь четыре года, оставшиеся до чемпионата мира, пролетят так, что не заметишь.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

12 сентября 2014, 08:02

С предубеждением отношусь к "мудрому" Газзаеву но согласен с ним как бывший спортсмен что дучшая тренировка- игра

Аватар болельщика Стрельцов
Сообщений: 69748
0
  • +1
  • -1
12 сентября 2014, 08:17

Феномен развития и популярности обеих бундеслиг это прежде всего высочайший уровень жизни немецких граждан, с него нам в первую очередь и нужно брать пример.

Аватар болельщика Леонид КоЛ_1
Сообщений: 8879
0
  • +1
  • -1
Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

16 декабря
15 декабря
Лучший футболист мира?