2 сентября, 2015 - 00:37

Вадим Васильев: Предложения по нашим игрокам были уникальными

Вице-президент «Монако» в эксклюзивном интервью «СЭ» рассказал о нашумевших продажах монегасков почти на 200 миллионов евро.

На днях президент УЕФА Мишель Платини на пресс-конференции после жеребьевки Лиги чемпионов и Лиги Европы в Монако подчеркнул, что лишь три чемпионата нынешним летом резко сократили расходы на трансферы, и один из них — российский. В чемпионате Франции, где в 2015 году больше покупали, чем продавали, один клуб стал белой вороной — опять же, можно сказать, российский. Владелец и президент Дмитрий Рыболовлев и вице-президент Вадим Васильев, ведущий всю операционную деятельность, осуществили несколько многомиллионных продаж своих молодых футболистов.

Казалось, самым крупным из них станет трансфер в «Интер» полузащитника Кондогбья примерно за 38 миллионов евро, но в последний день трансферного окна «Монако» потряс всю Европу продажей в «Манчестер Юнайтед» форварда Марсьяля за 80 миллионов с учетом возможных бонусов. Один из игроков монегасков — конголезский опорник Ндинга — перешел на правах аренды в «Локомотив».

— Летом одного футболиста в Россию вы все-таки отдали — в аренду в «Локомотив» был отпущен 27-летний конголезский хавбек Дельвин Ндинга.

— Это очень хороший игрок, просто у нас не было места для него. Уверен, что Ндинга принесет пользу «Локомотиву». И если он хорошо проявит себя в московском клубе, «Монако» в дальнейшем будет на него рассчитывать.

— В майском интервью «СЭ» вы говорили, что очень хотите приобрести игрока из России — в том числе и для того, чтобы привлечь к «Монако» многочисленную русскоязычную диаспору Лазурного Берега Франции.

— Пока мы в этом вопросе не продвинулись. Хотя внимательно наблюдали за успехами юношеской сборной России на чемпионате Европы U-19 и следим за рядом ее игроков.

— В упорном соперничестве за место в групповом турнире Лиги чемпионов вы уступили «Валенсии». Как расцениваете шансы «Зенита», попавшего в одну группу с ней и с «Лионом», прекрасно знакомым вам по чемпионату Франции?

— Шансы «Зенита», на мой взгляд, хороши. Группа сбалансированная, есть три команды, которые примерно в равной степени вправе рассчитывать на место в плей-офф.

— Вы продали нападающего Марсьяля в «Манчестер Юнайтед» за сумасшедшие 80 миллионов евро. По остальным вашим молодым звездочкам предложения тоже были уникальными?

— По Кондогбья (22-летний полузащитник перешел в «Интер» за 40 миллионов евро. — Прим. И. Р.) — да, уникальным. Хотя мы ожидали, что продадим его больше чем за 30 миллионов. А итоговая сумма стала результатом острой конкуренции между двумя клубами из одного города — «Интера» и «Милана». Она получилась очень медийной. Однажды вечером я в ресторане встречался с представителями «Интера» по Кондогбья — и тут оказалось, что неподалеку ужинал вице-президент «Милана» Адриано Галлиани, который также пожелал со мной встретиться. В общем, борьба была очень жесткой. У «Монако» не было приоритетов — мы уважаем и тех, и других. Предложение «Милана» было даже несколько предпочтительнее, но сам игрок предпочел «Интер».

По Кюрзава и Феррейре-Карраско (они перешли соответственно в «ПСЖ» и «Атлетико». — Прим. И. Р.) предложения были очень хорошими. Игроки хотели сделать в карьере шаг вперед, и мы относимся к этому с уважением.

— А как же играть вам самим?

— Кроме Марсьяля и, пожалуй, Абденнура мы заменили всех. На место Кондогбья к нам из «Челси» перешли в аренду 20-летний Марио Пашалич и 20-летний Адама Траоре, лучший игрок юношеского чемпионата мира нынешнего года в составе сборной Мали. Кюрзава заменит взятый в аренду из мадридского «Реала» Фабиу Коэнтрау.

— Этот вопрос трудно решался?

— Достаточно быстро. Коэнтрау хотел уйти, искал игровое время в клубе высокого уровня. Мы конкурировали за него с «Интером» и выиграли эту борьбу за счет отношений с «Реалом». Причем «Интер» предлагал платную аренду, а мы получили игрока бесплатно. Можно сказать, увели Коэнтрау у «Интера» из-под носа.

— Кто же заменит Марсьяля?

— Мы купили у «Эстудиантеса» 24-летнего аргентинца Каррильо. Ему, конечно, еще нужна адаптация, но он уже начал играть. Также к нам пришли Иван Кавалейру из «Бенфики» и Стефан Эль-Шаарави из «Милана», которые способны играть не только на фланге, но и в центре нападения.

Наконец, восстановился Ласина Траоре (долгое время выступавший в России за «Кубань» и «Анжи». — Прим. И. Р.). Он еще не играет — провел лишь десять минут в матче с «Тулузой», — но тренируется в общей группе и физически уже полностью готов. Поэтому говорить о том, что после продажи Марсьяля у нас в центре нападения осталась зиять дыра, тоже неправильно.

— Кюрзава перешел в «ПСЖ» аккурат на следующий день после того, как вы не смогли попасть в групповой турнир Лиги чемпионов. Из-за невыхода в главный еврокубок вы его и продали?

— Нет, сделка была заключена до ответного матча с «Валенсией». Игрок выходил на него, уже зная, что он — в «ПСЖ». Я пытался разъяснить ему, что это не лучший выбор, поскольку в Париже он будет вторым номером на своей позиции под Максвеллом, что снизит его шансы попасть на домашний чемпионат Европы. Но у игрока была мечта попасть в парижский клуб, и он предпочел принять это предложение.

— Можно сказать, что реформаторский зуд Мишеля Платини, разделившего квалификацию Лиги чемпионов на неравноценные «путь чемпионов» и «путь лиг», по иронии судьбы ударил по представителю родного ему французского первенства — «Монако».

— Не берусь рассуждать на эту глобальную тему. Нас больше волнует то, что как в четвертьфинале последней Лиги чемпионов с «Ювентусом», так и теперь с «Валенсией» мы пострадали от серьезных судейских ошибок в ключевых ситуациях. Не снимаю ответственность с нас самих, но мнение специалистов едино — в обоих случаях мы не получили право на пенальти в ситуациях, которые не могли трактоваться двояко.

Поэтому «Монако» убежден: настало время вводить в футболе видеоповторы. Слишком многое стоит на кону, чтобы оставлять это на усмотрение обычного человеческого глаза. Это живые люди, а на дворе — XXI век с его технологиями, успешно применяющимися во многих видах спорта, но не в футболе.

На днях во время вечера УЕФА в Монако мы обсуждали это с Мишелем Платини. Он по-прежнему придерживается известной всем позиции, что принимать решения в футболе должны люди, а не техника. Но я и ему лично, и публично заявил о позиции нашего клуба по этому вопросу.

— Много ли «Монако» потерял на разнице между тем, что заработает в Лиге Европы и тем, что мог бы заработать в Лиге чемпионов?

— Тут правильнее говорить не «потерял», а «не заработал». Все-таки эти деньги не были нам гарантированы. Более того, мы сверстали бюджет клуба на сезон, исходя из Лиги Европы, тогда как Лига чемпионов стала бы дополнительным бонусом. А не заработали мы из-за этого в районе 25 — 30 миллионов евро.

— Интересна ли вам со спортивной точки зрения Лига Европы? Какую цель там ставите?

— Интересна. Это будет потрясающая обкатка для нашей многочисленной молодежи. К тому же мы надеемся выйти в Лигу чемпионов следующего года — а это можно сделать не только через чемпионат Франции, но и через Лигу Европы. Впрочем, мы попали в сильную компанию — с «Тоттенхэмом», «Андерлехтом» и «Карабахом» — и для начала ставим цель выйти из группы.

Игорь РАБИНЕР из Монако

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

10 ноября
5 ноября
27 октября
26 октября
14 сентября
18 августа
20 июля
7 июля
14 июня
13 июня
12 июня
8 июня
21 мая
21 апреля
4 февраля
3 февраля
Лучший футболист мира?