13 января, 2015 - 17:47

Тайна перехода Широкова из "Спартака" в "Краснодар"

Во вторник «Краснодар» и «Спартак» объявили о переходе Романа Широкова. «СЭ» вспоминает расследование Дмитрия СИМОНОВА о второй аренде капитана сборной России в Краснодар.

Поздно вечером 23 декабря 2014 года владелец «Краснодара» Сергей Галицкий заинтриговал футбольную общественность записью в твиттере: «Болельщики “Краснодара”, мы выполнили план, подписали одного футболиста, но объявим только после подписания личного контракта 15 января». После чего «СЭ» начал трансферное расследование.

Болельщики Краснодара,мы выполнили план,подписали одного футболиста,но объявим только после подписания личного контракта 15 января

В итоге во второй половине вчерашнего дня сразу несколько авторитетных источников в российском футболе подтвердили: в «Спартаке» принято принципиальное решение на время расстаться со звездой, и «Краснодар» арендует Широкова на весеннюю часть сезона. Тот самый случай, когда ларчик открывался просто. Ведь по целому ряду причин у многих людей, прочитавших таинственный твит Галицкого, первая мысль была именно о Широкове.

Официальных подтверждений от клубов и футболиста пока не последовало. Но показательно, что не прозвучало и гневных опровержений — со всех сторон сплошное молчание. В неофициальных беседах представители клубов тоже предпочитали отшучиваться: «Вы все узнаете 15 января» (игрок как раз выйдет из отпуска, а «Краснодар» приступит к подготовке к сезону). Агент Широкова Арсен Минасов ограничился дипломатичным заявлением для ТАСС: «Мне об этом ничего не известно». Все верно, и никакого обмана. Де-юре ведь трансфер еще не завершен.

Де-факто же все договоренности, в том числе финансовые, достигнуты. Сделать это было нетрудно, ведь Широков знаком с возможностями «Краснодара» и восхищен его инфраструктурой, а «Краснодару» известны требования и запросы Широкова. Три месяца, проведенные в составе «быков», можно теперь считать первым свиданием. Инвестицией в дальнейшую семейную и, хочется верить, счастливую жизнь.

Нельзя сказать, что тогда, весной 2014-го, Широков и «Краснодар» были прямо-таки в восторге друг от друга. Полузащитник, во многом из-за недолеченной травмы, сыграл в восьми матчах, забил три мяча, сделал несколько голевых передач — не провал, конечно, но и не феерия. Зато игрок и клуб познакомились, присмотрелись, принюхались. Почувствовали, что рано или поздно можно снова встретиться…

Нельзя не упомянуть и о том, насколько беспроигрышные управленческие ходы совершил Галицкий минувшим летом, когда сначала предложил Широкову, который в тот момент был без контракта на руках, по дружбе пройти курс восстановления в шикарном реабилитационном центре «Краснодара». «Конечно, при таком отношении надо было оставаться, — вспоминал потом Широков на страницах “СЭ”, в “Разговоре по пятницам”. — Но я уже нацелился домой. Два года мечтал вернуться. Галицкого сразу предупредил: “На первом месте для меня Москва”. Однако бизнесмен не стал обижаться на отказ и, наоборот, пожелал Роману удачи, а после матчей “Спартака” не уставал говорить в его адрес комплименты. И вот сейчас Широков уже точно не мог ответить “нет”, так что несколько актов доброй воли превратились в гарантию дальнейшего сотрудничества.

Впрочем, при всем уважении к молодому и прогрессирующему клубу “Краснодар”, многих читателей волнует вовсе не его судьба. Ведь Широков ушел из народной команды, “Спартака”, где с ним поначалу связывали большие надежды, в том числе на возрождение спартаковского футбола, нашей футбольной классики. Но на сегодняшний день потенциальный наследник Черенкова, Мостового, Цымбаларя, Аленичева, Титова не оставил в истории великого клуба вообще никакого следа.

Тем не менее от их расставания радостнее, веселее и лучше станет, похоже, всем. Именно аренду в “Краснодаре” автор этих строк еще две недели назад в заметке “Хождение по мукам” называл наиболее реалистичным и оптимистичным сценарием развития событий.

Хочу сразу пояснить. То, что у Широкова и “Спартака” вот так сразу не сложилось, — это нехорошо. Но когда, например, на город идет цунами, у людей два выхода: либо бежать, покидая жилища, которые будут разрушены, и благодаря этому остаться в живых, либо сесть на диван, закрыть глаза и отдать концы. Широков и “Спартак” решили выжить.

На мой взгляд, крест на краткосрочных перспективах Широкова в красно-белом клубе был поставлен в день декабрьской игры “Спартак” — “Урал”, когда Роман перешел от тонких и ироничных подколок к конкретному и осознанному нарушению корпоративной этики. Напомню, футболист отказался признавать наличие у себя травмы, хотя о ней в рамках солидарности говорили и Мурат Якин, и представители клуба, и даже Леонид Федун. Получилась “шапка-невидимка”, версия 2.0. После той вербальной атаки на Лучано Спаллетти дни Широкова в “Зените” были сочтены. Теперь история, по сути, повторилась.

Ключевым, однако, представляется даже не которая по счету выходка игрока, а заявление Федуна после “Урала”: Якин продолжает работать. Из двух медведей в берлоге хозяин “Спартака” выбрал тренера. А раз так, предстояло убрать Широкова, потому что дальше сосуществовать они не могли. А насильственное продолжение сотрудничества грозило окончательно похоронить и без того тяжелый сезон.

У Широкова аллергия на футбол по Якину, и это неизлечимо. Тренера не мог не раздражать игрок с длинным языком и полным отвращением к его игровой концепции. Якин вроде как просил у Федуна, словно у Деда Мороза, на Новый год двух игроков, Салаха и Фрая. Но и подарку в виде расставания с Широковым швейцарец, предполагаю, втайне будет рад. Кто-то будет заламывать руки — такого игрока-золотую рыбку отпустили! Но руку надо ампутировать, если в ней начинается гангрена, даже несмотря на то, что это — рука.

Налицо, конечно, управленческая ошибка: странно, что в “Спартаке” заранее не оценили, подходят ли друг другу философии Широкова и Якина, двух главных летних приобретений, двух личностей, важнейших персон. Помню, на институтских военных сборах нас в первый вечер накормили манной кашей с какой-то непонятной рыбой, после чего половину роты всю ночь тошнило (участь, к счастью, миновала меня, потому что я отстранился от каши). После этого наш полковник Лясин запретил совмещать кашу с рыбой. Но в “Спартаке” не нашлось своего полковника Лясина, что логично, ведь переходы к красно-белым Широкова и Якина организовывали разные люди, так что принцип “разделяй и властвуй” повернулся своей темной стороной.

Но ничего, еще не поздно многое исправить. И уж тем более рановато объявлять Якина победителем: он выиграл только первый тайм. А важен результат на табло после финального свистка. Он, скорее всего, прозвучит в мае. Если Якин выступит неудачно (и особенно если уступит в том числе широковскому “Краснодару”…), с ним, полагаю, расстанутся. Тем более что разорвать двухлетний контракт по истечении года можно будет на более комфортных для клуба условиях. И вот тогда-то Широков вернется в “Спартак” на красно-белом коне, попадет в объятия условного Аленичева, и заживут они долго и счастливо, и играть будут во всеми любимый, спартаковский, широковский, короче, атакующий футбол с комбинациями вместо забросов из обороны на форварда вперед, “авось зацепится”! А Галицкий будет вспоминать, роняя слезы, как Фрекен Бок: “Он улетел, но обещал вернуться…”

Если же Якин вдруг окажется и правда хорош, то Широков сможет окончательно узаконить отношения с “Краснодаром” и доиграть там до старости. Вдруг и город Краснодар к тому моменту станет милее Москвы…

“Краснодар”, между прочим, тоже не обошелся без потерь. Пусть не катализатором, но одним из аргументов в пользу возвращения Широкова стало грядущее расставание с Мамаевым, который испортил отношения с руководством (подробности не разглашаются). Его будут либо продавать, либо обменивать, либо отправят на перевоспитание в дубль. Свои недовольные появляются даже в, казалось бы, самой дружной семье.

На мой взгляд, самое важное, что Широков получит на новом-старом месте — это не пресловутый футбол во славу атаки, не хорошая база, не комфортабельный автобус, не деньги (они сопоставимы со “Спартаком”) и даже не турнирные перспективы (тогда уж следовало выбирать ЦСКА или оставаться в “Зените”). Главное — это отношение. Пиетет. Чего в московской команде не было. Тот самый случай, когда принцип “Мы — „Спартак“, а вы…” сыграл против самого “Спартака”, быть выше которого по умолчанию никто и ничто не может. Заявив однажды о том, что “Спартак” играет как-то не так, Широков, думаю, с удивлением обнаружил, что его ожидания — это его проблемы, а его мнение никому не интересно. Да и Якин — сам себе режиссер, он строит то, что считает правильным, не обращая внимания на недовольство звезды локального масштаба, которым Широков с его, якинской, точки зрения является.

А Галицкий и “Краснодар” — совсем другое дело. Там понимают: когда клуб расположен не в одной из двух столиц и ему нет и десяти лет от роду, нужно не кидаться понтами, а убеждать и подстраиваться, одаривая душевным теплом даже самых строптивых. Лучший полевой игрок России нескольких предыдущих лет, Широков своими достижениями, талантом и трудом заслужил право, чтобы его называли великим. Галицкий и называет — даже когда Роман забивал голы за “Спартак”.

Уж как минимум возможность и дальше считаться великим “Краснодар” Широкову гарантирует. Так пусть у всех будет на душе светло и спокойно. Как-никак, наступает Новый год.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

14 декабря
Лучший футболист мира?