17 ноября, 2017 - 16:20

Столичный футбол. Как чемпионат Беларуси может превратиться в первенство Минской области

За широкое представительство регионов в высшей лиге бьются не первый год. И не первый год борьба выглядит проигранной. Новополоцкий «Нафтан» уже покинул высшую лигу. Составить ему компанию может еще один самобытный представитель регионов — мозырская «Славия». В обратном направлении уверенно следуют Минск и пристоличье. «Луч» уже там, за вторую путевку спорят «Торпедо» с минской улицы Котовского и близлежащие «Смолевичи». Из 16 команд «вышки» 6 могут в сезоне-2018 представлять столицу. И сразу 11 — Минскую область. «Регионы» в виде пяти делегатов областных центров окажутся явным меньшинством. За это белорусский футбол снова будут сильно критиковать.

У НИХ И У НАС

Хотя назвать эту ситуацию аномалией трудно. В мировом футболе немало лиг с солидным столичным представительством. Самое простое: в английской премьер-лиге — пять лондонских клубов. Плюс «Уотфорд» — номинально это уже Хартфордшир, но до «Викаридж Роуд» можно спокойно доехать на лондонском метро. Итого — 6 из 20. В испанской «примере» — два мадридских суперклуба и два примадридских, до которых 15 минут на метро. В македонском Скопье базируются 4 клуба из 10 высшедивизионных в сезоне-2017/18. В Черногории 3 из 10 — из Подгорицы.

В Греции 3 команды из собственно Афин. Еще две — «Аполлон Смирна» и «Атромитос» — из самого ближайшего пригорода. Да и «Олимпиакос», сколько ни пиши рядом с ним в скобках «Пирей», — это очень недалеко от Акрополя. Итого — 6 команд из столичной агломерации из 16 возможных.

В Сербии — та же история: 6 из 16. С той лишь разницей, что и «Црвена Звезда», и «Партизан», и «Рад», и «Вождовац», и «Земун», и «Чукарички» — даже не из предместий. Все помещаются в пределах городской черты.

Из практики других континентов. Алжир: 6 из 16 в столице. Иран — 5 из 16 в Тегеране. Еще больше пропорция столичных и нестоличных — в Египте. Там из 18 команд ровно половина представляют Каир. Токийская агломерация — дом для 7 из 18 команд «Джей-лиги» в сезоне-2017. Расстояния здесь побольше, чем в Лондоне, но все эти клубы — от ФК «Токио» до «Касимы Антлерз» — так называемая Greater Tokyo Area, территория Большого Токио.

Есть и более радикальные примеры. Аргентина, скажем. Чудная схема проведения, 28 команд в таблице, и из них — сразу 14 (!) из Буэнос-Айреса и его окрестностей. Или поистине удивительная ситуация — чемпионат Уругвая. Из 16 команд 13 (!) представляют Монтевидео.

ДЕНЬГИ РЕШАЮТ

Везде хотят расширять географию — это приятно, полезно, разумно и перспективно. Это альфа массовости и омега популяризации. Любой детский тренер и взрослый футболист скажет вам, что охват должен быть максимальным — от центральных проспектов столицы до любых деревень на окраине, где шевелится жизнь. И тогда футбол будет красивым и здоровым, а иначе никак.

В теории все верно, но на практике география футбола сама по себе не расширяется и не сужается. Ее регулирует экономика. Большая игра требует больших вложений. А столицы — экономические центры в большинстве стран. Здесь проще отыскать единомышленников, спонсоров, здесь хотят жить футболисты и жены футболистов, здесь пресловутый «движ», необходимый всему культурно-развлекательному в мире. В конце концов, здесь просто много народу.

Представьте: из 11 млн. греческого населения более 4 млн. проживает в Афинах и их пригородах. В «Белградском районе» Сербии — 1,6 млн. из 7 млн. в стране. Из 3,5 млн. уругвайцев 1,3 млн. — жители Монтевидео.

И так было всегда и везде. Футбольный клуб нигде и никогда не был градообразующим предприятием. Наоборот: чем больше в городе условного хлеба, тем сильнее это провоцировало рост спроса на зрелища.

Посмотрите на футбольную карту Англии: даже в стране, где футбол любят горячо и относительно равномерно, топ-клубы росли и развивались там, где были деньги. Некогда крупнейший порт мира Ливерпуль, некогда текстильная столица мира Манчестер, некогда угольная столица Европы Ньюкасл, некогда второй город империи Бирмингем. Клубики «на пустом месте» вроде «Хаддерсфилда» или «Бернли» давно не составляют в премьер-лиге большинства.

Огромный кусок земли на юге — аграрный полуостров Корнуолл со старым Девонширом, где инспектор Лестрейд удачно стрелял в собаку Баскервиллей, — имеет представительство только в третьем английском дивизионе в виде очень скромного «Плимута». И по-другому никак: там ведь ни денег, ни населения.

КАК ЕЕ РАСШИРИТЬ?

Белорусская футбольная география от английской ничем не отличается. Подавляющее большинство побывавших в «вышке» клубов имеют или имели основой конкретный экономический паровоз, с клубом почти тождественный. «Гранит» — это микашевичский карьер, «Нафтан» и «Славия» — нефтепереработка, «Белшина» — это покрышки и вообще крупнейший город страны после областных центров. «Городея» и «Слуцк» — сахарные заводы, «Шахтер» — калийные копи, «Торпедо» — белазовские большегрузы. Но экономические проблемы регионов немедленно распространяются и на клубы.

Минскоцентричность белорусского футбола — логичное продолжение минскоцентричности отечественной экономики: все деньги там.
Минск хорош для любой, в том числе легионерской, жизни. Поэтому команды, находящиеся даже в радиусе 100 километров от него, имеют важнейшее преимущество. Которым и пользуются.

«Городея» в одноименном городском поселке появляется только на матчи — и это логично: там трудно найти и жилье, и условия для тренировок, и развлечения по выходным. Футболисты «Слуцка», «Шахтера», БАТЭ, «Торпедо» — БелАЗа в той или иной степени также тяготеют к Минску. Точно так же, как игроки «Вест Бромвич Альбион» живут в Бирмингеме, футболисты «Ланса» — в Лилле, а рыба — где глубже. Ливерпульские болельщики жалуются, что игроки «Ливерпуля» и «Эвертона» ездят на шопинг в Манчестер, но с этим никто не может ничего поделать.

Любая футбольная география всегда будет привязана не к абстрактному желанию ее расширить, а к конкретным экономическим возможностям конкретных городов. Белорусская — не исключение. Вариант, при котором команды высшей лиги за пределами Минской области не потянет никто, кроме областных центров, вполне нормален. Да и там есть всякие нюансы вроде разницы в налоговом законодательстве каждого отдельного региона.

В Минске всегда денег на футбол будет больше, чем в условном Слониме, как ни расширяй до него географию. Создать «Крумкачы» будет всегда перспективнее в столице. Да, им сейчас непросто, но они гораздо успешнее, чем их могилевский аналог — сошедшее с круга «Торпедо». Хотя там ведь тоже изначально были и верные идеи, и креатив. «Ислочь» держится, потому что она хоть и район, но минский. А не Верхнедвинский, например. Или Клецкий.

Расширим «вышку» до 18 команд — и не факт, что и это расширение, вопреки географическим надеждам, вновь произойдет не за счет Минска и области. Хотя до Монтевидео все равно ведь во всех смыслах далеко.

Кстати, дальше всего в очень важном пункте — стадионном. Представьте: в столице Уругвая 13 команд в их «примере», но у каждой (!) есть отдельный стадион. От 40-тысячника у «Пеньяроля» до 4,5-тысячника у «Расинга». Никто ни с кем не сожительствует. Как, кстати, и в Буэнос-Айресе. Почему-то на этот счет люди заморачиваются. Хотя могли бы пару-тройку искусственных полей положить и играть. Впрочем, это совсем другая история, к сегодняшнему уроку футбольной географии отношения не имеющая.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

15 декабря
Лучший футболист мира?