22 августа, 2014 - 17:19

Сесар Навас: "Бурлак и Кверквелия называют меня дедушкой"

Испанский защитник «Рубина» – один из трех игроков, наряду с Гекденизом Караденизом и Сергеем Рыжиковым, связующих золотую эпоху клуба и его неясную, непредсказуемую современность.

Евгений ЗЫРЯНКИН

из Казани

РАНО ПРОЩАТЬСЯ

– У футболистов и тренеров «Рубина» появилась мантра, которую они повторяют на каждом углу: команда должна вернуть себе былые позиции. Вы действительно верите, что это возможно?

– За призовые места «Рубину» сейчас, конечно, бороться не по силам, это нужно признать. Есть немало команд сильнее нашей. Но перед нами стоит цель – по итогам этого сезона попасть в Лигу Европы. И я уверен, что ее реально достичь.

– Без еврокубков скучно?

– Как профессионалу – очень. Международные матчи и перспективы дают хороший стимул еще больше работать на тренировках, да и играть в них интересно. Но есть и положительный момент: когда нет еврокубков, можно больше времени проводить с семьей (смеется). Такого раньше не было – все пять лет, что я в «Рубине».

– Пять лет под руководством одного тренера – и вдруг резкая перемена. Тяжело было привыкать к новым инструкциям?

– Когда приходит новый тренер, поначалу всегда сложно. Не всегда понятны требования и принципы игры. Особенно сложно установить командные взаимодействия, отразить на поле то, что хочет тренер. Индивидуально адаптироваться намного проще.

– Год назад, когда в «Рубине» бушевали ветра перемен, вы признавались, что вам некомфортно в клубе, и виноват в этом теперь уже бывший гендиректор Громов. Сейчас лучше?

– Да, тогда действительно были большие проблемы. Причем я не хотел уходить из «Рубина», но ситуация могла привести к этому. Не хотел бы вдаваться в подробности – зачем ворошить прошлое? Главное, что все уже наладилось, подписан новый контракт, пока на один год.

– Вы рассчитывали на двухгодичный. Планируете играть в «Рубине» до завершения карьеры?

– Да, если получится. Но я не хочу заканчивать ее в следующем году. Надеюсь поиграть еще некоторое время.

– Мы тоже этого не хотим – нам нравится ваша игра. При этом всегда удивляет, что футболист такого класса порой остается в запасе, как это случилось весной в матче с «Бетисом» или в первом туре нынешнего чемпионата со «Спартаком»…

– Могу объяснить это только тем, что в клубе на моей позиции есть еще два отличных игрока не ниже моего уровня – Саломон Кверквелия и Тарас Бурлак. Тренер имеет право выбирать и решать, кто из нас выйдет на поле в очередном матче. Проблемы в этом не вижу.

ВСЕ РУССКИЕ

– Как реагируете, видя со скамейки или с трибуны ошибки молодых?

– В таких случаях всегда хочется помочь команде. Поэтому после игры мы с ребятами собираемся вместе и обсуждаем неудачные эпизоды. Бывает, подсказываю Тарасу и Саломону какие-то нюансы и тонкости.

– То есть вы для них наставник, гуру?

– Это лучше у них спросить, как они считают. Они меня вообще дедушкой зовут (смеется).

– Контракт с «Рубином» вы продлили уже второй раз, хотя у вас были приглашения от испанских клубов. Что удержало в Казани при всей любви к родине?

– А я никогда и не говорил, что в восторге от Испании, и мне там комфортно. Может быть, сразу после переезда в Россию и были какие-то неудобства. Все-таки другой культурный контекст, атмосфера другая. Но после пяти лет, прожитых здесь, я себя немного странно чувствую, когда приезжаю домой, в Испанию. А в Казани мне очень уютно. Уровень клуба высокий, уровень жизни тоже. Поэтому я и не уехал в 2011 году, хотя появлялись интересные варианты, например, «Севилья». А сейчас хороших предложений вообще не было.

– Однажды в интервью испанской газете AS вы сравнили Россию с Испанией семидесятых годов. Мол, дикий край…

– Ту фразу выдернули из контекста. Она была сказана о Грозном, где я нашел на поле три автоматные гильзы. С тех пор многое поменялось и в самом Грозном, причем в лучшую сторону, а про Россию я вообще не собирался ничего подобного говорить. К тому же она тоже меняется буквально на глазах, здесь стало намного удобнее жить. Конечно, между российскими городами еще заметна разница. Есть очень развитые, космополитичные, как Москва или Казань, есть и похуже. Но в целом Россия – современная, прекрасная страна.

– Люди здесь тоже отличаются – национальностью, вероисповеданием. А вы замечаете эту разницу?

– Вообще никак. Даже не знаю, каким способом вас можно отличать друг от друга на улице. Жители России для меня все – русские.

– Провокационный вопрос: русские – агрессоры?

– Да ну что вы! Абсолютно чудесные люди, на меня еще никто не нападал на улице, не захватывал, не порабощал (смеется). А если говорить о политической ситуации, то это очень тонкий вопрос. Всю информацию о событиях в мире я получаю через прессу, а она никогда не скажет всей правды. Поэтому не возьмусь оценивать.

СОГЛАСЕН С БЕРДЫЕВЫМ

– Испанские СМИ вас расспрашивают о России?

– С тех пор как переехал сюда, обо мне редко вспоминают. Когда играл в Испании, звонили постоянно. Бесконечные интервью, пресс-конференции. Там это на грани помешательства. А к чемпионату России на моей родине интереса нет.

– Как же вы решились сюда поехать? Что это было – авантюра, поиск острых ощущений?

– Поиск хорошего футбола и новых высот в карьере. «Рубин» на тот момент был чемпионом страны, готовился дебютировать в Лиге чемпионов. И когда поступило предложение, даже не задумывался: а как, а что? Решение принял спонтанно.

– А ведь могли играть за «Атлетико». Интерес к вам был.

– Я сейчас чувствую себя счастливым. Значит, все было сделано правильно.

– То есть душевный комфорт важнее турнирных успехов?

– Правильнее сказать, в целом я счастлив, а в эпизодах, когда мы проигрываем, бывает очень грустно и неприятно.

– Тем временем «Рубин» и особенно «Краснодар» провозгласили приоритет зрелищного футбола перед результатом. Лучше, мол, проиграть красиво, чем выиграть так, что все вокруг плюются.

– Я думаю, командные задачи все-таки формулируются иначе. Цель в любом случае – побеждать. Просто главный тренер и руководство клуба выбирают для этого именно такие, атакующие методы.

– Вам как защитнику какой футбол больше нравится – атакующий или оборонительный? Защищаться вдесятером или втроем?

– Мало ли, что мне нравится. Я же не тренер, чтобы определять стиль игры. Я профессиональный футболист. Что от меня потребуют, то и буду выполнять.

– Тогда поделитесь тактическим соображением: в чем отличие системы с тремя центральными защитниками, входящей нынче в моду, от «классики» с двумя? Курбан Бердыев говорил, что три защитника дают больше возможностей для атаки.

– Принципиальной разницы нет. Главное – отработать эту систему на тренировках, чтобы четко использовать в игре. А говорить про возможности в атаке лучше тренерам. У меня, конечно, есть идеи, есть свое видение футбола, я вам об этом могу часа три рассказывать. Но я всего лишь игрок.

– Так нам и интересно мнение игрока. Требования тренера относятся к конкретной команде, а взгляды игрока – к футболу в целом. Никаких нестыковок в этом нет.

– Ладно. Если вы так настаиваете – сдаюсь (смеется). Но только в этом вопросе. Я был согласен с Бердыевым, что с тремя защитниками открывается больше перспектив в атаке. Но за конкретикой ко мне лучше обратиться, когда я перестану играть в футбол.

ОТПУСК БЕЗ ФУТБОЛА

– Многие специалисты и болельщики считают Бердыева лучшим тренером России. Согласны?

– Лучше всяких слов говорят результаты. Он вывел «Рубин» в премьер-лигу, сделал его сильнейшим в стране, поднял до уровня Лиги чемпионов. Для Казани он кумир. Так что если Бердыев и не лучший, то один из лучших – точно. Удивляет, что он по-прежнему нигде не работает.

– Мы в «СЭ» после чемпионата мира сделали веселый материал: чего добились бы со сборной России другие тренеры. Я сочинял как раз про Бердыева и предположил, что в оборону он обязательно привлек бы вас. Отсюда вопрос: вы бы приняли российское гражданство, если б вам предложили играть за нашу сборную?

– Интересная мысль. Сейчас я уже, конечно, слишком возрастной игрок для такого предложения, но если бы оно когда-нибудь поступило, я бы над ним обязательно подумал. Почему нет?

– Возрастной? Уверяю вас, в защите сборной России вы нашли бы, кого называть дедушкой.

– Смешно. Но, наверное, уже не получится.

– Чем вам запомнился чемпионат мира?

– Разочарованием (смеется). Я смотрел только матчи сборной Испании и после второго так расстроился, что больше уже ничего не смотрел. Не мог предположить, что Испания так быстро вылетит.

– Из вашего ответа следует, что за Россией вы не следили.

– Совсем, да. Поэтому не могу ничего сказать об ее выступлении. Дело не в отсутствии интереса – просто в отпуске я стараюсь вообще не смотреть футбол. Мне его хватает в «рабочее время». А каникулы даны для отдыха, не для футбола. Да и жена дома не разрешает мне его смотреть (смеется).

– Заставляет вместе с ней смотреть сериалы?

– С недавних пор у меня дома другое занятие: после того как родился Лука, все свободное время уделяю только ему.

– Ваша семья уже обосновалась в Казани?

– Пока живем на две страны. Но стараемся проводить здесь побольше времени.

– А слышали о наших прежних нравах, когда спортсменов закрывали на базах, и они проводили там до трехсот дней в году?

– (Ошеломленно.) Это правда?

– Истинная. Виделись с женами раз-два в месяц да в отпуске. И ничего, клубы еврокубки выигрывали, сборные СССР чемпионами становились. Хоккеисты вообще непобедимые были.

— (Под всеобщий хохот.) Я бы не стал играть за такую команду. Лучше уж машинистом поезда работать… Не бывает таких спортивных целей, ради которых стоит идти на эти лишения. Сначала жизнь, потом уже работа.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

24 января
23 января
Лучший футболист мира?