19 декабря, 2014 - 23:31

Сергей Семак: До сих пор не понимаю, почему Капелло меня позвал

Тренер «Зенита» и сборной России в интервью «СЭ» подвел итоги года.

КАПЕЛЛО ПРИГЛАСИЛ НА УЖИН

- Давайте начнем с того, что в этом году у вас появилась еще одна дополнительная нагрузка — сборная. Причем сложилось впечатление, что вы с Игорем Симутенковым оказались в ней как-то стремительно — сразу после матча «Зенита» с «Локомотивом» в Москве.

— Не совсем так, но решение действительно было принято после «Локомотива». Просто время поджимало: уже на следующий день начинался сбор национальной команды.

Насколько я знаю, у Фабио Капелло было несколько кандидатов, с которыми он встречался, знакомился. Кто-то отказывался по тем или иным причинам. Все-таки не каждый тренер премьер-лиги бросит работу и пойдет помощником к Капелло или упустит возможность возглавить клуб и работать каждый день.

При этом Фабио нужен был человек, знающий итальянский язык. Поэтому кандидатура Игоря Симутенкова лично у меня сомнений не вызывала. Быть ассистентом Капелло для него — хороший вариант.

А вот почему я? До сих пор не понимаю. Может, уже не оставалось вариантов из тех, кто был на слуху? Так или иначе, мне поступило предложение.

Капелло предложил встретиться за ужином. Мы познакомились, поговорили. Он рассказал о своих требованиях к помощникам, я со своей стороны подчеркнул, что речь может идти только о совмещении, потому что моя семья и основная работа в Петербурге. Потом был разговор с руководством «Зенита». Генеральный директор клуба Максим Митрофанов не возражал. Как и Виллаш-Боаш, который поддержал эту идею.

- Но ведь официально вас назначили как раз после «Локомотива»…

— Еще перед той игрой я встретился с Николаем Толстых, он сделал определенное предложение, обрисовал наши задачи. Но решение в тот момент принято не было. Ударили по рукам после «Локо» и поехали в расположение национальной команды. Хотя вообще-то мы с Симутенковым собирались домой, в Питер. Николай Александрович убедил, что надо остаться и сразу приступить к новой работе.

- Что это для вас такое — работа в сборной?

— Во-первых, это большая честь. Во-вторых, возможность быть рядом с очень хорошим специалистом, который за свою тренерскую карьеру выиграл много титулов. Я, начинающий тренер, должен сейчас, словно губка, впитывать как можно больше информации. Перенимать опыт.

Мне очень интересно. И в сборной, и в клубе. К тому же наше отсутствие в расположении «Зенита» приходится в основном на выходные, потому что это паузы на игры национальных сборных. Так что много мы не теряем, и к тому же у Виллаш-Боаша есть и другие помощники, что позволяет отсутствовать некоторое время.

- Симутенков на первой же тренировке сборной сказал журналистам: мол, я тут просто переводчик, а Сергей человек харизматический.

— Это он, конечно, поскромничал. Всё наоборот, я думаю.

ПАНУЧЧИ? КОГДА ГОВОРИШЬ ГАДОСТИ, НАДО ДЕЛАТЬ ЭТО В ЛИЦО

- В чем конкретно заключаются ваши обязанности в сборной?

— Что касается вопросов селекции, то это компетенция Капелло и Чинквини. Они просматривают очень много матчей, практически каждый тур — по две-три встречи вживую.

Нас с Симутенковым порой просят уделить особое внимание игре какого-нибудь конкретного футболиста, последить за ним специально в матче за клуб. А еще мы делимся своими мыслями по поводу соперников «Зенита», ведь перед каждым матчем тщательно изучаем ту или иную команду. Отслеживаем, кто сколько времени провел на поле, какие у конкретных игроков были моменты.

А в остальном это, конечно, помощь во время тренировочных занятий при подготовке к игре. То, что практически всегда лежит на плечах любого помощника главного тренера в клубах премьер-лиги. Чтобы главный мог сконцентрироваться на более важных вещах, чем организационные или какие-то другие моменты.

- В каких случаях Капелло с вами советуется?

— По необходимости. Ситуации же разные бывают. Если все складывается хорошо и никаких сомнений у тренера нет, то он и не будет ничего спрашивать. А если есть какой-то вопрос, то мы общаемся, обсуждаем.

Кстати, Капелло нам очень много рассказывает, вспоминает ситуации, которые у него были, говорит, с чем ему пришлось сталкиваться в его работе. Объясняет, почему предпочитает ту или иную схему, делится мыслями по развитию российского футбола.

Кто бы что ни говорил про Капелло и Чинквини, они очень переживают за наш футбол, за молодых игроков, за их рост. И постоянно думают, как и что можно изменить к лучшему. Сами знаете, не ошибается только тот, кто ничего не делает. А чтобы найти верное решение, нужно пробовать, не бояться.

Что касается финансовых обязательств, то Капелло крайне расстраивает повышенное внимание именно к этому вопросу. Что эта тема постоянно поднимается. И, кстати, не только относительно самого Капелло, но и успехов того же «Зенита» сквозь призму финансовых вливаний.

Помню, на пресс-конференции перед игрой с Венгрией Фабио очень расстроился из-за того, что ему не задали ни одного футбольного вопроса. Он привык больше рассуждать о сугубо футбольных вещах, тем более что раньше работал в странах, где не уделяют деньгам столь повышенного внимания.

- С Капелло сложно общаться — или, наоборот, легко?

— Легко. Может быть, это не так чувствуют игроки: им он кажется строгим тренером, который ставит дисциплину во главу угла. А с нами Капелло ведет себя абсолютно по-партнерски, иногда даже по-приятельски — с учетом разницы в возрасте, конечно. Много рассказывает о своей жизни. Это очень открытый человек, с которым можно поговорить на любые темы.

- Высказывал ли Капелло свое отношение к скандальному интервью Кристиана Пануччи?

— Считаю, что когда говоришь гадости, надо делать это в лицо. Но вы учтите, что я что-то знаю, а чего-то нет. По словам Капелло, он хотел лично встретиться с Пануччи. А какой между ними в итоге состоялся разговор — мне неизвестно.

- Лично вы удивились тому, что сказал Пануччи?

— Удивило время, которое было выбрано для этого интервью. Мне непонятна сама ситуация: ты долго работаешь с тренером, помогаешь ему, у вас хорошие отношения, так как же можно ставить его в известность о том, что ты прекращаешь работу, перед важной игрой, практически перед вылетом на сборы? Но опять же это исключительно моя позиция. У них она может быть другой.

Считаю, можно было обратиться к тому же Капелло и к Толстых, который обсуждал вариант заключения новых контрактов. Насколько я слышал, и Пануччи, и Нери предлагалось продлить соглашения. Почему переговоры не увенчались успехом — не знаю. Какую-то из сторон что-то не устроило.

МЫ НЕ ХУЖЕ ШВЕЦИИ И АВСТРИИ

- Что происходит со сборной в глобальном смысле? У нас действительно есть все, кроме результата? Или в разгаре серьезный процесс перестройки, и болельщиков стоит предупредить: «Ребята, пока не надо ждать чудес»?

— Чудес действительно ждать не нужно. Нужно в них верить. На мой взгляд, игра нынешней сборной не лучше, но и не хуже по сравнению с предыдущим циклом. Были какие-то всплески, но средний уровень не особо изменился. Хотя индивидуальное мастерство футболистов, которые играли в предыдущем цикле, на мой взгляд, все-таки выше. Плюс они были более опытными, прошли огонь и воду в Лиге чемпионов, со сборной России играли в финальных стадиях крупных турниров… Потому команда была более качественная и опытная.

Сейчас, сквозь призму подготовки сборной к 2018 году, выбран путь омоложения состава, есть желание просмотреть как можно больше кандидатов. Поэтому иногда мы видим в команде игроков, которые в своих клубах не то что не являются лидерами, а даже не всегда попадают в стартовый состав. Хотим мы или нет, но сейчас ведущие роли почти во всех наших топ-клубах в основном занимают легионеры…

В общем, говорить о том, что сборная может играть на другом уровне, наверное, сложно. Но она должна играть лучше. Выходя на поле в майке сборной, каждый должен помнить, что защищает честь нашей большой страны. А учитывая нынешнюю сложную ситуацию как в экономике, так и в политике, и вовсе прилагать максимум усилий. По большому счету умирать в каждом матче.

- Какова атмосфера внутри сборной?

— Абсолютно нормальная, отношения между игроками очень хорошие. Хочу подчеркнуть: я не вижу какого-то завинчивания гаек или чего-то такого. Да, не хватает результата. Он прибавил бы ребятам уверенности. Нам надо набраться терпения и работать, работать!

На мой взгляд, в игре сборной иногда присутствует некая скованность, неуверенность, которая мешает игрокам. С чем это связано, надо разбираться. Чтобы, с одной стороны, выходили на матч собранные, но чтобы это не мешало играть в футбол. Ведь надо получать удовольствие от того, что ты делаешь.

Мы не хуже наших конкурентов по группе — Швеции, Австрии… Но в каких-то моментах пока все же уступаем. Например, в агрессивности. Но в целом условия для всех абсолютно равные.

- Но Молдавию-то надо было обыгрывать… Этот матч как раз и повлиял на нынешнее негативное отношение к сборной.

— Безусловно. Потеряли концентрацию — и это сыграло с нами злую шутку. Тоже урок: нужно проявлять немецкие хладнокровие и характер, не давать сопернику шанса как-то изменить ход матча.

Мы старались. Ни об одном футболисте в том матче я не могу сказать, что он не хотел играть. Что-то получалось, что-то, к сожалению, нет. И нам еще предстоит разбираться, как взламывать такую насыщенную оборону. Но я не вижу какой-то трагедии или катастрофы в той же игре с Молдавией. Это просто несчастный случай, связанный, возможно, с небольшой недооценкой соперника.

А с другой стороны, та невнимательность, которая привела к голу, потеря концентрации, пусть и на какие-то мгновения, на таком уровне имеет очень и очень большое значение.

ДЕНЬГИ ЕСТЬ, А РЕЗУЛЬТАТА НЕТ

- К вашему мнению прислушиваются болельщики всех клубов без исключения. Как им относиться к результатам главной команды страны?

— Любая конструктивная критика идет на пользу — и команде, и каждому человеку. Но мы имеем ту сборную, которая у нас есть. Других футболистов нет. Значит, нужно набраться терпения, верить, ждать и поддерживать команду. А команда, в свою очередь, должна повернуться лицом к обществу — быть единым целым с болельщиками.

Сборная России — флагман того футбола, что у нас есть. В силу разных причин она, увы, отделилась от общества, от других видов спорта. Там есть результат при меньшем финансировании, а в футболе есть деньги, а результата нет. Это вызывает некую дисгармонию в восприятии сборной.

На мой взгляд, главный вопрос даже не в том, как сборная играет — хотя это тоже важно, — а в отношении к ней. Ребята обыграли команду Венгрии в сложном матче, пусть он и был товарищеским, но все это проигнорировали. А вот если б проиграли…

На уровне сборных нет проходных матчей. Все игры носят официальный статус, и любая победа в них хороша. Нам шаг за шагом нужно исправлять ситуацию: прибавлять в игре, набирать очки и поворачиваться лицом к болельщикам, к обществу. Все проблемы можно решить только сообща, прислушиваясь к мнению друг друга.

ПОСЛЕ ЖЕРЕБЬЕВКИ НАДЕЯЛИСЬ НА ВЫХОД В ПЛЕЙ-ОФФ

- Теперь самое время поговорить о «Зените». Какой получилась первая половина сезона?

— Если говорить о результатах, то были как положительные, так и отрицательные моменты. В итоге получается некий баланс. Начали неплохо: игра, очки, длительная победная серия. Но невыход в 1/8 финала Лиги чемпионов в концовке, конечно, огорчил.

- В чемпионате «Зенит» ушел на перерыв, опережая ближайшего преследователя на 7 очков. Это много или мало?

— С учетом того, сколько еще играть весной, никакой определяющей роли этот отрыв не имеет. Кроме того, после перерыва будут совсем другие команды. Поэтому прогнозировать, как все сложится, сейчас трудно.

- Что, на ваш взгляд, стало главной причиной неудачи «Зенита» в Лиге чемпионов?

— Жеребьевка оказалась для нас благосклонной. Соотношение сил в группе изначально было равным. Все, конечно, надеялись на выход в плей-офф. На мой взгляд, мы крайне неудачно сыграли в гостях с «Байером», а затем и во втором тайме с «Монако». Остальные встречи провели более-менее на своем уровне. Немного не хватило удачи, остроты в атакующих действиях, некоторых чисто футбольных моментов, которые не позволили нам в том или ином матче забить первыми.

Но и соперникам надо отдать должное. «Байер», например, играл здорово — против нас по крайней мере. «Монако» показал себя весьма организованной командой. Да и с «Бенфикой» было очень сложно. И хотя выездной матч сложился легче, все прекрасно понимают: ошибки и даже минутная потеря концентрации стоят в Лиге чемпионов невероятно дорого. И в прямом, и в переносном смысле.

Выступление в Лиге Европы — для клуба совсем другое. И со спортивной, и с финансовой точки зрения, это — разные планеты. Но какой-то трагедии из вылета из Лиги чемпионов все-таки делать не стоит. Хотя я прекрасно понимаю, что в России привыкли очень жестко критиковать. И не всегда — справедливо.

Мне кажется, нынешний уровень российских клубов, выступающих в Лиге чемпионов, не позволяет надеяться на то, что мы на равных станем играть с европейскими грандами. Некоторые оценивают наши результаты сквозь призму вложенных средств или крупных трансферов «Зенита». Но играют-то не отдельно взятые игроки, а команда. Сложнейший механизм, который, в свою очередь, зависит от очень многих вещей. От собственного чемпионата, функционального состояния, других факторов…

ДЕНЬГИ ИЗ ФУТБОЛА БУДУТ УХОДИТЬ

- Каков сейчас, с вашей точки зрения, уровень чемпионата России?

— Довольно хороший. Нет ни одного соперника, который дарил бы очки. И при этом немало достойных конкурентов — московские и краснодарские клубы, «Рубин». Все они могут играть очень и очень прилично. Поэтому если кто-то считает, что одна команда может пройти чемпионат России на одной ноге — это в корне не верно.

Не только «Зенит», но и другие клубы тратят на комплектование приличные средства. Хотя ввиду нынешней экономической ситуации обязательно будут какие-то поправки. Мне кажется, очень большие деньги будут из футбола уходить.

- Пессимисты предрекают нашему футболу чуть ли не возвращение в 90-е…

— Не думаю, что такое возможно. У того же «Зенита» есть определенные футбольные задачи, у каждого игрока есть контракт. Но самое главное — это желание футболиста выступать за команду. Если он хочет играть за наш клуб, то наверняка, будут приложены все силы, чтобы его сохранить. А посыпать голову пеплом точно не стоит. Мол, всех распродадут, и будет очень-очень плохо. Это не так. Но нужно объективно оценивать ситуацию.

- Халк, Витсель, Данни переживают за результат в «Зените»?

— Конечно. Если какой-то болельщик думает, что раз они легионеры, то их ничего не волнует, — он абсолютно не прав. Достаточно было посмотреть на лица игроков после игры с «Монако». Разочарование оказалось очень большим. Тем более в первом тайме игра скалывалась для нас неплохо.

Другое дело, что очень редко кому из игроков в современном футболе (и в «Зените» в том числе) удается пройти весь сезон на одинаково высоком уровне. Каждый матч сложный, нервное напряжение накапливается, и в какой-то момент наступает моральное истощение. Тогда необходимо время, чтобы вновь накопить эмоции и показывать максимум возможностей.

- Болельщики ждали, что в матче с «Монако» игроки «Зенита» оставят на поле все силы. Тем более в последнем матче перед перерывом. Но выложил ли «Зенит» на арене «Луи II» все до капли?

— Все или не все — сложно сказать. Но эмоции, мне кажется, точно оставили. По тому, как складывался матч, складывалось впечатление, что физических сил, может, и не так много, но для того, чтобы попробовать переломить ход борьбы, их все же достаточно. Но после пропущенного мяча стала сквозить некая обреченность. Ведь нам нужна была только победа.

Если бы устраивала ничья, то при счете 0:1, наверное, побежали бы вперед. А так наступила какая-то опустошенность. Все понимали: забить по такой игре два мяча очень сложно. Вот и наступил спад. Как эмоциональный, так и физический. Иными словами: хотели, но уже не могли.

От эмоциональной составляющей очень многое зависит. Выигрываешь — это окрыляет так, что можешь еще одну игру отбегать. В Монако, увы, все оказалось иначе.

- Поражения от «Байера» лишний раз доказали, что в группах все решают спаренные матчи?

— Не все, но очень многое. «Манчестер Сити» неудачно сыграл в таких встречах с ЦСКА, но обыграл на выезде «Рому» и прошел дальше.

- Согласитесь — ЦСКА откровенно не везет с жребием второй год подряд.

— На самом деле до конца не соглашусь. Когда попадаешь в компанию безоговорочных фаворитов, психологически немного проще. От тебя не ждут сверх того, что ты имеешь. Это раскрепощает.

ЦСКА после первой неудачной игры изменил тактическую схему. Как показал чемпионат мира, при пяти номинальных защитниках против тебя сложно действовать любой команде. А если в его составе еще и очень квалифицированные исполнители? «Зенит» с таким очень часто сталкивается, в том числе в России.

ИГРА «ЗЕНИТА» ЗАВИСИТ НЕ ТОЛЬКО ОТ ДАННИ

- Как считаете, у «Зенита» есть «даннизависимость»?

— Считаю, что такого термина вообще не существует. Да, игра «Зенита» во многом строится на нескольких лидерах. Но если не идет у одного — в этом ничего страшного нет. На поле 11 человек, и результат не зависит только от оборонительной или атакующей линии. Хотя взаимосвязь между результатом и действиями лидеров, конечно, имеется.

- Исходя из вашего опыта, в том числе игроцкого, — на Данни сказывается ситуация с контрактом?

— Могу выразить только свое личное мнение. Думаю, очень редкий футболист способен абстрагироваться от внешних факторов. Бывает и так: человек старается играть как можно лучше, у него не всегда получается, но из-за ситуации с контрактом все начинают говорить: он, мол, думает не о футболе, а о контракте. А может, все наоборот — он думает как раз о том, чтобы играть в этот период гораздо лучше?

- Андре Виллаш-Боаш советуется с помощниками и если да, то в какой степени прислушивается к вашим словам?

— У нас очень хороший диалог, касающийся многих аспектов тренерской работы. Насколько помогают главному тренеру такие разговоры, хорошо или плохо наше мнение — это, конечно, лучше спросить у самого Андре. Могу лишь сказать, что к любому вопросу, который интересует Виллаш-Боаша, я подхожу со всей серьезностью и пытаюсь ответить на него как можно более детально, аргументируя свою точку зрения.

— А можете ли вы высказать эту свою точку зрения, не дожидаясь вопроса главного тренера?- Такое редко бывает, но это — возможно. В этом и заключается часть работы помощников — ты говоришь какие-то вещи, но главный на то и главный, чтобы, выслушав, найти оптимальное решение той или иной проблемы.

- Как вы относитесь к тому, что между Виллаш-Боашем и Аленичевым развернулась целая дискуссия вокруг Халка?

— Абсолютно спокойно и даже с улыбкой. Диму Аленичева знаю прекрасно. Халка и Андре Виллаш-Боаша, естественно, тоже знаю. Есть люди, которые считают, что не надо высказывать мнение об игроках не своего клуба. Дима ничего плохого в этом не видит. Здесь нет правых и виноватых, а просто есть разные позиции по поводу Халка. Одна — Аленичева, другая — Виллаш-Боаша.

- Вы уже привыкли мыслить по-тренерски?

— Поначалу, конечно, пришлось сложно. Наблюдать со стороны за играми и тренировками было немножко непривычно. А сейчас идет процесс перестраивания. Но я прекрасно понимаю, какая нагрузка лежит на главном тренере. Сколько нужно сил, чтобы постоянно быть в тонусе.

- Вы тренер и сборной и тренер «Зенита». Как восприняли решение перенести один из туров чемпионата ради национальной команды?

— Нужно исходить не только из того, что тур перенесли, а еще и из того, что его перенесли на декабрь. У всех команд был плотный график. У «Зенита» и ЦСКА — Лига чемпионов, у других — Лига Европы. Плюс погодные условия, которые никто не может предвидеть. Возможно, на выступлении команд в конце года сказалось и это уплотнение календаря, хотя это уже другой вопрос.

Моя личная позиция — не надо переносов. Это влияет и на настрой, и на подготовку. Но ясно, что я не могу критиковать это решение. Оно принималось до того, как мы пришли в сборную, и я не могу сказать, чем оно было вызвано. Возможно, Капелло хотел получить дополнительное количество дней на подготовку, а может быть, нужно было собраться именно в этот период. Не знаю сути. А для клубов эффект, конечно, был нежелательным. Перенос повлиял на них не в лучшую сторону.

- Когда произошло ваше с Симутенковым назначение в сборную, Константин Зырянов пошутил: «У одного семеро детей, у другого — трое. Десять на двоих. Наша семья готова помочь!» Справляетесь?

— Пока помощь Константина принимать все-таки не стану. А справились или нет — узнаем, когда дети подрастут. Тогда и будет видно, получилось ли их нормально воспитать и дать дорогу в жизнь. А сейчас, если честно, бывает по-разному. Иногда тяжеловато, но, как говорят, взялся за гуж — не говори, что не дюж".

- Николай Писарев предлагал сделать из молодежной команды страны отдельную команду и заявить ее в премьер-лигу. А чуть позже из РФС пришло еще более радикальное предложение — объединить всех сборников в один клуб. Как к этому относиться?

— Я лично не понимаю, как это возможно. По-моему, такой проект нереален. Да и особой пользы не вижу. Те игроки, которые были лидерами в своих клубах, могут потеряться на фоне других в такой команде-сборной.

У каждого должна быть своя дорога. Нет ничего плохого в том, что сборники защищают цвета разных клубов.

ШИРОКОВ УМЕЕТ ЭПАТИРОВАТЬ ПУБЛИКУ

- Какие впечатления оставила ваша новая встреча с Романом Широковым, но уже в сборной?

— Замечательные! Роман здорово умеет эпатировать публику, не лезет за словом в карман, но у нас сложились отличные приятельские отношения. Мы дружим семьями.

- Широкову уже за 30, а он по-прежнему в обойме сборной. С другой стороны, такие игроки, как Анюков, начинают из нее выпадать. Это закономерный процесс смены поколений?

— Комплектование команды — прерогатива главного тренера. Наверное, на тех позициях, где он не видит замены в обозримом будущем, надо использовать тех игроков, кто постарше.

- Это дилемма для Капелло — действовать на результат сейчас или работать на перспективу?

— Это для всех дилемма. Судя по тому, как комплектуется команда, можно сказать, что делается упор на будущее. Для некоторых игроков приглашение в сборную — своего рода вотум доверия для дальнейшего роста. Не секрет, что некоторые из дебютантов не могут помочь команде прямо сейчас. Их вызывают, чтобы дать почувствовать атмосферу сборной.

- Нужна ли нам натурализация?

— Нашу страну сложно назвать футбольной. У России не так много успехов в нашем виде спорта. Моя позиция: если человек живет у нас, играет у нас и по всем критериям может пригодиться сборной, то почему нет? Мы же в других видах спорта так делаем. Но нужно смотреть не только по футбольным качествам, но и по человеческим. Обращать внимание на патриотизм. Если он есть, то почему мы должны противиться?

- Говорят, если человек начинает думать на языке той страны, где живет, то его можно считать частью этой страны…

— Абсолютно верно! Мне кажется, некоторые иностранцы, живущие у нас, больше патриоты, чем иные русские.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

5 декабря
Кто выиграет чемпионат России-2016/2017?