29 января, 2014 - 17:39

Сергей Кирьяков: «Филимонов в очень хорошей форме. Можно надеяться, что еще сыграет в Премьер-лиге»

Сергей Кирьяков: «Филимонов в очень хорошей форме. Можно надеяться, что еще сыграет в Премьер-лиге»

Секреты Кучука, возвращение Филимонова, тактический ликбез, тонкости юношеского футбола, великий мотиватор, будущее сборной России и покорение Германии — в эксклюзивном интервью Сергея Кирьякова.

Сейчас Сергей Кирьяков работает с юношеской сборной России (U-17), с которой выиграл Кубок развития-2014 в Минске. Экс-футболист «Карлсруэ» и сборной России и СССР, полуфиналист Кубка УЕФА нашел в плотном турнирном графике время для содержательной беседы с корреспондентом FT Олегом Смолеровым и рассказал много интересного о российском футболе и не только.

Юноши, тренеры, Слуцкий и Блохин

— Сергей Вячеславович, начнем с вашей непосредственной работы. Чем отличается работа с юношескими и молодежными командами от работы с взрослыми футболистами?
— Здесь есть определенная специфика. У ребят еще нет должного уровня мастерства, они только на пути к тому, чтобы стать футболистами хорошего уровня. Ну и конечно, психологический момент. То, что можно выговаривать взрослому состоявшемуся игроку, зачастую нельзя говорить молодым. Нужно быть очень осторожным. Резкий посыл может быть воспринят совсем не так, как нужно, и станет только хуже. Здесь очень важно быть хорошим психологом, понять, что из себя представляет игрок, насколько он может воспринимать информацию и в каком тоне. Например, если одному можно, образно говоря, дать под зад, и он поймет, то с другим нужно наедине говорить по душам.

— Я видел концовку игры с латышами, когда ваша команда проигрывала, по сути, «свой» матч, и вы показались совсем не эмоциональным, спокойным тренером. Вы постоянно такой?
— Нет, не постоянно. Здесь, как говорится, от игры к игре. Вот вчера против финнов был матч другого сорта, игра на вылет, когда проигравший выбывал из борьбы за победу в турнире. Мы всегда ставим перед собой самые высокие цели и задачи, будь-то товарищеский турнир или официальный. Поэтому и накал был другой, а в матче с латышами мы могли проиграть, и все равно выходили в плей-офф. Я убрал ряд ведущих игроков, мы пропустили в концовке, но все равно по игре были очевидно сильнее сборной Латвии. В следующей встрече все было по-другому, ведь нужно было выигрывать, поэтому и эмоции, и тон тренерского штаба стали совсем другими. В общем, мое поведение на бровке очень сильно зависит от того, насколько важные задачи решаются в конкретном матче.

— Что важнее в юношеском футболе: психология и эмоции или тактика?
— Все вместе. Чтобы выигрывать, важно наличие всех компонентов. Игроки должны понимать, что они должны делать на поле, и должны быть психологически готовы к жесткой борьбе. Мы прекрасно понимаем, что мы сильнее соперника, но как воплотить преимущество в голы — это уже совсем другое дело. Ребята должны знать, как настраиваться на игру и как действовать на поле.

— А в сравнении со взрослым футболом?
— То же самое. Постоянно об этом говорю, и мои ребята это знают. Через все эти турниры, через международные матчи мы готовим их к взрослому футболу. Насколько быстро они адаптируются к требованиям взрослого футбола, настолько быстро они будут прогрессировать.

kiryakov-11.jpg

— Как вы пришли в юношеский футбол?
— Здесь все достаточно просто. Я работал в системе РФС, потом поступило предложение возглавить юношескую сборную. Этот возраст я знал, следил за ним, так что не было больших сложностей с адаптацией.

— Я к чему это, есть мнение, что для того чтобы стать хорошим тренером во взрослом футболе, нужно поработать с детьми, юношами и молодежными командами.
— Что касается меня, то практически все ступени уже пройдены: тренировал во второй лиге российского чемпионата, тренировал в высшей лиге латышского чемпионата, работал в молодежной сборной, сейчас работаю с юношами 16-17 лет. Как тренер, я уже заложил базу. Как и любому нормальному человеку, мне хочется большего. Хочу тренировать как минимум в российской Премьер-лиге, но все должно прийти со временем. Сейчас я нарабатываю опыт, который обязательно пригодится в дальнейшей работе.

— Выходит, вы разделяете мнение, что нужно поработать с молодежью перед выходом на уровень взрослых клубов?
— Все зависит от обстоятельств. Некоторые бывшие игроки сразу делают большой скачок, бывает, где-то кто-то им помогает. Здесь очень большое значение имеет опыт. Если ты как футболист прошел все это, знаешь, что такое раздевалка, знаешь, как работают ведущие тренеры. В частности, я видел в Бундеслиге, как работают немецкие специалисты высшей категории, поэтому для меня тоже не стало бы большой проблемой сразу возглавить клуб хорошего уровня. Моя судьба сложилась немного иначе, но я ни о чем не жалею. Может быть, мой путь немного затянулся, в сравнении с тем же Валерой Карпиным, который практически сразу окунулся в работу на самом высоком уровне. Здесь все сугубо индивидуально: все зависит от обстоятельств, а может быть даже где-то и от случая.

— Вы говорите про раздевалку и большой игроцкий опыт — это настолько важно? Или все-таки не будучи профессиональным игроком можно стать хорошим тренером?
— Пройти путь игрока — это очень важно. Говорят, что хороший игрок не обязательно будет хорошим тренером, но я думаю, это лишь частично соответствует действительности. Если взять топ-клубы различных стран, в Германии, Англии, Испании, то все равно там работают специалисты, большинство из которых имеет за плечами солидную карьеру. Конечно, есть исключения. Тот же Жозе Моуринью, у нас — Леонид Слуцкий. Но все равно, это важно для игроков. Одно дело, когда тренер никогда не играл в футбол на высоком уровне — его так и воспринимают. Другое дело, когда ты в прошлом игрок сборной, играл там-то и там-то — к тебе будут относиться более уважительно, у тебя будет гораздо больший авторитет, чем у тех тренеров, которые ничего не достигли на уровне игрока.

— Вы часто приводите примеры из своей карьеры?
— Конечно. Мало того, что привожу примеры, если это какой-то технический прием, могу еще и показать. Если рассказываешь не что-то абстрактное, а случаи из своей практики, ребятам вдвойне интересно. Думаю, тому же Слуцкому немножко не хватает опыта игрока, особенно, когда речь заходит о матчах Лиги чемпионов. Возможно, результата нет в том числе и поэтому.

— Но есть же и негативные примеры. Например, Олег Блохин в киевском «Динамо», который, по отзывам подопечных, постоянно давит своими успехами на уровне игрока.
— Опять же, это все индивидуально. Олег действительно был великим футболистом, становился лучшим игроком Европы, в его огромных успехах не может быть сомнений, но нельзя перегибать палку. Вспоминать свою карьеру можно, делать это нужно, но не настолько, чтобы давить авторитетом игроков и говорить, что они ничего не умеют. С психологической точки зрения это неправильно. Но опять же, это мое мнение.

kiryakov-6.jpg

«Краснодар», лимит, Капелло

— Был удивлен, когда в вашей сборной 1997 года рождения не нашел ни одного представителя «Краснодара», где Сергей Галицкий построил лучшую академию в стране.
— Конечно, видел ребят из «Краснодара». Я был на финальной части чемпионата России для сборных этого возраста, где было 16 сильнейших команд со всей России, приезжала даже команда из Владивостока. Наблюдал за краснодарскими ребятами, и двое из них были у нас на заметке. Один из них уже вызывался в сборную, но, честно скажу, из того, что мы видели, можно сделать вывод, что парни из московских клубов все-таки посильнее. Это чисто объективная оценка. Для меня не существует стереотипов, смотрю на всех одинаково. Мне часто поступают звонки от тренеров, мне советуют: «Вот есть такой мальчик». Как пример, сейчас по рекомендации был вызван парень из «Рубина», который не проходит в финальные части чемпионата России, — Миронов. Он первый раз на сборах с нами и для новичка показывает очень хороший уровень.

— А вообще были в краснодарской академии?
— В самой академии побывать пока не удалось, но, повторюсь, команду видел, знаю, кто там играет, и все-таки считаю, что до уровня сборной они пока не дотягивают.

— Так интересуюсь краснодарской академией, потому что для российского футбола это настоящее откровение.
— Да, согласен, там созданы прекрасные условия для работы, но все это было сделано не так давно, и пока нет соответствующей отдачи. Я слышал, что в командах более юного возраста из краснодарской академии, скажем, 1999-го, 2000-го, уже есть ребята очень хорошего уровня. Процесс идет. Но главному тренеру юношеской сборной нужно просмотреть всех и отобрать лучших. Например, у нас есть легионер из «Герты» Максимилиан Проничев, еще мы хотели вызвать парня с российским паспортом из леверкузенского «Байера», но, к сожалению, там свои законы, они очень строго к этому относятся. Немецкий футбольный союз внимательно следит за обучением и планирует сборы, когда у ребят каникулы и так далее. Мы сделали запрос, но получили отказ.

— Сергей Галицкий планирует через десяток лет сделать «Краснодар» командой из своих воспитанников. Верите, что это возможно?
— Верю, и каждый клуб должен к этому стремиться. Без легионеров все равно не обойтись, если цель — достойно выступать на международной арене, но большая часть своих выпускников должны хотя бы получать шанс сыграть. Думаю, это хорошее начинание Галицкого и отличный пример для всех.

kiryakov-14.jpg

— Вы заговорили о легионерах. Как относитесь к нынешнему лимиту?
— Семь легионеров — это много. Нужно снижать эту цифру, и в ближайшем будущем перейти с «7+4» на «6+5». Понятно, что ущемляются интересы клубов, понятна позиция Евгения Гинера, который вкладывает в клуб чуть ли не свои деньги и хочет быстрой отдачи. Но в голове нужно держать вопрос: зачем тогда вообще все эти академии, если клубы будут строиться за счет приезжих игроков? Тогда воспитанники вообще не нужны, если можно просто закупать игроков и делать из них команду. Это тяжелый путь, где тратится очень много денег, которые могли пойти на развитие своих академий, на повышение качества работы. Здесь нужна золотая середина: легионеры нужны, но только сильные, способные действительно усилить игру команды. Нельзя забывать о сборных, которые преследуют свои интересы. В наших интересах, чтобы отечественные воспитанники получали шанс доказать состоятельность. А если легионеры такого же уровня или совсем чуть-чуть превосходят доморощенных игроков, то их не стоит покупать.

— А как вам новая формула лимита на легионеров с десятью иностранцами в заявке на сезон?
— Это один из путей как-то изменить ситуацию, но подобные изменения не должны уводить от главного: мы должны растить своих звезд и давать им шанс играть. Конкуренция нужна, но не стоит зацикливаться на том, что легионер сильнее и поэтому он должен играть. У российских ребят в любом случае должен быть шанс.

Фабио Капелло уверяет, что попадание в четвертьфинал на ЧМ-2014 — реальная задача для сборной России. Это возможно?
— Да, конечно. По сегодняшнему состоянию нашего футбола мы вправе надеяться на то, чтобы наша сборная выходила в плей-офф — это задача минимум. Задача максимум — пробиться в призеры.

— По его успехам у руля сборной и соперничеству с португальцами, кажется, есть все шансы…
— Это большой профессионал, очень опытный тренер, работавший на самом высоком уровне. Все знают, какие клубы он тренировал, работал со сборной Англии, тут комментарии излишни. Думаю, тот факт, что он продлил контракт, показывает, что наша главная цель — удачно выступить на домашнем чемпионате мира в 2018 году. Мы идем в правильном направлении.

— По новому контракту в тренерском штабе Капелло будут сплошь россияне…
— Тонкостей я пока не знаю, но это хороший момент. Те наши специалисты, которые попадут к нему в штаб, должны будут перенять опыт работы Капелло со сборной и подхватить знамя, когда он уйдет. Это все очень пригодится нам в дальнейшем, чтобы с уходом Капелло сборная продолжила выступать так же успешно, как сейчас.

— Насколько понимаю, сейчас прямой связи с Капелло у вас нет?
— Сейчас нет, но, вроде бы, по новому контракту Капелло будет курировать и юношеские сборные. Это очень хорошо, потому что мы будем больше общаться, перенимать его опыт. Думаю, что от этого выиграет, прежде всего, российский футбол.

kiryakov-20.jpg

Дисциплина, залеты, зарплаты

— Визитная карточка Капелло — железная дисциплина.
— В профессиональном футболе везде так, для меня это не новость. В моей команде все тоже очень строго. Все начинается с дисциплины. Есть два понятия: дисциплина на футбольном поле и вне футбольного поля. Если ты в жизни раздолбай, то в игре, где нужно четко выполнять указания тренера, очень трудно переключиться. Поэтому мы начинаем с того, что у игрока должна быть самодисциплина, без этого сейчас в футболе никак. Потом эта дисциплина переносится и на поле.

— Если у ваших ребят случится залет, насколько жестким будет наказание?
— Вплоть до отчисления из команды.

— Уже были прецеденты?
— Да, случались отчисления. Ребята это прекрасно знают.

— А если талант очень уж велик?
— Тут все зависит от ситуации, но, как ни крути, игроки должны понимать, что здесь никому поблажек не будет. Если это ведущий игрок, надежда сборной, большой талант, можно сделать какие-то скидки, но наказание будет в любом случае. Может быть, не отчисление, но, допустим, временное отстранение.

— Как вообще бороться с такими парнями, как Марио Балотелли?
— Ну, это совсем другая история. Это уже более взрослый игрок, там немножко иная ситуация. А здесь, если говорить конкретно о 16-17-летних ребятах, поблажек ни у кого нет. И лучше других должны это понимать как раз наиболее талантливые, которые чувствуют, что они ведущие игроки. Иначе все рушится, как карточный домик. Другие станут думать: тому можно, а мне нельзя. Начнут появляться неприятные ситуации внутри коллектива. В каждом конкретном случае мы будем смотреть, насколько серьезен проступок, а потом уже думать о наказании.

— Кроме дисциплины в российском футболе есть и другая проблема — огромные зарплаты.
— Мое отношение к этому вопросу однозначное, и я его не раз высказывал: игроки до 20 лет должны иметь бонусные контракты. Зарплаты по ним небольшие, но по достижению какого-то результата, например, определенного количества игр в основном составе, следуют поощрения. Только так мы заставим игроков прогрессировать, только так мы будем их стимулировать к росту, чтобы у них была цель стать сильными игроками и потом получать хорошие деньги. А сейчас мы платим огромные суммы, игроки останавливаются в росте, и через два-три года мы их теряем.

4-2-3-1, 4-4-2, 3-5-2

— С тренером грех не поговорить о тактике. Почему большинство команд Премьер-лиги начало играть по однотипной схеме 4-2-3-1?
— Не сказал бы, что все играют так уж одинаково. Есть варианты с двумя атакующими полузащитниками и одним опорником — здесь все зависит от соперника. В принципе, эта система, если грубо ее назвать 4-5-1, может легко трансформироваться. Футболисты должны знать, как играть в том или ином эпизоде и уметь это делать. Если соперник, проигрывая, идет вперед, нужно понимать, как играть в обороне. В то же время эта схема дает возможность легко переключаться на игру в три нападающих за счет выдвижения вперед двух фланговых игроков. Сегодня схема 4-5-1 — оптимальный вариант, и у нас, если раньше каждая сборная играла по разным системам, то сейчас мы работаем в одном ключе, и в плане тренировок, и в плане наигрывания тактических схем.

— То есть в сборных за основу взята именно схема 4-5-1?
— Нет, у нас немного по-другому, но если взять грубо, то это оно и есть. Сейчас вы видите, как это начало давать результат: 1996 год стал чемпионом Европы, мы прошли первый отборочный раунд, команда 1995 года тоже. Если мы и не выигрываем турниры, то постоянно в призерах. Избранное направление правильное, но хотелось бы больше контакта с Капелло, который может что-то подсказать или что-то выработать совместно.

— С другой стороны молодежная сборная России летом неудачно выступила на Евро.
— Во-первых, молодежная сборная в первый раз попала в финальную часть, наверное, за последние 15 лет. Во-вторых, были и объективные причины плохих выступлений: на первом матче не было Дзагоева и Смолова — это тоже сказалось. Ну и плюс, мы пока оказались не совсем готовы к игре против таких мощных команд, как сборные Испании, Германии, Голландии. Но попадание в финальную часть чемпионата Европы — это уже огромный плюс. Команда набралась опыта и показала всем остальным сборным, что нет ничего невозможного. Когда сборная 1996 года выиграла чемпионат Европы, она сделала то же самое. Все это подтверждает: мы на правильном пути, если будем продолжать совершенствовать систему подготовки наших ребят, думаю, в ближайшем будущем мы будем давать еще лучший результат.

kiryakov-28.jpg

— А что случилось со старой доброй схемой 4-4-2? Ей не хватает универсальности?
— Здесь, может быть, все зависит от направления развития. Взять, например, сборные Англии. Они уже много лет играют по этой схеме, и даже не пытаются отойти от нее или перейти на что-то другое. А вот мы считаем, что избранная нами схема, нам больше подходит, она дает результат. Что уж ходить вокруг да около, практически все сборные, кроме английской, играют по этой схеме. Возможно, англичане видят в 4-4-2 какие-то преимущества, но это спорный момент. Футбол — это не баскетбол, где все построено на схемах. В баскетболе при атаке чужого кольца есть определенные комбинации и остаются минимальные возможности для творчества и импровизации. В футболе играть только по схемам нельзя, здесь все равно очень важен уровень игроков. Сейчас, если у тебя в команде нет индивидуально сильных исполнителей, которые могут обыграть один в один и взять игру на себя, рискнуть, то забивать голы очень тяжело. У нас есть базовая модель, но игрокам дана возможность для творчества. Естественно, импровизировать нужно только у чужой штрафной.

— А что скажете об итальянцах с их тремя центральными защитниками и ярко выраженными фланговыми игроками?
— Насчет итальянцев и трех защитников, могу поспорить. Когда я был на международном конгрессе тренеров, на этот счет была большая дискуссия. Сборная Италии на Евро-2012 сыграла одну игру с тремя центральными защитниками, а затем перешла на 4-4-2, и это было ярко выражено и очевидно. Тут другой вопрос: умение играть на больших турнирах по нескольким схемам в зависимости от соперников. 4-4-2 — это более атакующая схема, по ней играют с позиции силы, чтобы добиться результата. Другое дело, когда ты выходишь против сборной Испании, где первым номером играть не получится. Тогда уже итальянцы играли с пятью футболистами на задней линии.

— При игре по схеме 4-2-3-1 большую роль отыгрывают центрфорварды, и сейчас их явный недостаток, что порождает огромный скачок цен. Почему так мало солидных бомбардиров?
— Центрфорварды всегда были в цене. Нынче модель центрфорварда такова, что нужно уметь играть и вверху, и внизу, да к тому же правильно открываться, иметь хороший технический арсенал. Подобных игроков очень мало и стоят они огромных денег. Такова сейчас ситуация, другое дело, что в той же Германии существует четкая система подготовки юношеского футбола, а у нас пока в этом есть определенные проблемы. У нас в академиях работают представители испанской, голландской школы. В «Динамо» тренер-координатор, который направляет тренировочный процесс, — испанец. В другой школе — голландец. У нас все немного разбросано и нет единого направления. В этом наш потенциал, мы должны прийти к общему знаменателю, чтобы все академии работали примерно в одном ключе, то есть с малого возраста готовить такую модель нападающих, которая в будущем будет подходить для национальной сборной.

— Сейчас такого четкого разделения по позициям нет, верно?
— Да. В «Краснодаре» работают выходцы из бывших югославских республик, в «Динамо» — испанец, в «Зените», по-моему, работают голландцы. У нас получается разнобой: у первых требования одни, у вторых — другие, и когда мы приглашаем игроков в сборные, возникает проблема: одни привыкли действовать так, другие иначе.

— Тот же Максимилиан Проничев из «Герты» как-то выделяется?
— Максимилиан не центрфорвард, он форвард второго плана, действует под нападающими. Конечно, в клубе он играет по другой схеме, но те требования, которые мы предъявляем, он быстро уловил, научился быстро перестраиваться.

— Не зря немецкий универсализм славен на весь мир.
— Это плоды системной работы, которую проделывают немцы. Тренер не будет работать с тем, кто по-своему понимает футбол — в Германии такие не приживаются. Или ты работаешь так, как говорят, или не работаешь вообще.

kiryakov-2.jpg

Кучук, «Рубин», Лига чемпионов

— Леонид Кучук и его «Локомотив» стали главным открытием первой части чемпионата России-2013/14. В чем секрет?
— До Кучука в «Локомотиве» были определенные проблемы с дисциплиной, поэтому придя в клуб, первое, что он сделал, — серьезно над ней поработал. Даже по высказываниям игроков, которые появляются в прессе, можно видеть, что все говорят именно об этом. Изначально было видно, что потенциал у команды очень большой, но игроков требовалось объединить, настроить и ввести определенные дисциплинарные рамки. Теперь мы видим, как ребята заиграли.

— Неужели все так просто? Только дисциплина?
— Думаю, да. Дисциплина очень важна. Вот у нас в сборной есть девиз: дисциплина и порядок бьют класс. Даже если играешь против команды, которой уступаешь в мастерстве, это можно компенсировать самоотдачей и общекомандной дисциплиной на поле.

— Бытует мнение, что многие иностранные тренеры так и не раскрылись в России именно из-за непонимания менталитета и отсутствия контроля за игроками. Славен Билич стал одним из них?
— Может быть. Конечно, у нас есть кое-какие проблемы в плане дисциплины. В любом случае, те контракты, которые предлагаются в России иностранным тренерам, те деньги, которые им платятся, обязывают их принимать во внимание все тонкости работы в нашем чемпионате. Именно за это тренер получает деньги, а значит, должен быть готов перестраиваться и давать результат. Понятно, что проще работать на Западе. Тому же немцу не нужно напоминать, что дисциплина — всегда на первом месте. Это у них в крови, это закладывается в детском возрасте. За счет этого не приходится тратить время на налаживание дисциплины, и можно уделять больше внимания техническим и тактическим моментам. У нас немножко по-другому, но это все и есть работа тренера: если не можешь понять игроков, не можешь наладить дисциплину, то у нас в стране работать будет тяжело.

— «Локомотив» готов стать чемпионом?
— А почему нет? Все показывает турнирная таблица — «Локомотив» и «Зенит» лидируют, и если «Локомотив» продолжит играть так же, то будет одним из претендентов на золото.

— Вы для себя уже определили фаворита?
— Сейчас и «Динамо» подтянулось, и ЦСКА рядом, и «Спартак» в верхней части таблицы. Очень хорошо, что у нас есть пять команд, реально претендующих на чемпионство, а не как раньше, когда за золотые медали боролось всего два клуба. Значит, наш уровень растет. И это очень важно, потому что пора заявить о себе в еврокубках.

— Самое опасное оружие Кучука, о котором он частенько упоминает в послематчевых интервью, — продольно-диагональный выход. Можете пояснить, что это?
— Мне тяжело расшифровать его слова, но насколько я понимаю, это быстрое изменение направления атаки. Например, мяч получает один из защитников, игроки соперника сдвигаются к нему, и на противоположном фланге появляется свободная зона. Туда нужно быстро доставить мяч, и если делать это через две-три короткие передачи, противник сможет перестроиться и закрыть зону, а если одним длинным пасом отрезать сразу несколько соперников, то зону можно вскрыть и провести очень опасную атаку.

— В этом плане «Локо» очень помог Ласс Диарра с его отменной культурой паса.
— Конечно. Просто вспомните, на каком уровне он играл. Приход Диарра и Буссуфа очень помог «Локомотиву».

kiryakov-25.jpg

— «Рубин» провалил первую часть сезона, а затем остался и без Курбана Бердыева. Удивились отставке?
— Честно говоря, не ожидал. Все-таки человек пользуется огромным авторитетом у болельщиков и специалистов по всей стране. Другое дело, давно ходят слухи, что у Бердыева было что-то не так во взаимоотношениях с руководством. Случались скандалы, которые уводили в сторону и мешали выступать на хорошем уровне, что и отразилось на результатах. Бердыев работал в «Рубине» уже очень долгое время, но все рано или поздно заканчивается. Тренер должен быть готов, что когда-нибудь его уволят. Главный критерий — результат, и здесь сыграла совокупность всех факторов.

— Лично знакомы с Курбаном Бердыевым и новым тренером «Рубина» Ринатом Билялетдиновым?
— Нет. О Ринате Билялетдинове как о тренере знаю только по слухам. Он долгое время работал с дублем «Локомотива» и помогал Юрию Красножану во второй сборной страны — и все, так что о методах и принципах его работы я, честно говоря, не знаю. Только игра команды и результат может дать оценку. Насколько знаю, Билялетдинов достаточно жесткий тренер, который ставит дисциплину на первое место, но сказать что-то о его тактических схемах и видении игры я не могу.

— Еще одно разочарование — «Зенит» и Лига чемпионов. Питерцы вышли из группы с шестью очками, по сути, не показав своей лучшей игры ни в одном матче. С чем это может быть связано?
— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать ситуацию изнутри. Со стороны можно лишь предполагать: команда могла быть не готова физически, могут быть какие-то конфликты, как, например, по поводу зарплаты Халка и Витселя. Я не знаю истинных причин, а давать оценку работы специалиста такого уровня, как Спаллетти, вообще бессмысленно.

— И все равно: сложно понять, как команда, налегке выигрывающая восемь подряд матчей в чемпионате России, так преображается в Лиге чемпионов…
— Не знаю… Уровень игроков «Зенита», конечно, позволяет нам требовать большего, более содержательного футбола на самом высоком уровне. Почему они не могут переключиться с внутреннего чемпионата и показывать такую же игру в Лиге чемпионов, очень тяжело объяснить. Да, плохо сыграли, но результат есть, команда вышла в плей-офф. А представьте, что завтра они выиграют у дортмундской «Боруссии» и пройдут в четвертьфинал — все забудут про этот групповой этап. Здесь все очень субъективно.

— По мнению букмекеров, у «Зенита» наименьшие шансы на выход в 1/4 финала. Как вы считаете, питерцы могут пройти «Боруссию»?
— Шансы всегда есть. «Зенит» по своему нынешнему потенциалу может дойти как минимум до полуфинала. Сейчас все зависит от того, как команда подготовится, как пройдет тяжелые зимние сборы, насколько будет функционально готова. Остается просто подождать, и мы все увидим.

— Я общался с вашим коллегой — еще одним молодым тренером Олегом Василенко. Он уверен, что главная проблема российской тренерской школы — отсутствие доверия. Мол, дайте нам шанс, поверьте в нас, и мы всем докажем, что российская тренерская школа жива и наши тренеры очень сильны. Согласны?
— Полностью согласен. Двумя руками. У людей в нашем футболе, от которых зависит назначение в команду того или иного тренера, сложились какие-то стереотипы относительно отечественных специалистов. Они больше смотрят на Запад и не доверяют своим. Нужно ломать этот стереотип, и примеров много. У нас работало много иностранцев, но проявили себя, по сути, единицы. Думаю, само время подскажет управленцам, что нужно доверять российским тренерам. Вот возьмем «Рубин». Были же различные слухи о Феликсе Магате, испанских тренерах, но они остановились на Ринате Билялетдинове, и я очень рад, что казанский клуб сделал такой выбор.

kiryakov-24.jpg

«Карлсруэ», стычки, свой тренер

— Поговорим о вашей немецкой карьере. Как вы оказались в «Карлсруэ»?
— Были и другие предложения, из Франции и Италии, но самое конкретное поступило именно от немцев. Они готовы были подписать контракт еще до Евро-1992. Я раздумывал недолго, знал, что Мехмет Шолль ушел в «Баварию», а «Карлсруэ» на эти деньги искал ему замену. Выбор пал на меня, и я решил не рисковать: на чемпионате Европы можно сыграть удачно, а можно не очень. Я был рад, что поехал на Евро, уже имея контракт с хорошим немецким клубом.

— Бундеслига, экипировка, прекрасные поля — это все понятно, а насколько разнился немецкий и российский футбольный менталитет?
— В первую очередь, бросилось в глаза абсолютно другое отношение к тренировочному процессу. Если у нас на тренировках никто особо не выкладывался, и была большая нацеленность на матчи, то немцы на каждом занятии оставляли все силы. Там каждый день все пытались доказать свою состоятельность, поэтому практически не было разницы: идешь ты на тренировку или на игру. На матчи вообще не нужно было настраиваться, потому что ты всегда был морально готов к игре на пределе. Сами матчи тоже удивили. После России, где на стадионы приходило совсем мало народу, попасть туда, где на каждую игру собирается 40-50 тысяч человек… Как будто другая планета. Да и вообще сама подготовка к матчам удивила. Футболисту вообще не надо ни о чем думать: все продумано и организовано на высшем уровне. Только завяжи шнурки и иди играй.

— Вы рассказывали, что там очень жестко принимали новичков.
— Вспомните, какое было время. Сломалась стена и в клубы пришло очень много игроков из Восточной Германии, а к ним было очень настороженное отношение. К нам, приехавшим в Европу после «занавеса», тоже относились с опаской. Были стереотипы, что мы все алкоголики, пьяницы. Все это я прочувствовал на себе, но при этом очень быстро влился в коллектив. На тренировках сразу виден твой уровень, видно, насколько усердно ты работаешь. Ну и в быту поведение тоже очень важно. Если ты замкнутый и закрытый для других, то тебя не спешат принимать за своего. Я же пытался общаться со всеми. Пусть и не знал немецкого языка, но говорил на ломаном английском, просил партнеров помогать мне учить немецкий. Так, я очень быстро выучил язык, стал своим в коллективе и, по крайней мере, в «Карлсруэ» сломал стереотипы.

— Выходит, никаких жестких стычек с партнерами по команде не было?
— Стычки были всегда — это же рабочие моменты. У нас тоже бывают стычки, так и в Германии. Я всегда стоял за себя, никому не позволял вольностей по отношению ко мне. Конечно, были неприятные ситуации, драки. Показывал всем, что если кто-то хватит лишнего в отношении меня, то тут же получит отпор. Это ведь тоже заставляет других тебя уважать.

— А как выстроились отношения с немецкими болельщиками?
— Болельщик — дело очень тонкое. Тут не важно, какой ты на тренировках, в быту. Если ты на матче при 40 тысячах зрителей показываешь хорошую красивую игру, то быстро влюбляешь в себя. Какой бы ты ни был хороший человек, тебя купили для того, чтобы ты хорошо играл и забивал голы. У меня изначально с этим не было проблем, быстро адаптировался и начал забивать. Болельщик меня принял, полюбил, и в дальнейшем проблем не возникало.

— На улицах не докучали, как в той же Турции?
— Такого ажиотажа, как в Турции, в Германии нет. Но везде тебя узнавали, поэтому нужно было вести себя соответствующим образом — ты же лицо клуба. Всегда нужно было помнить о команде и не позволять себе лишнего. С этим у меня всегда все было в порядке.

— Говорят, футболисту важно найти своего тренера. Винфрид Шефер — ваш тренер?
— Тут, скорее, не я его нашел, а он меня. Когда приходит новый футболист и сразу начинает играть, это ведь показывает и уровень тренера: он пригласил в команду не какого-то середняка, а хорошего исполнителя, который с первого матча показывает необходимый уровень. Поначалу он меня постоянно опекал, поддерживал, помогал во всем, а я не давал поводов в себе усомниться. Да и цвет волос помог сойтись. На примере отношений с Шефером я вообще не мог понять, как футболист, играя хорошо, мог иметь проблемы с тренером.

_shefer.jpg
Винфрид Шефер

— О предматчевых установках Шефера ходят легенды…
— Это очень сильный мотиватор. Помню, как он мотивировал нас перед играми — из раздевалки мы выходили с запредельным настроем. Конечно, мы были слабее по уровню игроков и «Баварии», и Дортмунда, и Леверкузена, и других, но мы с лихвой компенсировали это огромным желанием и самоотдачей. Парочка классных игроков у нас была, которые и решали судьбу матчей. Потом пришли Хеслер, Билич, постепенно начали покупать хороших игроков, пробились в Кубок УЕФА. В первом же сезоне мы дошли до полуфинала, выбив «Валенсию», «Бордо» с Зиданом и Лизаразю, ПСВ. В общем, наделали шуму. Телевидение начало платить хорошие деньги, и эти деньги шли на усиление команды.

— Неужели предматчевая речь может настолько сильно влиять на игру команды?
— Грубо говоря, даже если человек не умеет играть в футбол, Шефер мог настроить его так, что тот выходил на поле, играл на 200 процентов своих возможностей и творил чудеса.

— Не представляю.
— Здесь нужно очень тонко чувствовать психологию команды, находить нужные слова, выбирать интонацию. Опять же, кому-то дать под зад, кого-то погладить по головке — все это Шефер отлично умел делать. Мы всегда выходили на поле биться не только за себя, но и за него.

— Сейчас карьера Шефера пошла по интересному пути: он тренировал сборную Таиланда, теперь работает с командой Ямайки. Вы говорили, что часто созваниваетесь. Рассказывает экзотические истории?
— Нет, историй он не рассказывает. Мы созваниваемся, говорим о жизни. У него есть огромное желание поработать в России, но я ему объясняю, что сейчас это очень тяжело. Да, он был известным тренером в Бундеслиге, но потом он начал ездить по странам, где футбол не самого высокого уровня. Он был в Кувейте, Саудовской Аравии, потом, если мне не изменяет память, Азербайджан, Таиланд, и вот теперь Ямайка. Очень сложно убедить кого-то, что человек, работающих в таких странах, сможет тренировать команду Премьер-лиги.

— Шефер готов прямо сейчас приехать в Россию?
— Конечно, он готов к переговорам, готов рассматривать варианты. Он уже говорил мне, что хочет поработать вместе, чтобы я помог ему освоиться в новой стране. Профессиональных качеств ему не занимать, да и огромный опыт. Было бы очень интересно посмотреть на него в нашем чемпионате.

— А у вас уже были предложения от команд Премьер-лиги или ФНЛ?
— Да, кое-какие варианты были, но до конкретики дело так и не дошло, поэтому и говорить об этом нет смысла.

kiryakov-22.jpg

Дача Аленичева, возвращение Филимонова, спартаковский судья

— Тогда поговорим о традиционном матче на даче Дмитрия Аленичева.
— Да, это игра старых друзей. Подоплека — матч ветеранов «Динамо» и «Спартака». Это всегда достаточно интересно, несмотря на то, что после игры мы собираемся вместе за одним столом, игра проходит в очень жесткой борьбе с подкатами, единоборствами. Каждая из команд хочет победить, и пока счет по матчам 5:3 в пользу «Динамо». Последний мы проиграли, но все-таки нужно отметить, что был спартаковский судья, который, скажем так, симпатизировал «красно-белым». За пять минут до конца матча счет был, по-моему, 5:5, но потом за счет решений этого судьи они вырвали победу — 8:5.

— В любом случае, догонят еще нескоро.
— Да, как минимум два года у нас есть, чтобы нормально подготовиться и не дать спартаковцам приблизиться. Составы, конечно, очень хорошие: Аленичев, Титов, Тихонов, Филимонов, Ананко, Хлестов… Комбаровых мы разделили по командам — одного к нам, другого к ним. Братья, кстати, сидя за столом, говорили, что им очень приятно было играть с нами, и видно, что наше мастерство никуда не пропало. Техника, умение бороться — все это еще при нас. Очень приятно участвовать в таких матчах.

— Наверное, приятна и неофициальная часть?
— Конечно. Но в этом году была горькая пилюля — как раз после застолья, когда разъехались, узнали, что умер наш боевой товарищ Илья Цымбаларь. Психологически это подпортило праздник.

— За столом вы явно обсуждали планы на будущее. Поделитесь, Александр Филимонов порадует нас в Премьер-лиге, если тульский «Арсенал» туда выйдет?
— Насколько я знаю, Саша будет играть до тех пор, пока, как говорится, песок из одного места сыпаться не будет. Это правильно. Примеров среди вратарей достаточно — Дино Дзофф, Питер Шилтон, сюда же можно отнести и Андони Субисаррету. Искренне желаю Саше играть как можно дольше.

— В общем, можем надеяться и верить?
— Думаю, можно. Он находится в очень хорошей форме. Например, эта победа «Спартака» — на 50% заслуга Филимонова.

— А как Аленичев?
— У него тоже все прекрасно, он готовится к Премьер-лиге. Конечно, тут не все зависит от него, есть некоторые проблемы с финансами. Но то, что у него есть стремление быстро прогрессировать и выходить на новый уровень, это факт. Да и сам он находится в отличной форме, постоянно участвует в упражнениях со своими подопечными. Скоро будет Кубок легенд в Москве с участием итальянской, голландской, украинской сборной ветеранов, который мы выиграли пять раз подряд, собираемся выиграть и в шестой.

legends_cup_d2-111.jpg
Сборная России на Кубке легенд-2013

— Так как его «Арсенал»? Готов к Премьер-лиге?
— Тут все очень сложно. Чтобы выходить в высший дивизион, нужно усиление, чтобы было усиление, нужны деньги. Так что пока есть вопросы.

— А Андрей Тихонов не собирается стать главным тренером?
— Пока он поработает в «Спартаке», будет помогать Валерию Карпину, но я думаю, что каждый из нас хочет руководить хорошей командой. Так что все еще впереди.

Фото: Петр Петровский / FootballTop.ru, sportal.de

Читайте также:
Гений на полтора часа. Александр Панов
Автобиография Алекса Фергюсона. Глава 20. Пресса
Правила жизни Джанлуиджи Буффона. «В жизни каждый получает то, чего заслуживает»
«Fuerza Tigre!», или Как мир поддерживает Радамеля Фалькао

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Комментарии

29 января 2014, 18:12

много и непоонятно.

Аватар болельщика ikomar777
Сообщений: 15380
1
  • +1
  • -1
Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

17 декабря
Лучший футболист мира?