9 октября, 2014 - 15:57

Руслан Нигматуллин: Купать меня в черной икре необязательно

Закончив футбольную карьеру, вратарь сборной России Руслан Нигматуллин нашел свое призвание в совершенно иной сфере — теперь он музыкант и диджей

Его треки звучат на радио, предложения о гастролях поступают одно за другим. Мы встретились с Русланом и его семьей в столичном парке «Сокольники».

— Руслан, несколько лет назад вы завершили спортивную карьеру и стали диджеем. Как вы считаете сегодня, то было верное решение?

— Безусловно. Прошло четыре с половиной года с того момента, как я решил заниматься музыкой. Моя диджейская карьера развивается очень даже бурно. Я сам пишу музыку и проехал с ней 250 городов — от Нью-Йорка до Владивостока. Мне это очень нравится. Я, что называется, полностью въехал в тему. И уже сейчас работаю с компанией Warner Music. Для меня этот контракт сродни тому, как если бы я играл в ведущем футбольном клубе России.

— Профессиональный футболист — работа высокооплачиваемая. А диджейство приносит такой же доход?

— Музыка занимает большую часть моего времени, сейчас это мой основной вид деятельности и источник дохода. Помимо этого, у меня есть еще своя школа вратарей, но она для души, а музыкой я занимаюсь серьезно. В финансовом плане моя семья не пострадала.

— Вы чувствуете себя звездой шоу-бизнеса? Райдер у вас особенный?

— Нет, у меня поскромнее, наверное, чем у Филиппа Бедросовича Киркорова. Я не люблю чрезмерной помпезности. Купать меня в черной икре на гастролях необязательно. И ванна, наполненная парным молоком, тоже не нужна. То есть пригласить на выступление диджея Руслана Нигматуллина — это несложно. Мне нравится, когда все по-спортивному аскетично.

«На уроках физкультуры я стоял последним»

— Ваше спортивное прошлое накладывает отпечаток на бытовую жизнь?

— Несомненно. Я повидал коллег из шоу-бизнеса. Понимаю, что прошлое научило меня быть более ответственным и исполнительным. Например, мне надо встать в 6 утра — и я знаю, что именно в это время и поднимусь. Без помощи продюсера, который позвонит мне раз десять, чтобы поднять из постели. Я знаю, что для некоторых звезд опоздать на рейс — нормальное дело. А со мной — тьфу-тьфу-тьфу — ни разу такого не случалось.

— На сыновей — Руслана и Марселя — ваше стремление к дисциплине тоже распространяется?

— Да, я считаю, что для детей это важно. Они тренируются в моей школе вратарей. Старший, Руслан, футболом занимается серьезно. Помимо моих тренировок, у него еще есть занятия в московском «Локомотиве». Младший, Марсель, ходит в школу вратарей больше для общего развития. Он занимается в музыкальной школе по классу фортепиано, для него это первостепенное. Я учу их тому, чтобы они стали хорошими людьми, а потом уже добились успехов в спорте или где-то еще. Важно много работать, много учиться, а не только проводить все свободное время в компьютерных играх. Руслан и Марсель играют очень дозированно, не больше получаса в день, потому что в их жизни есть гораздо более полезные вещи — учеба, тренировки, чтение книг.

— Руслан уже делает успехи на вратарском поприще?

— Я не спешу говорить о них. Цыплят, как говорится, по осени считают. Я видел много талантливых детей, но ничего из них толком не получилось. В свою очередь, лично у меня не было каких-то выдающихся достижений в юности. Долгое время на уроках физкультуры я стоял последним, потому что был самым щупленьким и маленького роста. Вот поэтому я склонен оценивать Руслана, когда он уже вырастет и сформируется. Ему всего 14.

— А ваша карьера в каком возрасте началась?

— В 16 лет. Но я рос в провинции, а там конкуренция среди футболистов поменьше. В Москве с этим сложнее: сюда съезжаются дети со всей страны. Я всегда говорю Руслану: нужно быть готовым к конкуренции. Никто просто так, за красивые глазки, ничего не сделает, в основной состав не поставит. Вратарская профессия очень трудоемкая. Чтобы опередить своего ближайшего конкурента, нужно работать в два раза больше, чем он.

— Младший ваш сын Марсель занимается музыкой…

— Он знает всех диджеев. Но для того чтобы всерьез заниматься этой темой, нужно получить классическое музыкальное образование, научиться играть на инструменте. Поэтому мы и отдали сына в музыкальную школу. Марсель отслеживает все современные направления, зачастую подкидывает мне какие-то новые треки.

— Каким вы видите будущее сыновей?

— Насчет футбола или музыки не могу сказать однозначно. Есть в этих профессиях и свои плюсы, и минусы. Футбол — травмоопасный вид спорта, и это очень короткая профессия. С другой стороны, если играть на высоком уровне, получаешь огромное количество впечатлений. У музыки тоже есть свои недостатки. Например, ночной образ жизни и существование по законам шоу-бизнеса.

— И зависимость от продюсера.

— Диск-жокей обычно сам себе продюсер. Все зависит от того, на каком уровне ты этим занимаешься. Многие люди думают, что диджей — это человек, который работает в каком-то прокуренном привокзальном баре, ставит чужие песни друг за другом и таким образом развлекает публику. И когда они слышат: «Руслан Нигматуллин — диджей», они именно так себе все представляют. Я собираю большие площадки, выступаю перед огромным количеством публики. Это как играть в любительский футбол на улице и в Лиге чемпионов.

— Диджей Руслан Нигматуллин уже достиг музыкальной высшей лиги?

— Мне еще есть куда стремиться. По большому счету до уровня чемпионата мира я пока не дорос. Я уже гастролирую за рубежом, я выступал в США, Германии, Бельгии, Турции, Израиле. Но мне хотелось бы выйти на еще более широкую международную арену.

— Судя по соцсетям, вы это лето почти безвылазно просидели в Турции.

— За этот сезон я был там на гастролях раз десять. Меня уже знают, часто зовут. Турция мне нравится — люблю, когда тепло, можно в море искупаться.

— За своего не принимают?

— Я же татарин, поэтому мы близки. Даже языки похожи. Кстати, поеду сейчас в Испанию — там меня тоже за своего считают. И в Италии.

— Ваши дети знают татарский язык?

— К сожалению, нет. Потому что я сам не говорю по-татарски. Только чуть-чуть понимаю.

— А татарские блюда жена готовит?

— У нас повар в семье я. Но готовлю я чаще блюда итальянской кухни. А татарские лучше всего делает моя мама. Вкуснее, чем у нее, у меня точно не получится. Лучше даже не пытаться.

— Увлечение кулинарией пришло уже после футбола, когда появилось свободное время?

— Несомненно. Свой последний сезон в футболе я играл в Израиле, жил один полгода. Как-то мне было скучно, решил попробовать приготовить что-то. И сам не заметил, как втянулся! Сейчас Лена много работает, она дизайнер по интерьеру, поэтому я дома бываю даже чаще, чем она. Так что обязанности по готовке перетекли ко мне.

— То есть супом накормить детей — это к папе?

— Да, конечно. Я варю супы, готовлю пасту, ризотто, котлеты всякие и венский шницель. Это, пожалуй, любимое блюдо детей.

«Мне приходится отдуваться за футболистов»

— Сейчас то и дело всплывают скандалы о разводах футболистов. Пары судятся, делят деньги и детей… Вы с Еленой 18 лет вместе. В чем секрет?

— Сложно сказать. Может быть, нам повезло. Не хочется сглазить. Тьфу-тьфу-тьфу. Мне кажется, что часто, к сожалению, отношения строятся на финансовой заинтересованности. Особенно остро встает проблема, когда футболист заканчивает карьеру, денег резко становится меньше — и «любимая» жена тут же уходит. А настоящие, искренние отношения должны строиться не на деньгах, а на любви. На самом деле довольно просто строить счастливый брак, находясь все время «в шоколаде». Надо пожить и в шалаше, чтобы понять, насколько вы нужны друг другу. У нас с Леной были разные этапы, мы много чего пережили.

— Сейчас вы больше времени проводите дома, чем прежде. Это тоже испытание для отношений?

— Да-да. Я знаю случаи, когда из-за этого рушились браки — люди понимали, что они просто не могут жить под одной крышей: «А ты, оказывается, и готовить-то не умеешь», «А ты, как выяснилось, зануда»… Увы, к сожалению, такое бывает. Но у нас все гладко прошло.

— Не так давно вы переехали в новую квартиру в Сокольниках. Ваша предыдущая — двухуровневая — тоже была неплохой.

— Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Вот и мы улучшили свои жилищные условия. Дети выросли, им уже нужны отдельные комнаты. Мы остались в Сокольниках. Во-первых, здесь прекрасный парк, который мы очень любим. Во-вторых, стадион «Локомотив», где тренируется Руслан и проходят занятия в моей школе вратарей. К тому же живем возле метро.

— А вы что, на метро ездите?

— Время от времени. Так гораздо удобнее добираться в аэропорт. Сажусь в метро, потом в «Аэроэкспресс». Это лучше, чем торчать в пробках.

— Вас узнают в метро?

— Иногда да. Но это не напрягает. Раздражает, когда кто-то ведет себя слишком назойливо или если человек нетрезв. Но это бывает нечасто. Единственное, что действительно напрягает, — когда в очередной раз меня просят обсудить ту или иную ситуацию в нашей сборной по футболу. Причем задают одни и те же вопросы. Почему, например, российские футболисты плохо сыграли на чемпионате мира в Бразилии? А я-то откуда знаю? Я давно не играю в футбол, но мне до сих пор приходится за это отдуваться!

Личное дело

Руслан НИГМАТУЛЛИН родился 7 октября 1974 года в Казани. Начал играть в футбол в 13 лет. Выступал за команды «КамАЗ» (Набережные Челны), потом переехал в Москву, где играл за «Спартак» (1995 — 1997) и «Локомотив» (1998 — 2001, 2003 — 2004). Также был вратарем в «Вероне» (Италия, 2002), ЦСКА (2002), «Салернитана» (Италия, 2003), «Терек» (Грозный, 2005), «Маккаби Ахи» (Израиль, 2009). 11 ноября 2009 года завершил спортивную карьеру. Чемпион России по футболу (1996, 1997, 2004). Лучший спортсмен России по итогам 2001 года. Сейчас выступает как диджей Ruslan Nigmatullin. В 2010 году участвовал в шоу «Лед и пламень» на Первом канале в паре с Татьяной Тотьмяниной. Жена — Елена, дизайнер интерьеров, двое сыновей — Руслан (14 лет) и Марсель (10 лет).

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

22 июня
21 июня
Лучший футболист мира?