8 ноября, 2014 - 10:42

Опорник с гитарой и томиком стихов

Ролик с поющим под гитару на Троицком мосту Санкт-Петербурга 23‑летним полузащитником «Томи» порвал Интернет, собрав почти 20 тысяч просмотров на Youtube. Оказалось, что Башкиров еще и учится играть на барабанах, и пишет отличные стихи. Но, несмотря на страсть к музыке и поэзии, менять любимый футбол на шоу-бизнес не собирается. На повестке дня — возвращение «Томи» в премьер-лигу

С Башкировым мы знакомы лет пять — еще с тех пор, как он играл в дубле «Зенита», без особых перспектив попасть в основу. Женя как раз заканчивал факультет журналистики СПбГУ — самого крутого питерского вуза — и уже тогда выделялся несвойственной молодым футболистам любовью к поэзии и театру. Так что выступление на Троицком мосту меня совсем не удивило.

«ДАЙ, ДУМАЮ, СПОЮ…»

Звоню по скайпу в Томск — на экране парень с давно не стриженной окладистой бородой. Вылитый Фред Дерст из Limp Bizkit!

— Спеть на мосту в Питере, а потом выложить в Интернет — твоя идея?

— Все вышло спонтанно. В середине октября Валерий Кузьмич (главный тренер «Томи» Валерий Непомнящий. — Прим. ред.) дал команде выходной, и я рванул домой. Так Питер люблю, что только появляется свободное время — сразу в родной город: маму с сестрой навестить, друзей…

Съездили небольшой, но дружной компанией на Финский залив — отдохнули, пообщались. И… опоздали на развод мостов. Классическая питерская ситуация. На дворе — ночь, ветер, холодрыга… А настроение все равно классное: так Питеру радуюсь! В багажнике машины лежала гитара. Дай, думаю, спою что-нибудь лирическое. Выбрал хит британских рокеров Arctic Monkeys про то, как парень все не решался подойти к королеве вечеринок.

— Воспоминание о юношеской любви?

— Да нет, просто энергетически песня очень цепляет — я ее на I-pod постоянно слушаю, такой драйв! Один из друзей все это дело снял, а известная журналистка Маша Командная выступила моим продюсером и выложила ролик в Сеть. Это, кстати, не первый опыт: как-то в переходе метро Басту исполнил — в инстаграме можно посмотреть.

— Твое выступление собрало почти 20 тысяч просмотров в Youtube, а люди в комментариях писали: «Хочу побухать с этим чуваком!». Может, пора на сцену податься, диск записать?

— Побухать? Ха-ха! Рад, что кому-то понравилось. А то некоторые мое произношение троллили: мол, на каком он поет — на башкирском английском? — смеется. — Нет, пить точно ни с кем не буду — больше половины сезона впереди, режим — святое. Да и шоу-бизнес меня сейчас не интересует, футбол — главная страсть. Даже если бы что-то реальное предложили — не променял бы. В будущем, конечно, можно будет и диск записать, но только для себя. В футболе такие примеры уже есть. Бывший вратарь «Спартака» Алексей Зуев пластинку шансона записал. Максим Бузникин — тоже из красно-белых, но у него была попса.

— А у тебя что будет?

— Смесь всего, что мне нравится: рок, джаз, блюз. Тексты обязательно собственные — у меня ж стихов много, материала — выше крыши. В Томске как-то решил положить стихи на музыку — поехал в студию записываться: так родилась песня «Впопыхах», будет интересно — в Сети послушай. Но до записи диска, конечно, далеко.

— Футболист с гитарой — это сильно. В «бродячем музыканте» на Троицком мосту полузащитника «Томи» узнали?

— Да нет, конечно! Я ж не в клубной куртке был. Ну, стоит парень бородатый, поет чего-то под гитару. Это ж Питер, тут подобным никого не удивишь. Вот в Томске, думаю, узнали бы. У меня в планах, кстати, что-нибудь трэшовое замутить: например, сыграть пару треков AC/DC в трамвае.

— В трамвае? Круто!

— На набережной, конечно, было бы веселее. Но холодно уже. Ничего, общественный транспорт — тоже прикольно.

«С САБИТОВЫМ НАЯРИВАЕМ “СПЛИНА”»

— Одноклубники в курсе твоих планов? Чудаком не называют за глаза?

— Да брось, все же молодые, им мои придумки только в кайф. «Давай, Башкир, жги!» — говорят. Сами частенько просят сыграть на каких-то командных мероприятиях. А когда ролик увидели, как я на фоне разведенного моста исполняю, — так вообще дружно в гости в Питер запросились: красотища, говорят! Больше всех питерской романтикой Ренат Сабитов проникся — мой сосед по базе. Он тоже гитару сейчас осваивает, причем без моей помощи. Мы с ним вместе «Сплина» наяриваем.

— Ты в Томск с собой только гитару взял?

— Еще барабанная установка есть — друзья летом подарили, на день рождения. Я в школе группу собрал — на барабанах играл, толком не умея. Сейчас волей-неволей учиться приходится. В Томске даже на занятия записался, чтобы вещь не простаивала. А еще на саксофоне собираюсь научиться. Думаю, осилю.

— Однажды ты подарил юристам «Зенита» сборник собственных стихов. Не звонят с вопросами, когда новых творений ждать?

— Не звонят (смеется). А вот некоторые друзья постоянно спрашивают: «Что-нибудь новенькое написал?». Им и отправляю. Первое стихотворение написал еще в школе: требовали обычное сочинение по литературе, а меня пробило на стих. Учителя с одноклассниками оценили, ну и пошло-поехало. Как пишу? С Пушкиным, понятно, сравнивать себя не стану (смеется). Просто общаюсь с друзьями — в соцсетях, например, — и вдруг появляется желание выразить все это в стихотворной форме. Много уже написал, на несколько томов хватит. С каждым годом стараюсь уровень совершенствовать.

— Сходство с Александром Сергеевичем все-таки просматривается: кудри, борода. Откуда такой имидж?

— Если честно, просто лень бриться (смеется).

— Поешь, стихи пишешь, книги запоем глотаешь. Да еще и диплом журфака питерского гос-университета на руках. Он-то тебе зачем?

— Мне журналистика всегда была интересна. Можно сказать, выбор специальности предопределила мама, подарив в детстве диктофон. Уже тогда ходил с ним за партнерами по команде (смеется). Образование хорошее хотел получить — поэтому пошел на дневное. Декан журфака Марина Анатольевна Шишкина, хоть и болеет за «Зенит», сразу сказала: «Хочешь учиться — о футболе забудь». А я ничем жертвовать не стал, знал, что справлюсь. Ну и Марина Анатольевна, увидев мое упорство, сильно помогала. Спасибо ей!

— В своей дипломной работе ты писал про «Советский спорт». Приятно.

— Не совсем про «Советский спорт». Точнее, не только про него. Тема у меня была: «Развитие электронных версий современных спортивных печатных изданий на примере “Советского спорта” и “Спорт-Экспресса”. Будущее современных медиахолдингов именно за интернет-версиями. Я и тогда так считал, а то, что сейчас происходит, только подтверждает верность моих предположений. Газеты вымирают, как динозавры. Журнал ваш, например, в основном в Интернете читаю.

“ТОМЬ” — САМАЯ ЧИТАЮЩАЯ КОМАНДА»

— Практиковаться по специальности в Томске удается? Или уровень журналистики не тот?

— Тут не в геолокации дело: столица, провинция… Все зависит от внутреннего уровня людей: главное, чтобы желание было что-то классное создавать. Как пример — наш пресс-атташе Олег Игрушкин, корифей сибирской журналистики. Умный, образованный человек, классные вещи для клубного ТВ делает и в столицу не собирается. Он, кстати, помогает мне реализовывать журналистские амбиции. Вместе с ним снимаем сюжеты для клубного ТВ, программы «Большой футбол», выходящей на местном телеканале. А в качестве ведущего я сделал сюжет-экскурсию по Томску. Еще отмечу очень симпатичный и профессиональный «Томский обзор» — сайт о культурной жизни города. Девчонки-журналистки, узнав о моих хобби, сначала сделали со мной большое интервью — о книгах я могу говорить часами. А потом в театр драмы затащили — на «Четыре окна». Такой кайф получил! Теперь в ноябре — перед отпуском — всей командой на спектакль собираемся.

— Вместе с Непомнящим?

— Естественно! Валерий Кузьмич такой культпросвет и предложил. Умный, интеллигентный человек, который постоянно повышает свой духовный уровень. Встретить его, скажем, на каком-нибудь джазовом концерте или в том же театре — проще простого. Команду воспринимает сенситивно: чувствует, чем она живет, находится в постоянном контакте с игроками. Все время какие-то новинки ребятам советует: книжные, музыкальные, интересуется, кто что прочитал за последнее время. Во многом с его подачи «Томь» — наверное, самая читающая команда в нашем футболе. С ребятами постоянно книгами обмениваемся, что-то советуем друг другу. Из Астрахани летели с последнего выезда — так больше чем полсостава с книжками в салоне сидели. Я, например, последний роман Стивена Кинга за полет проглотил.

— Все, кто работал с Непомнящим, отзываются о нем очень тепло. Чем он берет?

— Колоссальным опытом, энергетикой, которая заставляет буквально впитывать все, что говорит тренер. Как мантра: хочешь чего-то добиться — слушай Кузьмича. С Непомнящим мы работает над минимизацией брака на моей позиции (я — опорник, склонный к созиданию). При этом он позволяет творить на поле. А это очень круто!
Вообще за свою карьеру я благодарен нескольким тренерам. В 2012‑м, когда дубль «Зенита» уже перерос, а в основу было не пробиться, возник вариант с «Томью», игравшей в ФНЛ. Сергей Передня, тренировавший тогда команду, дал мне игровую практику, мы вышли в премьер-лигу. Там я дебютировал уже под началом Анатолия Давыдова, у которого играл еще в зенитовской «молодежке». Ну и Василий Баскаков, конечно, сменив Анатолия Викторовича, не побоялся сделать ставку на молодого игрока Башкирова. Всего этого, понятно, не было бы без Сергея Романова — первого тренера, давшего мне дорогу в футбол.

«ЕДИНОЖДЫ — ВСЕ РАВНО, ЧТО НИКОГДА»

— В прошлом сезоне «Томь» вылетела из премьер-лиги, проиграв в первом стыковом матче «Уфе» — 1:5. Что это было?

— Сбой системы. Детские мячи залетали, горели к 23‑й минуте 0:3. Один гол отыграли, но потом еще два получили. Могли, кстати, спастись и после 1:5. Вели в «ответке» 2:0 и опять нелепо пропустили. Цепь трагических случайностей. Для всех нас, особенно фанатов, это была настоящая трагедия. Стыдно было: когда «Томь» оказалась на грани гибели, именно она достучалась до Путина, который помог найти деньги.

— Звание лучшего игрока прошлого сезона хоть немного скрасило горечь от проваленного сезона?

— Приятно, конечно, что болельщики так оценили мою игру, но нет, не скрасило. Может, прозвучит патетически, но для меня командные успехи выше личных.

— Как сейчас в Томске с финансированием?

— Абсолютная стабильность: бюджет утвержден, задача выйти в премьер-лигу официальная — прописана на бумаге. Причем выйти напрямую, безо всяких стыков. Видимо, в руководстве поняли — Томск без футбола высшего уровня не проживет. И, если мы продолжим играть, как сейчас, все будет в порядке.

— Смог бы остаться жить в Томске?

— Хоть здесь и нет столько развлечений, сколько в Питере, не могу сказать, что умираю со скуки: уютный и хороший для жизни город. Я реально наслаждаюсь временем, которое здесь провожу, — дома бы точно некогда было заниматься теми же барабанами или столько читать. Но Питер — это Питер. Как у Тютчева: и дым Отечества нам сладок и приятен (смеется).

— Надежда вернуться в «Зенит» еще жива?

— По-моему, каждый воспитанник клуба мечтает играть за «Зенит». Но, учитывая нынешние реалии, я сознательно решил освободить голову от этих мыслей. Лишние они, мешают сконцентрироваться на главном — возвращении «Томи» в премьер-лигу. Хотя матчи родного клуба, конечно, смотрю. Не сказал бы, что питерцы угодили в какую-то функциональную яму. Подустали — да, график сказывается: в чемпионате соперники — не сахар, Лига чемпионов, сборная опять же… Но в целом Виллаш-Боаш сделал хорошую команду. Думаю, из группы в Лиге чемпионов «Зенит» выйти должен. Хотя, конечно, вылет из Кубка от «Арсенала» — из ряда вон…

— С кем-то из той, зенитовской, жизни связь поддерживаешь?

— Конечно! С Пашей Могилевцем дружим: рад, что Виллаш-Боаш дает ему играть. С Дэном Терентьевым из «Зенита-2» в прошлом году за «Томь» вместе играли. С Максом Канунниковым часто общаемся. Он мне, кстати, из Бразилии свою игровую футболку привез — классный сувенир! А сейчас вообще повод за поводом дает, чтобы я его номер набирал. В понедельник «Динамо» забил, а в четверг со «Спартаком» голевую передачу отдал и пенальти заработал. На мои поздравления Канун ответил: «Выходи с “Томью” в премьер-лигу — на поле встретимся» (смеется).

— Если вернуть всех местных воспитанников, играющих заметные роли в своих клубах — Денисова, Ионова, того же Канунникова, — что это был бы за «Зенит»?

— Отвечу фразой из «Невыносимой легкости бытия» Милана Кундеры: единожды — все равно, что никогда. То есть: живем один раз — и никто не знает, как было бы лучше, повернись ситуация так, а не иначе. Если вернут — посмотрим. Пока в «Зените» курс на классных легионеров — фантазировать бессмысленно.

ИЗ НЕИЗДАННОГО

«Мясо я опустил на вертел…»

Мясо я опустил на вертел.
И мимо кассы ладонь встречаю.
Люди, которые говорят о смерти,
едят плюшки с чаем.
Часы я разобрал и выяснил:
секунды медленно. Если бы.
Люди, которые говорят о жизни,
режут вены острым лезвием.
Дубинку я взял, бросил и
вспенил волны на берег пологий.
Цыплят будут считать по осени
люди, которые говорят о Боге.
Лестница вверх на крутую мель.
Сдался в обойме, зубами стуча.
На привязи каждого дня недели
люди, которые вообще молчат.

Евгений Башкиров

— Это стихотворение я прочел на телевидении, и его идентифицировали как «стих про “Спартак”, — смеется Женя. — Сразу хочу сказать: ни про “Спартак”, ни про “Зенит”, ни про “Томь” я стихов не пишу. Здесь про то, насколько парадоксально бывает несоответствие слов и действий. Я просто использую образы, не прикрепляя их к бытовому. Пытаюсь описать свои внутренние ощущения, переживания.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

18 июня
17 июня
Лучший футболист мира?