11 января, 2013 - 19:07

Михаил Сиваков: «Для меня и семьи год был черным»

Михаил Сиваков: «Для меня и семьи год был черным»

Полузащитник БАТЭ Михаил Сиваков давно не общался с прессой. И вот после долгого затишья он согласился на большой разговор с FootballTop.ru. Объяснил, почему решил вернуться в Борисов. Рассказал о других вариантах продолжения карьеры. Вспомнил об ультиматуме «Кальяри», чемпионстве «Вислы» и конфликте с главным тренером «Зюлте-Варегема». А также порассуждал на тему своей не совсем удачной четырехлетней «командировки» за рубеж.

— Почему все же решился остаться в БАТЭ?
— Видел заинтересованность к себе со стороны главного тренера. Виктор Михайлович так прямо и сказал: «Хочу, чтобы ты остался в команде». Взвесив все «за» и «против», я согласился. Считаю, принял правильное решение.

— Когда начались первые переговоры?
— Еще на сборе в Германии перед лигочемпионовским матчем с «Баварией». А уже по приезду начались разговоры о подписании контракта.

— Сразу же согласился, исключив другие возможные варианты продолжения карьеры?
— Где-то в глубине души изначально был согласен. Хотя понятно, что сперва нужно было решить некоторые вопросы, не зависящие ни от меня, ни от БАТЭ. Компромисс нашелся, и все стало окончательно ясно. Что до других вариантов, то их было немного. Например, мог вернуться в Бельгию, в «Зюлте-Варегем». Все-таки команда проводит неплохой сезон, идет на втором месте в чемпионате. Но там работает тот же тренер, с которым у меня не совсем сложились отношения. Потому не видел смысла возвращаться. Сейчас для меня лучше остаться в БАТЭ, в родной команде, где пройду полноценную предсезонную подготовку. Что касается других предложений, так были кое-какие разговоры, но сейчас нет смысла вспоминать, ведь подписан контракт с борисовским клубом.

— Россию, популярное направление для белорусских футболистов, наверное, рассматривал?
— Были разговоры, но пришлось бы ждать: где-то непонятная ситуация с бюджетом, где-то должны были произойти изменений в тренерском штабе. В общем, требовалось время, а мне хотелось войти в новый год с определенностью.

— Потом не пожалеешь? В России куда большие финансовые возможности, а из Беларуси ты рано или поздно все равно уедешь.
— Всех денег не заработаешь. При подписании контракта с БАТЭ финансовый вопрос был не на первом месте. И если бы хотел просто получать деньги, тогда даже не уезжал бы из Бельгии. В «Зюлте-Варегеме» у меня был хороший контракт. К тому же это Европа. Но в первую очередь я думаю о развитии карьеры.

— Почему согласился на трехлетнее соглашение? Остался бы на один сезон, ведь в статусе свободного агента проще уйти.
— Таково совместное решение. Да, возникали некоторые нюансы, но в итоге пришли к мнению, что соглашение на три года — это стабильность. Если хорошо себя проявлю, то, посоветовавшись с руководством клуба, всегда можно найти правильное решение.

— Анатолий Капский случайно не с помощью насилия и криков заставил тебя подписать контракт? Агент Александра Гутора рассказывал, что именно с такими методами убеждения пришлось столкнуться его подопечному.
— Нет, мы выслушали мнения друг друга и нашли компромисс. На меня никто не кричал. Считаю, в таких вопросах истерика вообще неуместна. Достаточно встретиться и спокойно поговорить, чтобы найти вариант, который устроит обе стороны. Наш вопрос разрешился мирно.

— Покидая БАТЭ в 2009 году, мог предположить, что так скоро вернешься?
— Четыре года — это не так уж и быстро. Конечно, хотелось зацепиться за Европу. Вот только там отношение к белорусским игрокам другое. Во многом на это влияет отсутствие паспорта ЕС, потому нас неохотно зовут в топовые чемпионаты.

— Обратил внимание на изменения в борисовском клубе?
— Микроклимат и дружеская атмосфера остались прежними. А вот в профессиональном плане команда действительно прибавила. БАТЭ не уступает ни одному из клубов, в которых мне приходилось играть ранее. То же самое можно сказать и об инфраструктуре. Осталось лишь дождаться, когда закончится строительство собственного стадиона.

_dsc0335_cr.jpg

— В одном из интервью ты отмечал: «В том, что не получилось заиграть за рубежом, должен винить лишь себя». Мог бы развить эту мысль?
— Понимаешь, иногда говоришь: плохой тренер, не та игровая схема… С другой стороны, все в твоих руках. Так и получается, что где-то не выдержал конкуренцию, где-то не сумел адаптироваться. В той же Италии без знания языка первое время было очень тяжело. Если бы побыстрее освоился, считаю, мог бы закрепиться в «Кальяри».

— Напомни о сути конфликта с главным тренером «Зюлте-Варегема».
— Все это немного раздуто. Просто возникла ситуация, когда наши мнения в определенный момент разошлись. Понятно, с тренером нельзя спорить. Но ведь с моей стороны и не было никакого спора. Если вспоминать ту историю, то в одном из поединков команда добилась победы, я провел на поле все 90 минут, и меня признали игроком встречи. А потом на предматчевой тренировке тебя определяют в центр обороны во вторую команду. Мне стало обидно, дал волю эмоциям. Теперь, вспоминая тот эпизод, думаю, нужно было промолчать. Все понимаю. Но тогда я ждал шанса, провел хороший матч и надеялся зацепиться за место в основном составе. Тренер же рассчитывал на других футболистов. Вот мои амбиции и сыграли.

— Тебя ведь определили в центр обороны не в официальной встрече, а на двусторонке…
— Я знал, что наигрывается основной состав. Во второй команде тренер всегда задействовал резервистов. Значит, понятно, кто на следующий день останется на скамейке запасных. Так вот мне было обидно, что хорошо провел предыдущий матч, а тут такое. Думал, получу еще шанс, начну проявлять себя. А потом вижу: на меня не рассчитывают.

— Никогда не задумывался, что таким образом проверяли твою психологическую устойчивость?
— Кстати, да, сейчас повел бы себя иначе. Тогда… Я сам по себе вспыльчивый человек и всегда стараюсь говорить прямо в лицо. Никаких претензий к тренеру не предъявлял, а просто подошел и спросил, почему так происходит, раз мной были довольны, почему рассчитываете на других? Наставнику команды это не понравилось. Хотя я хотел выяснить, в чем суть дела. Может, плохо работаю на тренировках или в чем-то не устраиваю? На что тренер ответил: «Ты меня полностью устраиваешь: нравится, как работаешь, нравятся твои человеческие качества. Извини, но рассчитываю, на своих ребят».

— Ты говоришь, что сейчас поступил бы по-другому. Как, например?
— Промолчал бы. Тренер ведь отвечает за результат. Я продолжил бы работать и доказывать готовность на тренировках. Хотел бы еще подчеркнуть: проблема не в том, что меня определили на непривычную позицию. Абсолютно нет. В БАТЭ же в пару мачтах играл в центре защиты. Да, не совсем комфортно себя чувствовал, но вопрос в другом. Тот же Гончаренко подошел и сказал: «Не хватает ребят из-за травм и вызова в сборные. Нужно закрыть позицию, а у тебя есть необходимые качества». Все, никаких вопросов, и я готов сделать все во благо команды. В «Зюлте-Варегеме», повторюсь, провел хороший матч, тренер до этого меня всегда подбадривал: «Продолжай также работать». А перед следующим туром тобой закрывают дырку. Потому в той ситуации на первый план и вышли эмоции.

— Когда уходил из команды, может, тренер все же объяснил свое решение?
— Уже когда находился в Минске, состоялся телефонный разговор. Поблагодарил тренера за совместную работу. Тепло так пообщались. Он сказал, что будет рад снова увидеть меня в команде, так как я всегда профессионально относился к футболу. Так что мы расстались на положительной ноте.

— Если рассматривать в общем, переезд в Бельгию не считаешь ошибочным?
— Тяжело дать однозначный ответ. Когда подписывал контракт, команда располагалась в середине турнирной таблицы. Руководство ставило задачу через 3-4 года выйти на уровень «Андерлехта» и регулярно выступать в еврокубках. Тогда мне в те прогнозы слабо верилось. Сейчас вижу, что «Зюлте-Варегем» уверенно идет на втором месте в чемпионате, значит, двигаются в правильном направлении. Что до вопроса, то нельзя жалеть о поступках, которые сделал осмысленно. И даже в той конфликтной ситуации приобрел опыт. А так в Бельгии все нравилось: атмосфера на стадионах, отношение к футболистам со стороны болельщиков. Потому все же ни чем не жалею.

— Не берем в расчет бельгийский период. Почему вся твоя легионерская карьера на данном этапе сложилась не так, как хотелось бы?
— Возьмем «Кальяри». После удачно проведенного молодежного чемпионата Европы возвращался в Италию с конкретным желанием доказать свою состоятельность. Процесс адаптации уже прошел, язык выучил. Но в один день меня вызывает в офис президент клуба и сообщает: «В команде есть два места, позволяющие задействовать двух человек без паспорта ЕС. Одно — бразильцу Нене. Второе — твое. Но мы хотим приобрести нападающего Тьяго Рибейро, который стоит 7 миллионов евро». Мне тогда прямо сказали: «У тебя действующий контракт, но есть два варианта: ищи новую команду или год не будешь играть». Мне не хотелось год сидеть без игровой практики, потому в последний момент и решился на переход в Бельгию.

— Периодически просматриваю комментарии болельщиков, так вот неоднократно обращал внимание на фразу, что нынешний Михаил Сиваков сбавил в игровом плане. Дескать, до переезда в Италию ты был совсем другим футболистом.
— У каждого есть свое мнение. Меня же интересуют мнения моей семьи, тренера и руководства клуба. Остальное субъективно. Людям, которые сидят у монитора и клацают по клавиатуре, мне нечего доказывать. Никому не известно, кто они в жизни. Еще обратил внимание на такую тенденцию: как только наши ребята уезжают из чемпионата Беларуси, вырываются на другой уровень, а в новом клубе дела не ладятся, тогда болельщики начинают негативно отзываться о футболистах. Это характеризует нашу культуру, менталитет, уважение к спортсменам своей страны.

mikhailsivakovlosclillemetropolevfcth6zamg3cghl.jpg

— Ежегодно футболисты БАТЭ уезжают в зарубежные клубы, но в большинстве случаев в новых командах они либо не играют, а то и вовсе возвращаются обратно в Борисов. Может, знаешь универсальный ответ?
— Вопрос не из легких. Дома, в Беларуси, когда рядом семья, все по-другому. Одному не так уж легко. Но у каждого своя история, индивидуальная ситуация. Потому нельзя взять и обобщить. В любом случае каждый из нас должен сперва покопаться в себе.

— Что ты четыре года назад сделал бы иначе?
— Ничего не менял бы. Уехал бы в Италию — топовый чемпионат. Туда дважды не зовут, и мне хотелось попробовать свои силы. Сейчас я благодарен судьбе за возможность поиграть с великими футболистами, поработать под руководством сильных тренеров — Аллегри и Донадони. Один сейчас в «Милане», второй возглавлял сборную Италии. В этом плане мне грех жаловаться. Что до будущего, так возраст еще позволяет набрать былые кондиции и играть на высоком уровне.

— Какие моменты из итальянского периода карьеры стали наиболее запоминающимися?
— В первую очередь вспоминается «Пьяченца», куда «Кальяри» отдал меня в аренду. Долго решался на переход. Впоследствии не пожалел: играл, тренер ко мне хорошо относился, многому у него научился. Именно здесь многое приобрел в игровом плане, прочувствовал атмосферу итальянского чемпионата. Пускай и Серия В, но уровень достаточно серьезный. Вне зависимости от места в турнирной таблице все команды борются за результат.

— Как насчет Польши?
— Очень понравилось. Там болельщики с удовольствием ходят на футбол, заполняют стадионы. Я же поработал под руководством хорошего тренера, у которого были интересные идеи. Да и как человек он мне симпатизировал. Еще «Висла» стала чемпионом, я зачастую появлялся на поле в основном составе, видел заинтересованность к себе — тоже грех жаловаться.

— Напоследок пару слов о Бельгии.
— Как только перешел в команду — играл. Потом произошла смена тренера. Появился человек, который тебя не знает и рассчитывает на своих футболистов. Этот факт немного смазал общее впечатление. Уверен, если бы остался прежний тренер, при нем я постоянно играл бы. Ведь именно он и приглашал меня в коллектив. Вспоминаю его слова: «Год-второй — и ты не задержишься в чемпионате». Только судьба распорядилась иначе. Хотя и в случае с Бельгией ни о чем не жалею, потому как тоже приобрел определенный опыт.

— 2012 год принес тебе больше положительных или отрицательных эмоций?
— Не хочу развивать тему, но для меня и семьи год был черным. Даже не в футболе дело. Пускай футбол и является моей жизнью, но это всего лишь игра. Так что в любом отношении 2012-й никак не могу занести себе в актив.

— Почему долгое время ты не общался с прессой?
— Не было желания. Знаю, что в клуб поступали многочисленные просьбы об интервью, но я отказывался. Просто не хотелось говорить, а хотелось доказать все делом.

— На днях ты вернулся из Италии. Решал какие-то вопросы?
— Нет. Решили с девушкой отдохнуть в последние дни отпуска.

— Основная часть отпуска прошла в ОАЭ?
— Был там со своей девушкой и мамой. Впервые побывал в Эмиратах, и мне там очень понравилось. Да и погода отличная. К тому же впервые за последние три года отпуск получился полноценным.

— Молодежь пытается отдохнуть от родителей подальше и подольше, а ты вот маму с собой взял…
— Нам нужно было всем отдохнуть от ушедшего года. Хотелось бы, чтобы 2013-й сложился намного лучше.

— Каким видишь для себя грядущий сезон?
— Говорить можно что угодно, рассказывать всем, что ты в порядке. На самом же деле, все нужно доказывать на футбольном поле. Так что обойдемся без лишних слов — постараюсь доказать все делом. Надеюсь, и для БАТЭ все сложится удачно, а то от концовки группового раунда Лиги чемпионов остался некий осадок. Стартовали ведь хорошо, но хотелось бы идти по нарастающей, поэтому жду новых побед и успехов.

Андрей Глузд
Фото: Getty Images, Петр Петровский/FootballTop.ru

Смотрите также: актуальные белорусские футбольные трансферы

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

13 ноября
Лучший футболист мира?