14 ноября, 2014 - 02:16

"Фром май харт". Виталий Мутко. "После Вены тема зарплаты Капелло должна быть закрыта"

Министр спорта РФ, как и было обещано, каждые две недели комментирует специально для «СЭ» последние события российского и мирового спорта в нашей новой рубрике.

О КАПЕЛЛО, ПАНУЧЧИ И СБОРНОЙ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ

- Встречались ли вы с Капелло?

— Да. Мы обсудили актуальные вопросы, связанные с подготовкой сборной России. Сейчас у команды ключевой матч отборочного цикла в Австрии, и в его преддверии я не хотел бы комментировать некоторые вещи, о которых вы, безусловно, собирались спросить. А вот после игры мы к ним обязательно вернемся.

- Как настроение у нашего главного тренера перед решающим матчем?

— Работа ему нравится, он подходит к ней абсолютно профессионально, практически живет ею. Так что никаких поводов для беспокойства я здесь не вижу.

Где деньги Капелло?

- Даже связанных с невыплатой Капелло зарплаты уже за пять с лишним месяцев?

— Естественно, эта ситуация его тревожит, причем даже не столько в связи с отсутствием денег как таковых: он верит, что рано или поздно все разрешится. Но Фабио — публичная фигура большого масштаба, самые влиятельные европейские издания стоят к нему в очереди за интервью, и он прекрасно понимает, о чем будет первый вопрос. А ответа на него у Капелло, к сожалению, нет.

- Когда же он его получит?

— Мы с вами уже говорили на эту тему — это прерогатива РФС, который, увы, не совсем правильно расставляет приоритеты в своей финансовой политике. Но вновь окунаться в дискуссии на тему, кто дает деньги и куда они уходят, сегодня не хочу. Все намеки и выпады в свой адрес, напоминающие уже некую мыльную оперу, мне известны. И, как вы помните, отвечал на них. Но сейчас все мысли только о матче, о поддержке команды. А вот после игр в Вене и Будапеште мы к вопросу обязательно вернемся. И тему, надеюсь, закроем.

- Но ее последствия сказываются на команде: на сбор перед Австрией не прибыли два ее тренера — Пануччи и Нери.

— У этой ситуации есть две стороны. С одной, те, кому положено, действительно организовали работу не так, как следовало, и здесь необходимы жесткие выводы. Но с другой, итальянские специалисты тоже повели себя не совсем верно. Ультиматум — это не форма цивилизованного общения. Особенно если хочешь продолжать работу, как заявил Пануччи.

Помощники в первую очередь подвели самого Капелло. Я не в курсе всех переговоров, но знаю, что контракты долго обсуждались и были практически готовы. Их, естественно, подписали бы, никто обманывать итальянцев не собирался. Но давайте пока все-таки отложим обсуждение. Обещаю, что после Австрии мы к этой теме вернемся и вы получите конкретные ответы на все основные вопросы.

О ВЛИЯНИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ НА СПОРТИВНЫЕ БЮДЖЕТЫ

- Как политическая и экономическая ситуация в стране влияет на спорт? В частности, насколько бюджеты сборных со всеми их соревнованиями и сборами за рубежом выдерживают падение рубля?

— Ситуация, безусловно, очень непростая. В целом мы с ней справляемся, но некоторые траты пришлось, естественно, оптимизировать. В 2015 году нам предстоит участие во многих турнирах и чемпионатах, дающих олимпийские лицензии, — многие из них пройдут не просто за рубежом, а на американском континенте и в Азии. При этом плата за билеты и багаж все время растет, поэтому бюджет на следующий год формируется крайне сложно. Сборные пока этого не замечают, но, как будет развиваться финансово-экономическая ситуация дальше, никто сегодня не предскажет.

Российский спорт набрал в последние годы очень хороший темп, и резервов для безболезненного сокращения расходов у нас практически нет. Наш бюджет при этом абсолютно прозрачен, и все ресурсы, в него заложенные, составляют около 70 миллиардов рублей. Поделите это на все виды, все команды и все регионы — и станет ясно: никто здесь не жирует.

Но обстоятельства заставляют использовать средства еще более рационально, и от чего-то, конечно, придется отказываться. Будем, в частности, пересматривать условия содержания спортивных объектов, активнее подталкивая их к самоокупаемости за счет дополнительных услуг.

При этом у нас, как вы помните, есть масса обязательств в следующем году, от которых мы не собираемся отказываться: это проведение чемпионата мира по водным видам спорта, Сурдолимпийских игр, чемпионатов мира по таэквондо и шорт-треку, форума «СпортАккорд» в Сочи, этапа «Формулы-1». А еще предстоит церемония жеребьевки футбольного ЧМ-2018 — грандиозное мероприятие с участием 209 стран. Так что задачи остаются теми же, а работать для их выполнения предстоит больше.

- Насколько экономическая ситуация может ударить по клубам и командам в игровых видах спорта? Вот Леонид Федун прогнозирует большие проблемы пяти клубам РФПЛ…

— Очень многое зависит от профессионализма менеджеров того или иного клуба. Или той или иной федерации. Мы с вами пережили уже два серьезнейших экономических кризиса — и, вспомните: там, где менеджмент был грамотнее, потери удавалось минимизировать.

Если говорить по-крупному, главная затрата любого клуба — контракты со спортсменами. Они, как правило, заключаются в евро или долларах. Поэтому для микширования влияния инфляции грамотные руководители сразу привязывают их к определенному, фиксированному курсу валют.

Мы, кстати, показали здесь пример: выплаты призовых за Олимпиаду впервые не были привязаны к долларам. Стипендии сегодня тоже платим исключительно в рублевом исчислении. Мне кажется, что если, условно, футбольная лига, заручившись поддержкой каждого клуба, предложит всем зафиксировать в расчетах с игроками курс доллара (или евро) на определенном уровне, это решит многие вопросы.

- Есть и такой аспект проблемы: многие наши клубы находятся на дотации регионов, чьи бюджеты также испытывают сегодня немалое давление.

— Да, регионы переживают не лучшие времена, а прерогативой для них, безусловно, являются социальные выплаты и проекты. Но пока каких-то больших проблем мы не наблюдаем — сокращения бюджетов на физкультуру и спорт в областях и краях не происходит. Но предсказывать светлое будущее в нынешних условиях не возьмется никто, поэтому думать над расстановкой приоритетов надо всем — и руководителям клубов, и главам федераций. Не паникуя при этом, а работая.

- Еще один, может быть, частный, но интересный вопрос в связи с санкциями: не возникают ли из-за них проблемы с закупкой и ввозом иностранного оружия в стрельбе и биатлоне? Не будет ли повсеместного перехода на отечественное оружие? Есть ли проблемы с каким-то другим спортивным инвентарем?

— Сложности есть — но не столько по оружию, где все как было, так и осталось. Есть другие вещи, которые мы у себя не производим. Их стоимость в связи с ростом курса евро и доллара в последние месяцы резко возросла. Здесь тоже приходится как-то оптимизировать расходы.

ОБ ОПТИМИЗАЦИИ РАСХОДОВ НА ЧМ-2018

— Нет ли у вас тревоги, что даже в городах ЧМ-2018 — тех же Саранске, Калининграде, да даже Самаре, не говоря уже о Волгограде, — интерес к футболу может резко упасть, если клубы ввиду финансовых проблем изменят, скажем так, свой статус?

— Что-то я и сегодня не вижу футбольного бума в названных вами городах. Мы исходим из того, что сила того или иного клуба на интерес к чемпионату мира в месте его дислокации особенно не влияет. Наоборот, подготовка к ЧМ-2018 — это не только развитие инфраструктуры, но и популяризация футбола и спорта.

Чемпионат мира — это локомотив, который тянет сегодня наш футбол. Мы строим первоклассные стадионы, создаем современные базы, укладываем поля. Плюс модернизируем отели, аэропорты, дороги. То есть, улучшаем качество жизни. Поэтому инвестиции в этот турнир окупятся сторицей. Да и сейчас они позитивно влияют на экономику — скажем, завод в Белгороде стал главным поставщиком металлоконструкций для всех стадионов, что позволило ему увеличить свои мощности. И таких примеров десятки.

- Непосредственно на подготовке чемпионата мира режим экономии, о котором вы говорили выше, как-то отразится?

— Нет. Эта программа была оптимизирована еще на начальном этапе. Первый вариант был воистину наполеоновским, он предусматривал очень серьезные инвестиции в развитие 11 городов турнира, но потом мы приняли куда более реалистичные проекты. И когда сейчас кто-то говорит о трате огромных денег, ему можно посоветовать взять в руки ручку и блокнот и вспомнить начальные знания математики.

Если разделить 336 миллиардов государственных вложений на 11 городов, то на каждый в среднем получится около 30 с половиной миллиардов. Много ли это, учитывая стадионы, базы, отели, аэропорты, дороги, связь, транспорт, безопасность? Поэтому мы рассчитываем и на деньги субъектов Российской Федерации, и на частные инвестиции — прежде всего в отели и аэропорты. А задача властей — обеспечить инвесторам соответствующие условия. Как, скажем, владельцам единственного частного стадиона ЧМ-2018, спартаковского, получившим соответствующий участок земли, который позволит им компенсировать в будущем свои расходы.

Кстати, могу сказать, что все арены турнира прошли этап экспертизы проектов, за исключением Калининграда и Екатеринбурга, где, как вы помните, было принято решение о сокращении количества мест до 35 тысяч — им предстоит повторная экспертиза, которая пройдет до апреля.

- Так ведь шла речь о том, что изменится концепция еще по двум аренам, которые не примут матчи стадии плей-офф?

— Такое желание у нас на самом деле было, но реализовать его, похоже, не получится. По прогнозам ФИФА, сокращение посадочных мест в Калининграде, Екатеринбурге и «Лужниках» принесет международной федерации снижение доходов в размере 50-60 миллионов долларов. Там это считают границей допустимого.

Так что 21 ноября на Совете ФИФА в Сочи мы, скорее всего, представим на согласование расписание турнира без изменения вместимости других арен. В декабре расписание будет утверждено и начнется формирование билетной программы. После чего изменения уже просто невозможны.

О ЧЕМПИОНАТАХ МИРА ПО ХОККЕЮ И ВОЛЕЙБОЛУ

- При общей оптимизации расходов президенты международной (Ари Граса) и Всероссийской (Станислав Шевченко) федераций волейбола оптимистично оценили шансы России принять чемпионат мира по этому виду спорта в 2018 году. Они погорячились?

— Те проекты, где нет необходимости больших вложений в инфраструктуру, мы вполне можем рассматривать. Решений по волейбольному чемпионату пока не принималось, поэтому анонсировать я ничего не стал бы. Теоретически мы свой пакет по крупным соревнованиям до 2020 года сформировали, но там, где просто идет загрузка имеющихся мощностей и есть плюс для экономики региона (в том числе и от приезда болельщиков), все возможно.

В принципе мы инициативу Всероссийской федерации волейбола поддерживаем, но для окончательного решения попросили предоставить для изучения все необходимые документы.

- Если волейбол пока только в проекте, то с хоккеем все уже решено. Как идет подготовка к чемпионату мира?

— В плановом режиме. Мы хотим еще до конца этого года определиться с теми дворцами, в которых он будет проходить, — варианты есть и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Решающей здесь станет позиция правительств двух этих регионов, которую они сформулируют в ближайший месяц-полтора.

- Темпы реконструкции «Мегаспорта» вас устраивают? Не повлияет ли на его скорость уголовное дело в отношении руководства спорткомплекса, о котором стало известно на этой неделе?

— Нет, не повлияет. В том, что к чемпионату мира «Мегаспорт», если понадобится, будет готов, сомнений у меня нет. Но есть и другие арены-претенденты, поэтому вопрос надо изучить и принять решение. С учетом, естественно, того обстоятельства, что в Москве предстоит играть сборной России.

О ЛЕГКОВЕ, СКОБРЕВЕ И ГАЛИМЗЯНОВЕ

- Лыжник Александр Легков решил уйти из группы швейцарского специалиста Рето Бургермайстера. Оправданно ли теперь существование разных тренировочных групп в сборной России по лыжным гонкам?

— Что значит «теперь»? Групп у мужчин и было три — кроме Бургермайстера, это группы Каминского и Перевозчикова. У Каминского, где работают спринтеры, Легков и готовится. Он, по моим данным, прибыл туда в хорошем состоянии и активно трудится. Саша — спортсмен такого уровня, который сам прекрасно понимает свои возможности и потребности. Ему просто надо «привязаться» к какой-то группе, где есть все необходимое — массажисты, смазчики и так далее.

- Надо ли потакать спортсменам в индивидуальных видах спорта в их желании тренироваться в режиме самоподготовки? Ведь это делает их тренировки намного дороже.

— Речь, подчеркну, не идет о самоподготовке Легкова. Никто под него лично бригаду не создает. А вообще, все иногда бывает наоборот — цена индивидуальной подготовки пловцов в США обычно дешевле их же работы в группах.

- Многие спортсмены в зимних видах спорта пропускают послеолимпийский сезон из-за травм или других причин (например, Иван Скобрев участвует в телевизионном шоу-проекте). Остаются ли они на ставках в Центре спортивной подготовки?

— Каждый случай индивидуален. Если спортсмену надо залечить старые травмы, сделать отложенные ранее операции, ему такая возможность предоставляется. Если же ты просто прервал подготовку, то, скорее всего, на ставке не останешься. Все решается просто: у каждой сборной есть определенная квота, исходя из которой ставки и начисляются. Список формирует главный тренер, министерство его утверждает и заключает соответствующие трудовые контракты.

При этом исключения возможны только по специальному решению — обычно с моего согласия.

- Кому такое согласие было дано в последний раз?

— Не хочу переходить на конкретные примеры, тем более что обстоятельства все время меняются. Если понимаю, что в перспективе человек будет готовиться к Олимпиаде, а сейчас ему просто нужно отдохнуть, могу пойти навстречу. Опять-таки — учитывая, что за личность этот спортсмен. Но в таком случае тоже существует прописанный механизм — в частности, меняется система оплаты.

- Велосипедист Денис Галимзянов пожаловался «СЭ», что спортсмену, отбывшему допинговую дисквалификацию, практически невозможно возобновить карьеру из-за предвзятого отношения федерации. Нет ли у Минспорта намерения придумать программу реабилитации бывших допингеров, подобно тому, как существуют программы реабилитации бывших преступников?

— Никакой специальной программы здесь не нужно. Посмотрите на Дениса Юскова — и сразу поймете, что все зависит от самого спортсмена. Ну и, конечно, от размера прегрешений: дисквалификации-то бывают очень длинными, а то и пожизненными.

Другое дело, что не во всех федерациях у нас сегодня все благополучно. Опять же не хочу обсуждать конкретные примеры, но субъективные препоны на пути того или иного атлета, отбывшего наказание и прилагающего все силы, чтобы вернуться на высокий уровень, мы устраняли и будем продолжать устранять. А дальше, повторюсь, все зависит лишь от самого спортсмена. Вот и вся программа.

О ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ БОКСЕ И ДРУГИХ ЕДИНОБОРСТВАХ

- Этой осенью как никогда много интересных боев с участием россиян в профессиональном боксе. Не стоит ли Министерству спорта включить его в перечень признанных видов спорта, как это недавно было сделано с «Формулой-1»?

— Сложный вопрос. Не думаю, что нам это что-то даст — сегодня и в любительском боксе идут большие реформы, он как раз двигается в сторону профессионального — как в изменении формулы отбора на Олимпиаду, так и в создании клубов. Меняются и правила.

Бокс как вид спорта у нас в любом случае признан. Меня гораздо больше беспокоит другая ситуация: активное продвижение огромного количества неолимпийских единоборств, так называемых боев без правил и им подобных. Что негативно сказывается на популярности той же борьбы, которую мы с таким трудом отстояли.

Спорт сейчас развивается по принципам шоу: где больше зрительского внимания, там и больше денег. Вот и получается, что некоторые виды олимпийской программы мы можем просто-напросто потерять. Такая ситуация волнует не только нас, но и МОК — именно поэтому на его декабрьской сессии будут рассматривать новые подходы к составлению олимпийской программы.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

10 декабря
9 декабря
Кто выиграет чемпионат России-2016/2017?