11 декабря, 2014 - 13:01

Максим Самченко о "сдаче" матча "Шахтеру" в 2011 году и играх в Ираке под звуки взрывов

Один из самых опытных футболистов премьер-лиги также рассказал о футболе 90-х и своих дальнейших планах.

Защитник Максим Самченко дебютировал в большом футболе в 16 лет в 1995 году. Он был одним из лидеров молодежной сборной Казахстана, игравшей на чемпионате мира, играл в Лиге чемпионов, вызывался в главную сборную, становился чемпионом и выигрывал кубок страны. Летом этого года Самченко расторг контракт со «Спартаком». Сам он склоняется к завершению карьеры, но еще готов поиграть, если будут предложения.

Защитнику, который в чемпионатах Казахстана провел 417 матчей, есть о чем рассказать. Лихие девяностые, наркоманы-знакомые, обмен итальянских сапожек на квартиру, дедовщина, арест в Иране, теракты, Титов, Тихонов, татуировка и сербы-цыгане — в большом и эксклюзивном интервью Максима Самченко корреспонденту Vesti.kz.

«Платят зарплату — они довольны»

— Почему вы покинули «Спартак»?

— Сложилось так. Не было результата плюс травма.

— Но при этом вы продолжали играть, несмотря на травму.

— Да мучился больше. Травма с самого начала сезона не давала играть в полную силу.

— Смена тренера тоже повлияла на ваш уход?

— Все накопилось. Желание уйти было давно. Так решили, подошли и сказали: «По обоюдному согласию».

— Вы впервые за карьеру играли в команде-аутсайдере.

— Я вообще не знаю, зачем им команда премьер-лиги. В клубе нет никаких условий. Например, нет базы, поэтому одни футболисты жили в гостинице, другие — на квартирах, а некоторые — вообще в общежитии.

— На первый матч до Костаная вы добирались на поезде. Это необычно для команды премьер-лиги.

— Все было: и поезд, и автобус. Потом к поездам хоть добавились самолеты. Конечно, это было непривычно. Говорю же, не было условий. Они радовались тому, что платят зарплату — они этим были довольны.

— Чем занимались после ухода? Как здоровье?

— Здоровье — нормально. В основном отдыхал. Еще обучался на тренерских курсах, получил категорию А.

— Собираетесь продолжать игровую карьеру?

— Больше нет, чем да. Будут достойные варианты — можно подумать. Нет — закончу.

— Варианты из первой лиге рассмотрите?

— Нет, не хочу.

— Вы как-то пробовали уже искать команду — через агентов, например?

— Нет, даже не пытался. Вдруг кто-то где-то вспомнит — переговорим, сам напрашиваться не буду.

«Меняю квартиру на итальянские сапоги»

— Вы в профессиональном футболе дебютировали в 1995 году. Каким тогда был чемпионат Казахстана?

— Если честно, с тех времен мало что поменялось. Те годы хоть сейчас ругают, но условия — например, поля — были лучше: в Талдыкоргане, в Усть-Каменогорске, в Кызылорде. Что поменялось? К сожалению, мы далеко вперед не ушли. Отличается финансовая сторона — по сравнению с 90-ыми, конечно, большая разница. Сейчас у ребят, которые начинают карьеру, есть возможность сколотить капитал.

— Нам, родившимся в 1990-ых годах, рассказывали, что в Темиртау жизнь в те годы была очень трудной.

— Времена были тяжелые. Люди просто выживали. Многие уезжали кто куда, побросав квартиры. В те времена даже были такие объявления: «Меняю квартиру на итальянские сапоги». Люди просто убегали города, потому что не было ни воды, ни отопления. Было такое, что даже готовили на улице: выходили во дворы, вырубали деревья, разжигали костры.

— Многих ваших ровесников в Темиртау в 90-ые погубили наркотики. Это стереотип или правда?

— Да и сейчас наркоманов хватает. Просто в те годы жизнь была несладкой, поэтому их было так много. Друзей среди наркоманов у меня не было. А вот многих знакомых погубили наркотики. Меня от всего этого отгородил спорт. Не получилось бы с футболом, пошел бы на хоккей. Но так сложилось, что связал свою жизнь именно с футболом.

— В те времена частенько задерживали зарплаты?

— Были задержки, да, как и сейчас: полгода дают, потом полгода ждешь.

— Каково в 16 лет играть с взрослыми мужиками?

— Не помню, что чувствовал. Я просто выходил и играл. У меня не было техники, я за счет здоровья, самоотдачи и дисциплины и вылез. Здоровьем бог меня наградил, папке с мамой спасибо. У меня было желание играть, характер — многое зависит от него: если у тебя есть характер, ты пробьешься. В те годы сурово все было. Когда я был молодым, мы ничего не могли сказать «старикам». Сейчас все поменялось, другие времена, молодежь может и нагрубить, и что-то в ответ сказать. Я не про всех молодых говорю, но такие есть. Здесь все зависит от воспитания.

— В 16 лет не было соблазна подхватить звездную болезнь?

— Ну, было такое, чуть-чуть. Но тогда «старики» быстро на место ставили. Там даже лишний раз посмотреть нельзя было, и я старался даже не разговаривать особо. На тренировке могли разок как дать за это.

— Били?

— Бывало.

— Вы пробовали отвечать? В молодости обычно ведь не думаешь, что можешь в драке проиграть.

— Субординацию я всегда соблюдал.

— Но я не поверю, что вы ни разу за карьеру не подрались.

— Драки есть во всех командах. Если они есть, значит, есть характер. Я тоже дрался. Последний раз это было в «Атырау». Я бы не хотел называть фамилию. Это не легионер, не молодой. Слово за слово, сцепились с ним. Потом друг другу руки пожали и нормально общались.

— В 1997 году вы покинули родной «Булат», перейдя в «Восток». Как тогда осуществлялись переходы?

— Сначала из Темиртау туда уехали ребята постарше: Александр Москаленко, Рафаэль Хамидуллов, Владимир Каштанов и Олег Лотов. На следующий год туда перешел и я. Следили, видимо, за мной. Там еще в тренерском штабе работал Загидулла Мукаев из Темиртау. Он и позвонил с предложением перейти. Приехал в «Восток» к Сергею Гороховодацкому, прошел сборы — самые тяжелые сборы в моей карьере. Три тренировки в день, были колоссальные нагрузки. Сейчас, в 35-летнем возрасте, я вряд ли бы снова это выдержал — а тогда был молодой, пофиг!

Молодежная сборная, Нигерия, слезы

— Вы были в той самой молодежной сборной, которая отобралась на чемпионат мира 1999 года. В чем была сила той команды?

— Там все сложилось как нельзя лучше: подобрался отличный коллектив, ребята все были индивидуально сильные, Владимир Фомичев проделал хорошую работу, плюс сопутствовала нам удача. Нам и в первом отборочном раунде чуть повезло, и во втором — доля везения была. Но это еще и благодаря тому, что команда у нас была хорошая. Мы были дружными, много времени проводили вместе, это тоже сказалось.

— Давид Лория в интервью «Каравану» недавно рассказал, что вы плакали от счастья, когда узнали, что вышли на чемпионат мира.

— Да! Никто уже не верил, потому что мы свой шанс упустили. В матче с Саудовской Аравией мы выигрывали 1:0, но в концовке пропустили два мяча. Поэтому все решалось в матче Таиланда и Кувейта. Тайцам нужно было обязательно побеждать. Они играли дома, и судья их так гнал. Они быстро забили, но Кувейт каким-то чудом сравнял счет. Ничья нас устраивала. И когда судья дал финальный свисток — все начали рыдать от счастья. Эмоции понятны, потому что никто уже не верил, что мы поедем на чемпионат мира. Честно признаться, такой радости и таких искренних эмоций в футболе я больше никогда не испытывал.

— Помните, как тогда добирались до Нигерии?

— Долгий был перелет. Мы были в Германии на сборах, недельный цикл. Из Леверкузена мы поехали в Амстердам на автобусе, оттуда уже самолетом в Лагос. Перелет был тяжелым, но в молодости спокойно переносишь самолеты. Германия, конечно, страна-сказка! А вообще в первый раз за границу я поехал в Шри-Ланку — тоже с молодежной сборной. Там рай, слоны гуляют. В Азии вообще хватало экзотики. Выезды в Иран и Ирак — это самые тяжелые. Постоянно слышали взрывы. Бывало, играешь, а рядом теракты. Ложишься спать — снова слышишь взрывы.

Страшно, конечно, было. Был случай, когда нас задержали в Иране. Не помню, кто, но что-то сфотографировал на улице и из-за этого ребят арестовали. Такие у них законы. Нам пришлось задержаться всей командой на неделю.

— Что удивило в самой Нигерии?

— Нищета. Полнейшая. Страшно. Совсем другой мир, другая земля. Люди живут по своей философии. Допустим, у них манго растет, они его собирают, потом продают. Хотя, кто его покупает?! Полная нищета в стране, даже бензина не было. Местным жителям непривычно было видеть людей с белым цветом кожи. Их реакция была понятна: они смеялись, как мы раньше смеялись над черными. На самом чемпионате мира больше всего запомнилась жара. А сама организация турнира была ужасной. Нас заселили в одну гостиницей с командой Ганы. Перед чемпионатом мира на двух этажа сделали ремонт. Так из-за этого ремонта в отеле постоянно воняло краской.

Из соперников по именам, честно говоря, тогда никто не запомнился. Это потом мы узнали, кто такие Плетикоса, Камбьяссо. А тогда мы просто выходили и играли, стараясь выполнять тренерскую задачу. Больше всего, если брать из команд, запомнились аргентинцы. Они нас, конечно, возили. Мы не могли выйти за центр поля, но в тот день нас выручал Давид Лория — он был на высоте и благодаря ему они забили всего один гол.

— Про тренера той сборной Владимира Фомичева ходит слух, что он любил упражнения со штангой. Насколько это правда?

— Раньше много было таких тренеров, но сейчас методики подготовки изменились. У Фомичева были упражнения со штангой, но все в меру. Больше, чем штанге, внимание мы уделяли игре головой: выходили в восемь утра и тренировали этот компонент. Быстро просыпались зато!

— В те годы вы были заявлены как полузащитник, а в 2011 году и вовсе — нападающим.

— В «Востоке» я играл инсайда, потом — в опорной зоне. Защитником я стал лишь в 2003 году. В «Актобе» тогда пришел Вахид Масудов, который на сборах решил меня поставить на фланг защиты. У меня начало получаться, проблем особых не было. Так с тех пор и стал фланговым защитником. Я играл и справа, и слева — даже без разницы было.

— В главной сборной вы дебютировали в 21 год, но провели всего шесть матчей. В чем причина?

— Ну, это вопрос не ко мне. Видимо, были лучше ребята. Что запомнилось в сборной? Я мало игр провел. Мы приезжали в сборную, а не было ничего — ни манишек, ни экипировки. Едем на турнир как сборная Казахстана, а тренировались в тренировочные костюмах, где на спине было написано «Кайрат». О чем можно говорить?

А так, хорошо помню, как долго добирались на Фареры. Потом запомнился товарищеский матч с Польшей. Это был 2003 год, мы только начинали играть с европейскими командами. Уровень сильно отличался. У поляков все футболисты играли в бундеслиге, в других европейских чемпионатах, а мы были мальчиками для битья.

Купили

— В «Актобе» вы работали с Равилем Рамазановым, который носит сережку в ухе, ездит на «Хаммере». Каким он запомнился вам?

— Во-первых, это был человек слова: если он что-то сказал — так оно и будет. А про сережку — свой стиль каждый выбирает сам. Если это не мешает, почему и нет? Очень веселый и непосредственный человек — мог спокойно играть с нами в квадрате, стелился в подкате.

— Из «Актобе» вы перешли в «Шахтер», где работали с финном Юхой Малиненом. Чем иностранные тренеры отличаются от наших?

— Во-первых, оптимизмом, обаянием — они не заморачивают из-за того, что команда проиграла, не делают из этого трагедию. Во-вторых, тренировочным процессом: вся работа идет через мяч. За всех не скажу, но мне нравилось работать с иностранцами — и с Юхой Малиненом, и с Хольгером Фахом, и с Сергеем Юраном. Да, конечно, были нагрузки, но футболистам не обязательно давать тупо кросс. И я не скажу, что работа через мяч хуже для физики, чем беготня.

— В 2008 году «Шахтер» был мощным по составу, но провалил сезон. Что случилось?

— Коллектив не сложился. Да, мы здоровались, разговаривали, но не было командного духа. Где-то это вина тренеров, что не смогли нас сплотить. Потом же началась тренерская чехарда: сезон начинал Реваз Дзодуашвили, потом был Иван Азовский, а завершал — Владимир Чебурин. Это тоже повлияло.

— Потом вы перешли в «Локомотив» (сейчас «Астана»), который по первой поре казалось, купался в деньгах.

— В «Локомотиве» все было здорово и красиво. Для нас создали отличные условия для игры в футбол. Мы тренировались и играли. Нам, в отличие, например, от «Спартака», не надо было думать ни о чем. В Семее приходилось думать о чем угодно, но не о футболе: о проживании, о питании, о том, что завтра будет.

— Вы играли в одной команде с Андреем Тихоновым и Егором Титовым. Что это за люди?

— От Тихонова я многое почерпнул, старался брать от него самое лучшее. Например, точность паса. У нас как обычно — пробежал до линии и просто падал в штрафную в кучу — а Тихонов искал партнера, которому отдать пас. А еще это человек-работяга, настоящий пример для всех. Егор Титов запомнился тем, что мог остановить любой мяч: какую передачу ему не отдашь — он найдет способ принять. В быту они оказались простыми ребятами. Поначалу они сторонились нас, старались держаться вдвоем, но потом пошли на контакт. Результат у нас поначалу был, но концовка сезона, к сожалению, не сложилась. Прекратилось финансирование, заболел президент Данияр Хасенов — и за этого не получилось стать чемпионами. Но в тот год, скажу я тебе, «Актобе» играл на очень хорошем уровне, мне самому нравилось, как они играли. Я считаю, что тот сезон был лучшим в их истории. На них было приятно смотреть, они выиграли все возможные трофеи в том сезоне.

— Данияр Хасенов не только был президентом, но и играл в нападении.

— Необычно, конечно. Но он забивал голы, причем с игры. Не помню, сколько он мячей забил, но голы у него точно были. А так — простой человек, хотя, конечно, пару охранников с ним было, но это не значило, что на тренировке под него нельзя было подкатиться.

— После «Локомотива» вы перешли в «Жетысу», где провели отличный сезон, взяв второе место. Однако сразу после финиша чемпионата вы покинули клуб. Я слышал, что вы ушли из «Жетысу», потому что вас обвинили в сдаче игры.

— Да, так и было. В 2011 году мы проиграли в предпоследнем туре «Шахтеру» дома. По сути, золотой матч. Мне никто прямо ничего не говорил, но я понял, что решили, что проиграли из-за меня. Будто я помог «Шахтеру» победить. А почему подумали? Потому что я из Темиртау, это в 15 км от Караганды. Ну это же глупость. Я был зол на «Шахтер», на этот клуб, после того, как со мной там не самым лучшим образом расстались, и я — первый, кто хотел лишить их золотых медалей.

Сербы-цыгане

— До 2003 года в ваших командах не было легионеров с дальнего зарубежья. Вы вспомните первых иностранных футболистов?

— При Масудове в «Актобе» появились нигериец Черчилль Обаси, сербы Владица Чурчич и Желько Йоксимович. Чем отличаются легионеры? Большинство из них по уровню игры — ничем. Конечно, легионеров нужно приглашать, но если они выше уровнем местных футболистов. Зачем приглашать посредственность? Сейчас уже, к счастью, такого особо нет. Даже если посмотреть на составы, кто в «Астане» делает игру — Фокси, Патрик Твумаси, Роджер Каньяс. Таких иностранцев нужно брать, чтобы молодежь рядом с ними «варилась», училась у них. А таких, которые играют на уровне нашего мальчишки — я не понимаю, зачем они нужны.

— Худший иностранец, с которыми вы играли в одной команде?

— Болгарин Николай Дюлгеров. Я играл с ним в «Спартаке». У него отличные физические данные, все есть, но он ими не пользуется. Портил всю игру. Ты ему объясняешь, втолковываешь, спрашиваешь: «Все понял?», он отвечает: «Да» — а потом выходит и привозит.

— Вы как-то пошутили, что все казахстанские футболисты знают сербский язык. Чем удивляют сербы?

— Они уже больше десяти лет играют в нашем чемпионате и во всех командах есть. Я сам играл в клубе, где их было по несколько человек. Но больше двух сербов в команде брать нельзя. Это цыгане: чем их больше — тем больше шума. К примеру, в автобусе. Но сербы тоже все разные. Среди них есть и хорошие душевные ребята, есть и не очень — все, как в обычной жизни.

— В «Атырау» вам как-то не платили зарплату почти весь сезон. Вернули все деньги в итоге?

— Да, все вернули. Во всех командах, где я играл, случались задержки зарплаты. Единственный клуб, где платили стабильно и вовремя — это «Жетысу» в 2011 году. И «Атырау» в 2013 году.

— О чем-нибудь в футболе жалеете?

— Нет. И никогда не жалел. У меня были ошибки, они и в дальнейшем будут. Главное, их не повторить и постараться избежать.

Жизнь

— В 1997 году вы уехали из Темиртау и почти 17 лет прожили в других городах. Самая ужасная съемная квартира?

— В 2003 году в Актобе я очень долго искал квартиру. Еле как нашел более-менее подходящий вариант, за свой счет сделал ремонт, а на следующий день пришла хозяйка и говорит: «Нужна квартира назад!». Она, видимо, хотела сдать другим по более высокой цене. В итоге она сама нас потом искала, уговаривала назад заселиться.

В родном Темиртау я особо и не поиграл. Только когда играл в «Шахтере», жил у себя дома. А так, всю свою взрослую жизнь провел на съемных квартирах и в других городах. Но в Темиртау я, конечно, постоянно бывал, как пауза в чемпионате — сразу домой. Не было такого, что уехал, а потом — бац, и все изменилось.

— Вы пробовали инвестировать заработанное в бизнес?

— Сейчас ребята, которые начинают играть, могут спокойно отложить на завтрашний день, сколотить капитал, попытаться инвестировать и не бояться прогореть. У футболиста, когда он завершает карьеру, есть два пути: либо в тренеры, либо в бизнес. Я пока на грани. Не знаю, куда дальше двигаться. Пока получил тренерскую категорию. Это совсем другая профессия, нежели футболист. Будет возможность — обязательно попробую, вдруг мне понравится и начнет получаться.

— У вас все-таки необычная работа — футболист. Как незнакомые люди реагируют, когда узнают об этом?

— Многие как реагируют — ну футболист и футболист. Удивляются, что за это деньги платят. Некоторые знают, что ты играешь в футбол, но не задумываются, что в 35 лет ты встаешь на другой путь — когда не знаешь, что делать дальше. К примеру, работаешь ты заводе в 25 лет, ты можешь и до пенсии на нем работать. А футболисту надо думать, перестраиваться, начинать новую жизнь. Футболисты особо и ничего не могут, кроме как играть в футбол. Всю жизнь за тебя все делали, а ты просто играл. Теперь же надо думать своей головой, самому принимать решения.

— У вас подрастают дети. Вы хотите, чтобы они выбрали спорт?

— Нет. Я за физкультуру, а спорт — он калечит. Гимнастика, фитнес, подвижные игры для укрепления физического духа — это надо, а профессиональный спорт — нет. Тем более, у меня две дочки. Был бы пацан, я бы еще подумал. Поэтому я считаю, что есть другие приоритеты вместо спорта — например, получить образование. Сейчас я пытаюсь дать им то, что не смог, когда они были помладше. Я дочерей мало видел, в основном только летом. Поэтому я и устал от этих всех переездов.

— Судя по вашим страницам в соцсетях, вы любите рыбалку.

— Да, люблю посидеть на речке с удочкой, пожарить шашлычок. Но я не такой заядлый рыбак, чтобы просыпаться в четыре утра в выходной день. Охоту не люблю, пробовал, не сильно понравилось. Если бы в лес выехали, может, и понравилось бы.

— Какое-то еще хобби есть?

— Часы коллекционирую. Штук 15 в коллекции есть. Все по-своему уникальные. Бывает такое, что увидишь, понравится и покупаешь. Не скажу, какие самые дорогие, это зависит от достатка. Раньше был один достаток, сейчас — другой. Финансовая сторона здесь играет большую роль.

— И финальное. У вас на руке есть достаточно большая татуировка «Спаси и сохрани». Когда вы ее сделали?

— В 2008 году запретили надевать крестик на игру, и я решил сделать татуировку. К вере я пришел с детства. Это передалось от бабушки с дедушкой, потом от мамы. Каждый человек должен во что-то верить. Не докажешь, что бог есть, но и не докажешь, что его нет — каждый выбирает свое. Я выбрал веру.

Досье Vesti.kz

Максим Самченко родился 5 мая 1979 года. Воспитанник темиртауской школы футбола. В профессиональном футболе дебютировал в 1995 году в «Булате». В 1997 году перешел в «Восток», затем играл за «Шахтер», «Актобе», «Астану», «Жетысу», «Атырау» и «Спартак». В чемпионатах Казахстана провел 417 матчей. Чемпион Казахстана 2005 года, серебряный (2006, 2009) и бронзовый призер (2007). Обладатель Кубка Казахстана 2010 года.

Выступал за молодежную сборную Казахстана, в составе которой играл в финальном этапе чемпионата мира U-20 в 1999 году. За главную сборную дебютировал 26 мая 2000 года в матче с Сирией. Провел за нее шесть игр, последняя из которых была в 2004 году.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

4 декабря
3 декабря
Кто выиграет чемпионат России-2016/2017?