14 декабря, 2017 - 00:45

Леонид Федун: Предлагаю футбольную революцию

Владелец «Спартака» через «СЭ» высказал свои масштабные предложения по реформированию российского футбола.

РЕФОРМА № 1. СОСТАВЛЕНИЕ КАЛЕНДАРЯ С УЧЕТОМ ЗИМНИХ ТУРОВ

Обычно босс красно-белых подводит итоги чемпионата или года, отвечая на наши вопросы. Но в этот раз Леонид Арнольдович начал разговор сам — и вначале речь пошла не о его клубе.

— Поговорим о глобальном, но начну с достаточно простого вопроса, — сказал Федун. — В среду состоялась пресс-конференция в РФПЛ, где поднималась и тема календаря. Понятно, что такие матчи, как в Хабаровске, где при минус 11 выступали ЦСКА и «Локомотив», наша выездная встреча с «Арсеналом» — не лучшее зрелище. На мой взгляд, есть элементарные вещи, сделав которые подобное можно исключить. И это необходимо уже в следующем сезоне.

— Что вы имеете в виду?

— Заранее «посеять» те команды, которые должны проводить две-три игры до зимнего перерыва и две-три игры после него на своих полях. У нас есть примерно восемь клубов, близких ко всепогодным — из Южного федерального округа плюс Петербург и Москва, где стадионы позволяют выходить на поле практически в любое время года. Эти клубы можно «посеять» при составлении календаря так, чтобы в 20−24 турах они принимали соперников дома, а далее проводить жеребьевку по всем остальным турам. Такое планирование приведет к тому, что не нужно будет ездить в мороз в Уфу, Казань, на Дальний Восток или, допустим, в Красноярск.

Сейчас же в декабре «Краснодар» едет в Пермь. Объясните, почему не наоборот? Поменять это достаточно легко, и не понимаю, почему лига до сих пор этого не сделала.

РЕФОРМА № 2. НОВЫЙ ФОРМАТ РФПЛ — 14 КЛУБОВ

— Теперь более глобальная тема, — продолжил Федун. — Хотел бы поставить вопрос об изменении формата чемпионата. Начиная с сезона-2018/19 инфраструктура нашего футбола полностью меняется. Появятся девять новых качественных арен. «Краснодар», «Спартак», ЦСКА, «Зенит» потратили большие деньги на возведение этих стадионов, которые используются не слишком часто. Всего 15−17 домашних матчей в сезоне — это почти ничего. Очень мало! При таких условиях окупить затраты невозможно.

Есть и другой вопрос: для кого играют команды, собирающие на домашних встречах меньше пяти тысяч зрителей на трибунах?

— Для губернатора, который дает деньги.

— Правильно. Поэтому зададимся вопросом: нужны ли такие клубы в премьер-лиге? Или, может быть, ввести правило, которое существует в американском спорте: если не приходит по 15 тысяч болельщиков на каждый матч, лицензию не получаешь. Но я скажу проще: на мой взгляд, настала пора развернуть дискуссию с тем, чтобы начиная с чемпионата-2019/20 сократить число команд РФПЛ до 14 и проводить соревнования по следующей формуле: до зимнего перерыва проходит 26 туров, часть из которых, пять-шесть, предстоит сыграть, как в Европе, по средам. После этого команды делятся на две семерки: первая разыграет чемпионский титул, места в еврокубках, вторая борется за выживание.

— Система ротации между лигами сохраняется?

— Да, двое вылетают, двое участвуют в переходных матчах. Это приведет к тому, что клубы получат вместо 15 уже 19 домашних встреч. Для такой команды, как «Спартак», появится возможность провести еще несколько игр высшего уровня — с «Зенитом», ЦСКА, «Краснодаром» и «Локо». Это полные стадионы, матчи, на которые продаются билеты высокой ценовой категории.

Для второй семерки это тоже очень важные встречи — на выживание, зрительский интерес к ним тоже немал. По моим расчетам, дополнительные доходы составят от 100 до 300 миллионов рублей для каждого клуба. А для «Спартака» или «Зенита» — до 500 миллионов рублей за сезон.

— Сколько в среднем «Спартак» зарабатывает за один матч?

— Около 50−60 миллионов рублей. Полмиллиарда можно получить дополнительно за счет реформы. Она же повысит и привлекательность трансляций, поскольку первая семерка будет иметь более высокие рейтинги. Это лучше и в плане ведения переговоров о следующем ТВ-контракте, рост конкуренции.

Кроме того, наши футболисты, получая зарплаты выше среднеевропейских, выходят на поле реже. Игрок премьер-лиги проводит за сезон в среднем около 40 матчей. На Западе — 50. И благодаря реформе мы выйдем на такой же уровень. Понимаю, что предложение достаточно радикальное, но другого пути дать дополнительный доход клубам и повысить конкуренцию не вижу.

— Какой реакции ожидаете?

— Конечно, клубы РФПЛ, которые борются за выживание, будут против. Но надеюсь на поддержку РФС и коллег, которые заинтересованы в интенсификации футбола, улучшении его финансовых показателей. Рассчитываю вызвать дискуссию по поводу моих предложений. Хотел бы услышать взвешенные мнения «за» и «против».

На мой взгляд, минусов мало. Когда у нас возникнет больше клубов, способных собирать на трибунах, скажем, 10 тысяч зрителей на регулярной основе, лигу можно вновь расширить и довести число команд до 18−20. Но для болельщиков, для «Спартака», ЦСКА или «Зенита» наличие вместо одного домашнего дерби двух — большой плюс, изюминка всего чемпионата.

— Как относитесь к варианту с закрытой лигой по примеру североамериканских?

— Отрицательно — этим можно подорвать принцип миграции между лигами, потерять в развитии футбола.

РЕФОРМА № 3. НОВЫЙ ФОРМАТ КУБКА РОССИИ

— Есть еще одно очень интересное предложение. — Федун вновь взял инициативу в свои руки. — Вспомним пункт о футбольном наследии в докладе Президента РФ на совещании по подготовке к ЧМ-2018. Что станет со стадионами в Нижнем Новгороде, Волгограде, Сочи, Калининграде, Саранске — городах, где нет команды премьер-лиги и нет серьезных предпосылок для того, что она там появится. Несколько лет назад был в Фару и видел арену, на которой сборная России в 2004 году проводила два матча на Euro. Это очень печальное зрелище — стоит просто убитая коробка.

И поэтому родилась такая инициатива: поменять формат Кубка России так, чтобы матчи 1/16, 1/8 и ¼ финала проходили на аренах, где нет клуба РФПЛ. Условно, встреча «Амкар» — «Спартак» — в Волгограде. На каждый из таких стадионов придется по три-четыре встречи в сезоне. Губернаторы сейчас получат субсидии на содержание спортсооружений, а на таких играх и можно будет проверить, как эти субсидии используются. Те самые три-четыре топ-матча позволят формировать в этих регионах интерес к футболу и поддерживать инфраструктуру. А сами города прекрасны, имеют свою историю и уникальную архитектуру, приедет много болельщиков. На этих аренах можно проводить две игры летом и две, условно, в апреле.

А на стадии полуфиналов — как в еврокубках: один матч дома, другой в гостях. Финал — всегда в Лужниках.

— Вы впервые говорите о своих предложениях? Или, может быть, уже делились ими и уже есть реакция?

— Вам говорю в первый раз. Идея по Кубку появилась в результате размышлений о будущем новых арен. Что с ними станет? Умрут? Повиснут на балансе региона? Но такие матчи, если их правильно подать, очень привлекательны для жителей. Именно вот эту реформу с большой долей вероятности и должен поддержать РФС. Я сделаю обращения в клубы и футбольный союз.

— Как оцениваете вероятность того, что ваши предложения будут приняты?

— По Кубку оцениваю высоко — никто лучше не придумает. По поводу реформы лиги, конечно, будет дискуссия клубов. Я говорил с Бабаевым (генеральным директором ЦСКА. — Прим. «СЭ») на дерби по поводу сокращения команд. Он, конечно же, за. Еще один матч «Спартака» или «Зенита» на стадионе — прямая выручка. Есть команды, для которых побоку, ходят или не ходят зрители, им это неинтересно. Поэтому дальше вопрос уже к руководству РФС. Самое главное, что наши футболисты мало играют. Может, поэтому и мастерство не такое, как в Европе.

— При обсуждении в исполкоме возможны негативные отзывы. Главным аргументом станет популяризация футбола в стране, а вы, наоборот, после ЧМ-2018 предлагаете сократить число клубов в премьер-лиге.

— Нужна популяризация футбола? Возьмем Хабаровск, мы все туда летали. Но какая там средняя посещаемость — меньше пяти тысяч? На трибунах собирается три-четыре тысячи. Это популяризация? Это профанация!

Сделайте так, чтобы на ваши матчи приходило хотя бы столько же, сколько на хоккей. Сегодня вся посещаемость вытаскивается тремя-четырьмя клубами. Понятно, что команды, которые борются за выживание, выступят против. Но речь не о защите местечковых интересов, а о глобальных интересах футбола.

— Но своя рубашка ближе к телу — не все руководствуются глобальными интересами.

— Надеюсь, «Спорт-Экспресс» меня поддержит. Для вас же это тоже интересно? Ведь любопытнее же, согласитесь, если матчей «Спартака» с ЦСКА или «Зенитом» станет больше.

— Как технически впихнуть в осеннюю часть 26 туров?

— Проводить матчи по средам. Начать чемпионат чуть раньше.

— Что делать командам, которые участвуют в еврокубках?

— Как в Англии играют 60 матчей за сезон? А у нас 40, и мы страдаем. В Европе большие зарплаты, и футболисты их отрабатывают, а у нас — нет. Правильно было бы вообще до 12 клубов РФПЛ уменьшить, но на такое просто никто не пойдет.

— Как ФНЛ отреагирует? Эту лигу тоже надо сокращать?

— Там просто будет больше команд. По идее лигу стоит разбить на два дивизиона.

— Вы, по сути, предлагаете революцию.

— Так ее и нужно делать! До этого не велись подобные разговоры, потому что не было никакой инфраструктуры. Раньше только у «Локомотива» да в Казани имелись нормальные стадионы. Сейчас арены появятся даже у тех, кто не хочет. Плюс еще пять стадионов могут лежать мертвым грузом на балансе. Поэтому и изменения Кубка необходимы. Для регионов это станет праздником! Самое главное — станет понятно, куда тратятся деньги на содержание этих сооружений.

РЕФОРМА № 4. ЭФФЕКТИВНЫЙ МЕХАНИЗМ СОЛИДАРНОСТИ

— Хочу коснуться и того, почему отдача российского футбола в плане появления молодых дарований меньше, чем у западных коллег, — говорит Федун. — По-прежнему отсутствует правильная мотивация у детских тренеров. Задача выиграть областное первенство, турнир «водокачки» превалирует над желанием готовить настоящие таланты. Я пытался объяснить это, когда РФС ввел механизм солидарности — это выплата детским тренерам пяти процентов от суммы трансфера игрока при переходе из одного клуба в другой. Но так получилось, что у нас вообще нет сделок. Футболист «Ростова» едет в «Зенит» с нулевым контрактом.

— Что предлагаете?

— Механизм солидарности должен формироваться не из суммы трансфера, а из базовых доходов футболиста за первый год контракта с клубом, включая выплаты агенту. Таким образом, станут получать средства все, кто участвовал в подготовке парня до достижения 21 года. Вот к нам переходил Зобнин. Если бы такая система работала, его тренеру из Иркутска сразу перечислили бы 25−30 тысяч долларов. Для него это отличные деньги. И тогда специалисты будут заинтересованы, чтобы найти и вырастить талантливого футболиста. Трансферов у игрока может быть много, и именно тренер станет получать доход с каждой сделки, а не агент или еще кто-то. Сегодня деньги видит только посредник.

— Предлагаете, чтобы сам футболист платил?

— Нет. Агенту кто платит — разве футболист? Клуб, причем немалую сумму, около 10 процентов от валового дохода. Агентам придется подвинуться. Дзюба ушел в «Зенит» бесплатно, а если бы действовал предлагаемый механизм солидарности, «Спартак» мог получить неплохую сумму с его немаленькой зарплаты. И эти пять процентов покрыли бы 30−40 процентов годового бюджета академии.

— Кто будет против такого предложения?

— Агентское сообщество, поскольку это попытка ущемить его в доходах. Но ничего другого для мотивации тренеров не сделать. Да, у нас строят стадионы, поля. И на этих газонах тренируются платные группы. А так — подготовил человек условного Головина, который перейдет в другой клуб, и получил достойное вознаграждение.

Это предложение полностью меняет вектор развития детского футбола. Если к этому добавить создание центров, что сделано в Германии и Англии, под них будет заложен реальный экономический механизм. И через 5−10 лет мы получим приток молодых дарований. И наши ребята начнут проявлять себя не в 25−26 лет, а в 17−18, как происходит в Европе.

— Когда создавали первый механизм солидарности, в котором процент тренеру выплачивался с суммы трансфера, тоже преследовали благие цели.

— Да, но оказалось, что сделок, связанных с деньгами, просто нет. Два клуба договорились — человек ушел. Это неконтролируемо с точки зрения финансов. Должны быть документы, по которым можно все проверить. Контракт футболиста предоставляется и визируется, там все прописано до копейки, включая агентские выплаты. Это все легко суммируется, высчитываются пять процентов и перечисляются.

— Тогда придется прописывать выплату на весь срок действия договора, иначе в первый год по контракту футболисту могут положить копейки, а на второй-третий год уже нормальные деньги.

— Но игрок-то не дурак! А если его выгонят после первого сезона? У нас 60−70 процентов контрактов заключается на один год. Это только первые пять-шесть клубов подписывают долгосрочные соглашения.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

20 октября
19 октября
Лучший футболист мира?