30 сентября, 2014 - 16:39

Карл-Хайнц Румменигге: Решить проблему ультрас вам, как и Германии, помогут новые стадионы

Небольшая группа российских журналистов, в числе которых был обозреватель «СЭ» Игорь РАБИНЕР, утром во вторник в течение 45 минут беседовала с исполнительным директором «Баварии» Карл-Хайнцем Румменигге. Аналогичная встреча состоялась год назад, поэтому начал знаменитый в прошлом форвард с приветствия.

– Для нас уже стало доброй традицией встречаться осенью в Москве, где мы играем матч Лиги чемпионов с ЦСКА.

– Вот только теперь он из-за бесчинств армейских болельщиков пройдет без зрителей. Гендиректор ЦСКА Роман Бабаев опасается, что его клуб после их очередных художеств в Риме может вообще быть лишен права играть в Лиге чемпионов. Как вы отнеслись бы к подобному наказанию по отношению к клубу вашего заместителя по Ассоциации европейских клубов Евгения Гинера?

– Для начала подтверждаю: Евгений – действительно мой хороший друг. Буду рад сегодня увидеться с ним – сначала на ланче, затем на игре. Очень странной, замечу, игре. Я уже 40 лет в профессиональном футболе, и со мной, с моими командами никогда не происходило ничего подобного. Официального матча без зрителей я себе просто не представляю! Футбол – это не только игра, но и эмоции, и атмосфера на стадионе. Сегодня же на арене не будет ни того, ни другого. Поэтому, по всей видимости, это будет самая странная игра за четыре десятка моих лет в футболе. И, честно говоря, мне это не нравится.

Понимаю причины, из-за которых УЕФА принял такое решение. Но не знаю, правилен ли этот путь. Клубам очень сложно контролировать своих болельщиков, когда те совершают глупости, как в данном случае. У нас была небольшая проблема аналогичного рода в прошлом сезоне, когда в 1/8 финала мы играли с «Арсеналом». На матч приехала маленькая группа очень молодых австрийцев, вывесивших баннер нехорошего, воинственного содержания. В итоге нас наказали четвертьфинальным матчем против «Манчестер Юнайтед» с закрытой трибуной, где все это и произошло. Нам было очень сложно это решение УЕФА принять. И вообще, к вынесению подобных наказаний, считаю, нужно относиться очень тщательно, не перебарщивать с ними.

Я категорически против расизма, и весь наш клуб известен четкой и принципиальной позицией по этому вопросу. Но никогда нельзя исключать, что какая-то группа болельщиков поведет себя неподобающим образом и подставит под удар весь клуб. Знаком с Романом (Бабаевым, – Прим. «СЭ») и в курсе, что он очень опасается исключения ЦСКА из еврокубков на следующий сезон. Верю, что мы должны все это обсуждать и искать лучшие решения. Что-то происходило в Москве, что-то – в Риме, и никому подобное не нравится. Но нужно искать взвешенные решения, которые позволят проблему разрешить.

– Весной нашумел инцидент в Санкт-Петербурге, когда во время матча «Зенит» – «Динамо» на поле выскочили сотни фанатов «Зенита», и дошло до побоев игрока гостей. Какой выход вы видите из сложной ситуации? Что помогло глобально разрешить проблему с ультрас в Германии?

– Считаю, решение ФИФА отдать чемпионат мира 2006 года Германии – и последовавшее за этим строительство большого числа новых стадионов. Во всей республике тогда и впоследствии практически каждый клуб соорудил новую арену, в результате чего, пожалуй, мы сейчас имеем лучшую стадионную инфраструктуру во всем мире. Это здорово помогло снизить градус всех проблем, связанных с поведением болельщиков. Кое-что и у нас по сей день происходит, но это – исключение, а не правило. Правило же заключается в том, что подавляющее большинство людей идут на стадион для того, чтобы получать там удовольствие от игры и обстановки вокруг нее. Строительство новых комфортных стадионов однозначно помогло успокоить агрессивных людей.

– То есть ЧМ-2018 в России, новые арены в нашей стране – это и есть разрешение существующих проблем?

– Верю, что да. Но если говорить конкретно о проблемах с расизмом, то в борьбе с ним объединились все – начиная с DFB (Немецким футбольным союзом. – Прим. «СЭ»), продолжая Бундеслигой и заканчивая всеми клубами. У нас был общий интерес положить этому конец. В Германии действовали такие же ультрас, как и у вас, и вели они себя так же. Очень важно, чтобы у всех была единая стратегия действий в этом направлении, причем единая с полицией. Верю, что РФС – сильная организация, и во взаимодействии с лигой и клубами сможет бороться с подобными вещами.

Если нынешняя ситуация закончится тем, что ЦСКА заплатит за поведение своих ультрас очень высокую цену и будет исключен из еврокубков на следующий сезон, это будет для них катастрофой. Не хотелось бы до этого доводить.

– У «Баварии» существует система взаимодействия со своими ультрас?

– Да, у нас есть рабочая группа по работе с болельщиками, и туда входят в том числе и представители ультрас. У нас бывают регулярные встречи, где мы обсуждаем их пожелания и проблемы. Если есть возможность – стараемся их решать. Но при этом требуем от них соблюдения правил и установок нашего клуба. В частности, мы против расизма и за fair play – и ждем того же от них. В последние 3-4 года эта система работает достаточно хорошо, чтобы мы не испытывали проблем.

– В частности, эта система помогла решить проблемы, связанные с резко негативной реакцией ультрас на переход в «Баварию» из «Шальке» Мануэля Нойера, не так ли?

– Когда он три с половиной года назад пришел к нам, ультрас были против него. Потому что он играл за «Шальке» (а будучи тинейджером, входил в фанатскую группировку этого клуба. – Прим. «СЭ»), а наши ультрас этот клуб по тем или иным причинам ненавидят.

История на самом деле была совсем не смешная. Когда он проводил за «Шальке» последний матч против «Баварии», Южная трибуна «Алльянц Арены» подвергла Нойера жесткой обструкции. Честно говоря, я очень испугался, что Мануэль после этого не захочет переходить в «Баварию». Когда я пришел в раздевалку и извинился перед ним за случившееся, он сказал: «Можно я задам вам один вопрос». – «Конечно». – «Вы хотите, чтобы мой трансфер состоялся?» – «Безусловно. На сто процентов в этом убежден».

И на это, к своему облегчению, я услышал: «Тогда все будет. Что было сегодня – то уже прошло. А дальше уже мое дело, моя задача – убедить их в том, что я правильный вратарь для “Баварии”. И постепенно это произошло. Он сделал это очень умно и тонко. Конечно, нам помогло то, что с момента появления Нойера в Мюнхене мы выигрываем и выигрываем. С тех пор мы взяли восемь трофеев! А сейчас он еще и выиграл чемпионат мира, став безусловной суперзвездой. Героем не только в Мюнхене, но и во всей Германии.

– И все же прилагал ли клуб какие-то особые усилия для того, чтобы проблема Нойера с ультрас была решена? Проводил ли встречи с ними?

– Сам Нойер провел такую встречу! Когда он прибыл в Мюнхен, то по собственной инициативе пошел к фанатам, выпил с ними пива, обсудил все проблемы, предложил их решить. Он очень открытый и откровенный парень, и это чрезвычайно помогло.

– Недавно УЕФА включила Санкт-Петербург в число городов-хозяев Euro-2020. В контексте санкций Евросоюза для многих в России это стало приятным сюрпризом. Существует ли, по-вашему, вероятность спортивных санкций – в частности, лишения России права проводить ЧМ-2018?

– Я не люблю санкции. Несколько лет назад исполком ФИФА принял решение отдать России ЧМ-2018, а теперь – и часть Euro-2020 Санкт-Петербургу. Когда я был молод, в 80-е годы, к сожалению, Олимпиады дважды становились жертвами санкций, точнее, бойкотов. В одном случае Америка и часть Западной Европы проигнорировали Игры в Москве, в другом – Восточный блок не приехал в Лос-Анджелес. И в конечном счете это оказалось плохо для всех – в первую очередь для спортсменов, которые тренировались четыре года, чтобы потом им запретили участвовать в главном соревновании четырехлетия. Поэтому мне и не нравятся подобные санкции.

Футбольная семья должна уважать решения, которые принимают ФИФА и УЕФА. У меня есть полное ощущение, что Мишеля Платини не сильно волнует политика. Каждый из нас так или иначе в нее вовлечен, но мы не должны переоценивать ее значение.

– Руководимая вами Ассоциация европейских клубов (ЕСА) делала заявление, что она против переноса ЧМ-2022 в Катаре на зиму из-за тотальной ломки европейского футбольного календаря.

– В первую очередь подчеркну, что мы не против собственно проведения ЧМ-2022 в Катаре. ФИФА так решила – значит, тому и быть. Но проблема очевидна. В летнее время проводить турнир, вероятно, невозможно из-за климата – очень жаркого и очень влажного. В итоге ФИФА запустила процесс поиска наилучшего временного отрезка для этого мирового первенства. Наша задача – найти даты, которые в наименьшей степени нанесут ущерб мировому календарю, лигам и клубам. Сейчас обсуждения касаются в первую очередь начала турнира в 20-х числах ноября, и надеюсь, что приемлемое для всех решение в конце концов будет найдено.

– Когда дедлайн?

– Мы не торопимся. Чемпионат мира в Катаре – только через восемь лет. Слышал, что итоговое решение будет принято после генеральной ассамблеи ФИФА в 2015 году. Иными словами, в нашем распоряжении есть около года.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

30 сентября 2014, 23:11

В Казани вон новый стадион и что толку

Аватар болельщика Стрельцов
Сообщений: 60162
0
  • +1
  • -1
Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

9 декабря
Кто выиграет чемпионат России-2016/2017?