17 апреля, 2015 - 13:58

Футбольный Мамаев курган

В Волгограде похоронили еще один «Ротор».

Евгений ЗЫРЯНКИН.

Жил да был известный, популярный человек. Гнал по жизни на волне успеха, процветал и здравствовал, был любим, купался в славе. Спустя какое-то время примелькался, вышел в тираж, скатился со звездного небосклона — и пропал из виду, исчез на долгие годы. А потом скупые сводки новостей передали: в далекой глуши после тяжелой продолжительной болезни скончался когда-то знаменитый, но давно всеми забытый и брошенный….

Знакомая история, правда? В нашей жизни она случается часто. Вчерашний кумир, фаворит, баловень судьбы и избранник фортуны, исчерпав отведенный ему запас счастья, становится никому не нужным и не интересным. Еще недавно на него все смотрели с обожанием — а когда узнали о смерти, даже удивились: неужели он все еще жил? Мы-то думали — давно на свете нет и след простыл….

Футбольный клуб «Ротор» — точь-в-точь такая вот знаменитость из прошлого. Он гремел в «лихие» 90-е, когда претендовал на верховный титул в футбольной России. Был красив, силен, могуч, не сходил с первых полос, красовался в телесюжетах. Многих очаровывал, иных вовсе сводил с ума. А однажды и Европу потряс. Но вскоре израсходовался, угас и сгинул. Как сейчас помню, в начале 2005 года, всего через два месяца после вылета из высшей лиги, его оплакали, отпели, в землю закопали и надпись написали.

«В связи с потерей профессионального статуса» — указано в заключении о смерти. На человеческом языке это означает «помер с голоду и от безнадеги».

Однако поминок по тому «Ротору» не устраивали ни через девять дней, ни через сорок, ни на одну из десяти годовщин.

* * *

Все дело в том, что практически сразу, чуть ли не на могильном кургане, возникла апостольская идея воскресить клуб. Не по-настоящему, конечно (чудеса бывают только в сказках), а декоративно, бутафорски, если не сказать — фиктивно. За «Ротор» был выдан фарм-клуб «Ротор-2», выступавший во второй лиге. Убрав из названия цифру, но не меняя дивизионной прописки, «Лже-Ротор» самовольно продлил оборванную биографию славного предшественника, как бы доказывая, что жизнь после смерти возможна.

С того момента и по сей день в Волгограде, по сути, сочиняли второй том «Мертвых душ». Десять лет «Ротор» пытался внушить всем, что он — тот самый, что в 2005-м он не преставился, а переродился. Потому и не проводили мемориальных ритуалов по великолепной команде 90-х, не устраивали обрядовых посиделок и прогулок со слезами на глазах на круглые даты великих свершений, раз уж она по-прежнему числилась живой. Просто вспоминали, как это было, и желали «Лже-Ротору» когда-нибудь вернуться на былые высоты. А он, на полном серьезе считая себя продолжателем великой истории, принимал эти почести и здравицы как должное.

Замечу, что для футбольного Волгограда это в порядке вещей. Так же и прежний «Ротор» считался потомком довоенного «Трактора», хотя между ними гигантская пропасть безвременья. Особенно умиляет избирательный подход к истории: присвоив ее себе целиком, «Ротор» старался как можно меньше вспоминать, а еще лучше — просто помалкивать — о событиях пятидесятых-семидесятых годов. Поскольку там совершенно нечем похвастаться: сплошные серость и тлен.

«Ротору-2″, он же просто “Ротор”, с которым мы прощаемся сегодня (и опять не навсегда; падающее знамя уже готов подхватить очередной “Лже-Ротор” — “Ротор-Волгоград”), тоже похвастать нечем. В клубной летописи он будет очередным белым пятном, клеем для связи времен, как “Баррикады” или “Сталь”. Три сезона в первом дивизионе принесли один вылет, один финиш в середине таблицы и одно снятие с розыгрыша, весь цикл существования клуба привел к самоаннулированию и новому могильному кургану на территории футбольного Волгограда. А энциклопедии в середине XXI века, вот увидите, напишут, что “Ротор” завоевывал медали, выступал в еврокубках, воспитал нескольких игроков сборной и лучшего бомбардира чемпионатов страны Веретенникова, затем претерпел несколько реорганизаций в поисках оптимальной формы хозяйствования и в 2045 году вновь добился права играть в первом дивизионе».

* * *

Давно пора признать, что большой футбол в Волгограде не приживается. Фактически за все годы было лишь два периода, когда он интересовал не только болельщиков: в «сталинградскую» пору да в эпоху перестройки. Первый подъем был обусловлен ударным ростом тракторного завода, всеобщим энтузиазмом и повальной увлеченностью спортом, любовью к футболу заводских руководителей и широкими возможностями для развития команды. Второй всецело, от и до, завязан на деятельности Владимира Горюнова, начальника «Ротора» в первой союзной лиге и президента в годы расцвета. После них — пустота.

И приятные, теплые воспоминания. Кроме них от клуба, по правде говоря, ничего и не осталось. Название? Его давно перевернули шиворот-навыворот и читают задом наперед. Просто звучит привычно — палиндром же.

Еще около двухсот лет назад тогдашний фанат «Ротора» немецкий писатель Рихтер заметил: «Воспоминания — единственный рай, из которого нас не изгонят». В этом раю настоящий «Ротор» и все, кто его любил, пребывают уже много лет. И пускай период взлета был очень короток, а по меркам истории вовсе малозаметен, след в душе и памяти та вечно живая команда оставила неизгладимый.

И не только след, но и две занозы, два рубца, две трещины, до сих пор саднящие в непогоду у тех, кто болеет или раньше болел за волгоградский коллектив. Финал Кубка России-95 и финиш чемпионата России-97.

В 95-м «Ротор» сам себя чувствовал именинником, ведь «Динамо» из-за несуразностей регламента не могло использовать в решающих кубковых матчах ни одного игрока, дозаявленного зимой — то есть практически весь основной состав. В раздевалку волгоградцев загодя завезли шампанское, был зафрахтован дивный московский ресторан на всю послеигровую ночь… Два нереализованных пенальти — Веретенникова на 115-й минуте и экс-киевлянина Корнийца в серии — убили почти сбывшуюся мечту.

А через два года «Ротор» мог стать чемпионом, да не позволил «Спартак». Календарь ловко свел претендентов на золото в последнем туре. Волгоградцам, хозяевам, требовалась победа, красно-белых устраивала ничья. До 72-й минуты чаша весов колебалась в обе стороны — хоть «Ротор» и не был похож на себя в тот вечер, перегорел. А потом Кечинов технично завершил стремительную контратаку гостей — и с той горькой минуты началось медленное сползание «Ротора» в небытие.

* * *

Остальные эпизоды славной декады — нежданный-негаданный выход в советскую «вышку» в 88-м и триумфальный выигрыш последнего первенства СССР, российское серебро-93, сенсационная ничья на «Олд Траффорде» с выставлением «МЮ» из Кубка УЕФА — моменты сладостные, как зефир в шоколаде. В каждом случае «Ротор» делал все что мог и даже больше, получал все, что полагалось, не меньше.

С ним невозможно было справиться в 91-м; любоваться той командой — с Калитвинцевым, Ледяховым, Гудименко, олимпийским чемпионом Яровенко, вратарем Клейменовым — ходили толпы по всему Союзу. Он единственный обыграл непобедимый на протяжении 14 месяцев, с середины марта 93-го по конец мая 94-го, «Спартак», причем легендами стали и матч, и его телетрансляция, прерванная в середине второго тайма из-за начавшегося в столице путча.

«МЮ» — особая глава не только «Ротора», а всего нашего футбола. До игры на «Олд Траффорде» у волгоградцев, натурально тряслись поджилки, но тренер Прокопенко нашел нужный анекдот, чтобы раскрепостить ребят — и те выдали концерт под стать антуражу. После этого матча «Ротор» зауважали по всей Европе. Жаль, что так ненадолго….

И, конечно же, тот «Ротор» — это великие люди. Виктор Прокопенко выводил команду в высшую лигу СССР и принял на себя болезненные удары судьбы в 95-м и 97-м. Владимир Сальков довел до ума первый прокопенковский «Ротор», а потом создал свой — и завоевал с ним серебро в 93-м. Именно Сальков придумал неповторимую связку Нидергаус — Веретенников, он же широко раскрыл возможности Есипова.

Как знать, объедини сейчас Веретенников, Есипов, Нидергаус, Шмарко и другие звезды того «Ротора» свои знания, опыт, связи, активность и задор — возможно, волгоградский клуб смог бы испытать настоящее возрождение, пережить третью молодость, собрать багаж для следующих воспоминаний. Да только кому это надо в Волгограде?

На игры «Ротора» болельщики всегда ходили с удовольствием. Фото «СЭ».

«В 96-м «РОТОР» БЫЛ СИЛЬНЕЕ «СПАРТАКА» Бывшие игроки «Ротора» вспоминают яркие страницы в истории клуба, который прекратил свое существование.

Валерий ЕСИПОВ, полузащитник «Ротора» в 1992 — 2004 годах:

— Наверное, назову три самых ярких своих матча за «Ротор». Победа над «Спартаком» — 4:3. Ничья на «Олд Траффорде» с «Манчестер Юнайтед» (2:2). И игра-разочаровние опять же с красно-белыми в 97-м (0:2).

До сих пор помню сумасшедшую атмосферу на стадионе в Манчестере. Тогда мы особо не смотрели на звезд в составе хозяев. Хотя, если разобраться, нам противостояли суперфутболисты. Даже сначала не поверили, что прошли «МЮ». Только вернувшись домой, поняли, что натворили.

Я играл против Гиггза. Не скажу, что он показал что-то невероятное. Нормально сдюжил! (Смеется.) В той встрече здорово сыграли Саша Шмарко и Андрей Саморуков.

Мне кажется, гораздо ближе к чемпионству мы были в 96-м году, нежели в 97-м. Тогда в концовке проиграли «Локомотиву», а в Новороссийске нас «убил» судья. Вроде бы он даже был нетрезв (!). Отменил мой чистый гол. Если бы победили, у нас оставался только матч с аутсайдером «Уралмашем». Но в итоге довольствовались только бронзой. Видимо, немного не хватило сил на финише сезона. В 96-м мы были сильнее «Спартака». Однозначно!

А в фактически золотом матче последнего тура первенства-97 нас подвело отсутствие опыта финальных игр. По составу мы красно-белым не уступали. Имели моменты в первом тайме, не реализовали. А во второй половине развалились.

Валерий БУРЛАЧЕНКО, защитник «Ротора» в 1989 — 1998, 2000 годах:

— Я коренной волгоградец. «Ротор» — моя родная команда. Олег Веретенников уже высказался по поводу случившегося — емко и кратко (Веретенников назвал ликвидацию команды свинством. — Прим. «СЭ»). И больно, и стыдно перед болельщиками, хотя я в данном случае не виноват. Как можно закрыть команду в преддверии чемпионата мира? Поставили жирный крест на будущем волгоградского футбола….

В истории «Ротора» было много ярких моментов — и в чемпионате, и в еврокубках. Все вспоминают противостояние с «Манчестер Юнайтед». Но к нам приезжали и другие серьезные европейские клубы, великие футболисты. В частности, Зидан. На стадион приходило огромное число болельщиков.

Были у нас и реальные шансы стать чемпионами страны. Чего-то не хватило, последнего шага. Видимо, «Спартак» оказался сильнее. Заключительный матч с красно-белыми в 1997-м засел занозой в сердце… Не удалось. В любом случае создавали серьезнейшую конкуренцию москвичам, боролись с ними.

Я оптимист и считаю, что в Волгограде должен быть профессиональный футбол. И он возродится! Просто нужно приложить титанические усилия, работать очень много и качественно. Не так, как сейчас….

Александр БЕРКЕТОВ, защитник «Ротора» в 1993 — 2001 годах:

— Самый яркий матч за «Ротор» — это мой дебют. 94-й год, Ставрополь. И, конечно же, гостевая игра с «Манчестер Юнайтед». Помню, мне противостоял Энди Коул. У него тогда уже была такая зарплата, которую я за всю свою жизнь не заработал (смеется). Я, честно говоря, не должен был играть. Но Вова Геращенко на тренировке перед матчем сказал, что из-за проблем со спиной не сможет выйти на поле. Коленки не дрожали. Я к тому времени по юношам уже принял участие в чемпионате мира.

Лупанул Коула на бровке — там все чисто было, а мне желтую влепили. Потом он мне губу разбил в единоборстве. Получилась настоящая битва! Мне кажется, англичане нас поначалу недооценили, а когда спохватились, уже поздно было. Бекхэм играл в «старте», но особо ничем не запомнился. Он еще маленький был (смеется). Это уже потом начал всех «шарашить».

Главное разочарование карьеры — поражение в золотом матче от «Спартака» в 97-м году. Считаю, красно-белые тогда использовали нашу тактику, сыграли на контратаках. То есть побили нас нашим же оружием, а мы не смогли перестроиться.

Фирменный футбол «Ротора»? Отобрали мяч — и отдали Есипову, Веретенникову, Нидергаусу (смеется). Коллектив был очень дружный. Практически после каждой игры где-то собирались. Чаще всего у Володи Нидергауса — главного массовика-затейника.

Верили людям, которые сидят в администрации области. Они обещали Олегу Веретенникову, что все будет нормально. А затем подставили… За 5−6 часов до объявления о закрытии клуба говорили совсем о другом. Не понимаю, как эти люди теперь будут в глаза смотреть Олегу! Все равно где-нибудь пересекутся. Новая команда «Ротор-Волгоград»? Сомневаюсь, что она получит профессиональный статус.

Читал интервью Анатолия Воробьева. Как руководитель РФС называет закрытие профессионального клуба правильным решением?! Когда Веретенников приехал в администрацию области, чиновники ему сказали: «Олег, мы решили ликвидировать “Ротор”. Мы же правильно поступили?» Разве можно задавать такие вопросы главному тренеру….

Новый президент «Ротора» Иванов говорит, что знает, куда делись деньги клуба. И что? Где эти средства? У людей, закрывающих «Ротор», не хватило даже смелости, чтобы приехать на базу и объявить о ликвидации пацанам. Все делали по телефону. Нормальные руководители?

Они говорят, что нужно погасить долг в 130 миллионов. Но никто ничего не делал в этом направлении. На меня вышли люди, которые готовы были пожертвовать 5−6 миллионов рублей. Я направил их к вице-губернатору — тот их «отшил». Мол, внебюджетные средства. Однако будь я чиновником, я бы нашел 10 таких спонсоров — вот вам уже 60 миллионов.

Виталий АЙРАПЕТОВ.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

10 ноября
5 ноября
27 октября
26 октября
14 сентября
18 августа
20 июля
7 июля
14 июня
13 июня
12 июня
8 июня
21 мая
21 апреля
4 февраля
3 февраля
Лучший футболист мира?