19 ноября, 2014 - 22:22

ФИФА не позволит России сократить вместимость еще двух арен ЧМ-2018

Обозреватель «СЭ» стал единственным российским журналистом — участником приема президента ФИФА в связи с 90-летием Международной ассоциации спортивной прессы.

Игорь РАБИНЕР

из Цюриха

…Штаб-квартира ФИФА на тихой окраине Цюриха, возле зоопарка. Минус третий этаж, откуда при помощи удивительного архитектурного решения можно увидеть полоску неба. То самое место, где чуть меньше четырех лет назад на историческом заседании исполкома ФИФА Россия большинством голосов получила ЧМ-2018. Место, где Виталий Мутко под добрый смех коллег по исполкому произносил свое легендарное «Летс ми спик фром май харт» — фраза, ставшая теперь даже названием для рубрики «СЭ». Место, куда в тот раз прессу не пускали: мы с колотящимися сердцами ждали результатов в Zurich Messe — гигантском Выставочном центре города.

Ровно в 11.30, минута в минуту, как и было обещано — Швейцария все-таки — к нам выходит Йозеф, он же Зепп, Блаттер. Жмет руки, здоровается на языке каждого из нас. Стоило представиться, что из России, спустя секунду говорит: «Добрый дьень!» Точно так же быстро, когда перейдем к неформальной части, президент ФИФА среди прочего по-русски произнесет: «На здоровье!» И для вескости добавит: «Господа».

Мы — это представители восьми стран, входящие в футбольную комиссию Международной ассоциации спортивной прессы (AIPS). Обозреватель «СЭ» — единственный российский журналист в комиссии. С ним соседствуют коллеги из Италии, Аргентины, Испании, Греции, Чехии, Румынии, ДР Конго (знаменитый английский обозреватель Кир Рэднедж, занимающий должность председателя, по семейным обстоятельствам в Цюрих прилететь не смог). В саму же ассоциацию входят журналисты 158 государств — на 51 меньше, чем в ФИФА.

Собственно, 90-летию AIPS прием у Блаттера и посвящен. Сильнейшее ретро-фото на… боксерском ринге Олимпиады 1924 года в Париже, во время первого заседания AIPS, показывает историю организации во всей ее глубине. А глава ФИФА тем временем рассыпается в любезностях президенту AIPS, ветерану 21 (!) Олимпиады итальянцу Джанни Мерло. И сообщает, что очень любит прессу, потому как сам из нее и вышел.

«Пока был студентом, два года зарабатывал на жизнь спортивной журналистикой. И потом, сначала в Швейцарском олимпийском комитете, а потом в ФИФА, мне это очень пригодилось», — сообщает нам Блаттер. И с гордостью демонстрирует карточку почетного члена AIPS. Выяснится, что, когда ему из-за какой-то технической заминки вовремя ее не прислали, он даже лично позвонил по этому поводу Мерло.

Вот как, оказывается, важно президенту ФИФА материальное воплощение его журналистского прошлого! Потому-то, наверное, начиная с 2012 года, организациями запущена совместная программа по подготовке молодых репортеров. И один из них, 27-летний чех Петр Седивы, уже даже вошел в футбольную комиссию (почитается, кстати, не только млад, но и стар — ФИФА при помощи AIPS в ближайшие годы организует чествования всех живых журналистов в любой стране, работавших на десяти и более чемпионатах мира).

Нам, членам этой комиссии, конечно, не терпится не только пожать руку Блаттеру и поднять бокал, но и выполнить свои прямые журналистские обязанности. Прав Владимир Даль: «Сколько волка ни корми, он всё в лес глядит». Тем более что вокруг ФИФА последнее время рой разговоров и разбирательств. И чем ближе выборы президента, в которых 78-летний Блаттер вновь будет участвовать, — тем их больше. Оппонентам не терпится каким угодно способом завершить уже 16-летнюю его президентскую карьеру.

Но в пресс-службе ФИФА нас с утра немного расстроили: в формате «для печати» ничего не будет. Мероприятие, мол, торжественное и праздничное — зачем переводить его в рабочую плоскость? Мне это напомнило фрагмент из «Иронии судьбы»: «Это неслыханно, ребята. Доктор отказывается пить за здоровье!» Мы-то, правда, ни от чего не отказывались.

Однако в итоге хоть и слегка, но наша взяла. Да и сами Блаттер и генеральный секретарь ФИФА Жером Вальке, пусть и всего на пару-тройку вопросов, но ответить для печати согласились. Правда, это не касалось нашумевшего расследования обстоятельств выигрыша Россией и Катаром права проводить два следующих чемпионата мира, которое проводил председатель следственной комиссии комитета по этике ФИФА, независимый американский юрист Майкл Гарсия. Сославшись на то, что доклад Гарсии целиком он не читал и по этическому кодексу ФИФА такого права не имел (ибо доклад полностью не опубликован), Блаттер от разговоров на эту щекотливую тему отказался.

Зато представителям Южной Америки мигом наговорил по-испански в видеокамеру прочувствованную речь о том, как ему не хватает недавно ушедшего в мир иной многолетнего вице-президента ФИФА, президента федерации футбола Аргентины и оппонента Диего Марадоны — Хулио Грондоны. А перейдя на французский, рассуждал о предстоящем Кубке Африки, отвечая на вопрос коллеги с одинаковыми именем и фамилией Кабуло Кабуло из ДР Конго.

Как тут не поинтересоваться насущным — о родном ЧМ-2018? О многих вещах Блаттер говорил во время недавнего визита в Москву, но как минимум одна вещь оставалась до конца не проясненной. А именно — удастся ли убедить ФИФА сократить вместимость еще двух арен российского мирового первенства с положенных 45 до 35 тысяч? По Калининграду и Екатеринбургу такое разрешение уже было получено — да еще и вместимость «Лужников» позволили сократить.

Но аппетит приходит во время еды — и Россия обратилась в ФИФА с соответствующей просьбой. Поначалу это казалось осуществимым, но на днях министр Мутко в рубрике «СЭ» «Фром май харт» вдруг огорошил: это — очень маловероятно.

Как только я задал этот вопрос, инициативу в свои руки взял генсек Вальке. Ответ был однозначен, Блаттер с ним согласился, а пресс-служба ФИФА дала добро на его публикацию. То есть 45-тысячному стадиону в Саранске — быть…

— Президент ФИФА согласился на сокращение с 45 до 35 тысяч вместимости двух стадионов, а также на уменьшение на 7 тысяч первоначально запланированной вместимости главной арены ЧМ-2018 — «Лужников», которая примет матч открытия и финал турнира, — заявил Вальке. — Но на запрос разрешить 10-тысячное урезание в отношении еще двух арен, а также еще 2-тысячное — тех же «Лужников» ФИФА вынуждена была ответить отказом. Потому что чемпионат мира предусматривает большое число уже взятых на себя обязательств, связанных с определенным количеством запускаемых в продажу билетов. Сейчас мы уже и так достигли его нижнего порога, и снижать лимит дальше возможности не было.

В то же время Вальке заверил, что ранее обсуждавшаяся тема сокращения числа городов и стадионов, принимающих ЧМ-2018, снята с повестки дня: турнир примут 11 российских городов и 12 арен. «У Блаттера был хороший разговор на эту тему с мистером Путиным, и стороны достигли согласия», — пояснил генсек ФИФА.

Сам же Блаттер выразил удовлетворение темпами подготовки России к домашнему чемпионату мира:

— Подготовка идет в хорошем, правильном направлении. Недавно я был вместе с генеральным секретарем в Москве, чтобы презентовать новую эмблему чемпионата. Было большое шоу (в программе «Вечерний Ургант». — Прим. «СЭ»), которое образно можно назвать первым ударом по мячу ЧМ-2018. По-прежнему полностью уверен в России и не испытываю никаких сомнений, что это будет великий чемпионат мира.

Блаттер даже подтвердил свою надежду письменно, поставив автограф на моей книге «Как Россия получила чемпионат мира по футболу-2018» и пожелав нашей стране удачи в проведении мирового первенства. А норвежский гид провела нас по всей штаб-квартире ФИФА, открытой в 2006 году и представляющей собой образец современной архитектуры. И политической корректности: так, молельная комната лишена опознавательных знаков какой-либо религии, если не считать нарисованной стрелочки на одной из дверей, указывающей направление на Мекку. Чтобы мусульмане не задавали один и тот же вопрос.

Увидели мы и футбольное поле, где тренировалась команда сотрудников ФИФА. Их у организации, оказывается, три — две мужские и женская. Они регулярно сражаются с командами УЕФА и других базирующихся в Швейцарии крупных компаний.

Кстати, представительница Норвегии средних лет проводила экскурсию не случайно: во-первых, среди работников штаб-квартиры ФИФА — представители 40 с лишним наций, во-вторых, их средний возраст — 35 лет, и, в-третьих, 40 процентов из них — женщины. Между прочим, на обложке последнего номера журнала AIPS как раз поднимается тема сексизма в спортивной журналистике. И когда Блаттер, указывая на пресс-секретаря ФИФА Делию Фишер, заметил: мол, эта леди — наш самый активный сотрудник, ему со смехом указали: «Зачем напирать на то, что она леди? У нас нет сексизма!»

Вообще же Блаттер произвел впечатление в высшей степени боевое. От своей работы он определенно не устал — напротив, говорят, не дает никому в ФИФА засохнуть своей гиперактивностью и наблюдательностью. Тому, кто однажды придет ему на смену, придется несладко — планка задана высочайшая.

И, когда кое-кто удивляется, зачем 78-летнему Блаттеру идти на еще один президентский срок в ФИФА (коль скоро он уже это решил, мало кто сомневается в его победе), знающие его люди говорят: он просто не может жить без работы. Такой работы. Уйдя из центра внимания и резко превратившись в пенсионера, этот трудоголик и боец, каждый день летающий по всему миру, сильно рискнет своим здоровьем.

В российских интересах — чтобы Блаттер возглавлял ФИФА еще несколько лет. Хотя бы потому, что ему откровенно наплевать на давление иных зарубежных политиков, требующих лишить Россию ЧМ-2018 или бойкотировать турнир. Он хорошо помнит кастрированные из-за глупости сначала западных, а потом советских государственных деятелей Олимпиады в Москве и Лос-Анджелесе.

И потому — не прогнется. И в июне 2018-го, даст бог, произнесет со своей лукавой улыбкой на церемонии открытия ЧМ-2018: «Добрый дьень!»

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

7 декабря
Кто выиграет чемпионат России-2016/2017?