19 октября, 2017 - 15:43

Фернандеш: Иногда страшно, когда Семин кричит или бросает бутылки

Один из самых закрытых легионеров РФПЛ откровенно говорит о переводе в дубль при Смородской, работе с агентом Мендешем и любимых книгах.

«Здравствуйте! Привет-привет!» — по-русски здоровается Мануэл Фернандеш, заходя в редакцию «Чемпионата». Но на протяжении всего двухчасового интервью мы общаемся на английском, который лучший игрок «Локомотива» знает в совершенстве. Позже мы узнаем, что португалец неплохо владеет и русским, но пока не чувствует себя достаточно уверенно, чтобы выражать свои мысли наиболее полно и ясно. А говорить Фернандеш будет не только о футболе, но и о книгах, фильмах, экономике и политике.

«Мой перевод в дубль — не очень разумный поступок»

— Бывший спортивный директор «Локомотива» Кирилл Котов в одном из интервью сказал: «Трансфер Фернандеша — мой личный провал. Он сам не хотел играть». Сейчас это звучит смешно.
— Я понимаю, о чём он говорил. Но теперь это ничего не значит, потому что это слова из прошлого. Если я ему не нравлюсь — ничего страшного. Он мне тоже не нравится.

Главное, что я как человек совершенно не изменился с тех пор, как перешёл в «Локомотив». Единственное, что изменилось, — это моя игра. Но я всё тот же самый человек. Я редко улыбаюсь, редко разговариваю, и это не меняется. Я понимаю, почему люди говорят про меня такие вещи, — чтобы выставить себя в хорошем свете. Это на их совести — я буду доказывать обратное на поле.

— Странная ситуация: вас — легионера с большим контрактом — переводили в дубль. Без очевидных для многих причин.
— Я тоже считаю, что отправлять в дубль футболиста, имеющего пятилетний контракт, не очень разумный поступок. Это снижает его стоимость, если ты захочешь его продать. Нужно руководствоваться здравым смыслом. Но эта ситуация не имела отношения к футболу.

— Руководство предлагало платить вам зарплату не в евро, а в рублях?
— Мне предлагали поменять некоторые условия контракта.

— И что вы ответили?
— Отказался.

— Это принципиальная позиция?
— Для меня это вопрос бизнеса. Представьте ситуацию: компания нанимает вас, вы подписываете договор. Спустя три недели к вам приходят и говорят: надо переподписать его на других условиях. Что вы ответите?

— «Почему?»
— Как бы руководители клуба ни объяснили свой шаг, факт оставался фактом: они хотели, чтобы я изменил условия договора. Я так дела не веду. Я же не отправляю к ним кого-то другого, чтобы он делал мою работу за меня.

— Вы говорили, что Игорь Черевченко ничего не решал, идя на поводу у Смородской. В вашей карьере ещё были такие тренеры?
— Президент всегда остаётся президентом. Но если он хочет управлять ещё и командой — это на совести тренера. Это уже его выбор — подчиняться или нет. Я уважаю тренеров, которые верны своим принципам и хотят контролировать все процессы в команде. А если их принципы не уважают, вернее, как мне кажется, уйти из клуба. Зато они могут спать спокойно по ночам. Вот таких людей я уважаю. Ситуация с Черевченко — первая подобная и, надеюсь, последняя в моей жизни.

«Мои финты и дриблинг — это состояние души»

— Вы сказали, что добились прогресса в игре. За счёт чего? (Spectre DeeZeL)
— Перемены произошли во мне. Я стал более сконцентрированным. В первый год испытывал трудности с адаптацией, был немного скован. Привыкал к команде, к климату — я ведь привык играть в Турции. Всё это не позволяло мне показать свой максимум. Перевод в дубль помог открыть глаза на многие вещи. Я избавился от негативных мыслей и стал работать на максимуме.

— Вы любите финтить. И раньше это не всегда шло на пользу команде.
— Согласен. Раньше я передерживал мяч, и в итоге либо терял его, либо из этого не выходило ничего продуктивного. Теперь я приношу результат — или забиваю, или делаю передачу. Я просто стал эффективнее.

— Ваш любимый приём — финт Зидана. Когда научились его делать?
— Ещё в юности, в «Бенфике».

— Вы делаете это осознанно?
— Я просто получаю удовольствие от футбола. Всё это происходит подсознательно — и дриблинг, и финты. Это состояние души.

— Известный российский тренер Курбан Бердыев очень строго относится к игрокам, которые заигрываются и теряют мяч. Вы его понимаете?
— В моей карьере тоже был такой тренер.

— Кто?
— Рональд Куман, с которым я работал в «Бенфике» и чуть позже в «Валенсии». Но я убеждён, что футбол должен приносить радость. В нашей жизни и так достаточно стресса, чтобы лишать себя этого. Конечно, каждое действие имеет последствия. Но лучше играть свободно, без страха. Те, кто боится, приуменьшают свой потенциал.

— В какой период своей карьеры вы получали наибольшее удовольствие от футбола?
— В свой второй сезон в «Бешикташе». Мы тогда играли очень уверенно под руководством Самета Айбабы. Было приятно быть частью той команды.

— В 2013 году в матче «Бешикташа» с «Касимпашой» произошёл неприятный эпизод. Фанат команды выбежал на поле и ударил вас.
— Сложная история. Я неудачно принял мяч. Болельщики отреагировали свистом. Я не выдержал и показал не самый приличный жест.

Когда фанат выбегает на поле и бьёт игрока, у меня может быть только одна реакция — точно не позитивная. Эта ситуация больше характеризует болельщиков, чем меня. На самом деле, на следующий день я уже не задумывался о том инциденте.

— Вы допускаете возможность возвращения в Турцию? (Антон М.)
— Никогда не говори никогда. На данный момент я счастлив здесь, в «Локомотиве».

— Некоторые болельщики «Локо» с опаской встретили ваш переход — их смутили публикации о ваших проблемах с алкоголем в Турции.
— Никаких проблем с алкоголем у меня не было. История была в следующем. Одна газета опубликовала слова Айбабы о том, что я приходил на тренировки пьяным. Но не все знали о том, что было дальше.

— А что было?
— После тренировки Айбаба подошёл ко мне вместе с клубным переводчиком и извинился. Сказал: «Я такого не говорил». «Если вы этого не говорили, вам не за что извиняться», — ответил я. Как я понял, это придумали журналисты. На следующий день тренер публично заявил, что таких инцидентов со мной никогда не происходило.

Знаете, я ведь тоже мог прийти к журналистам и рассказать обо всём, что творится в «Бешикташе». Многие люди были бы очень удивлены.

«Ушёл от Мендеша, так как понял: он больше не помогает мне»

— Почему у вас нет агента?
— Я работал с Жорже Мендешем с 15 до 24 лет. Он один из самых влиятельных агентов в мире и будет таким ещё долго время. Но в какой-то момент я понял, что он, по сути, не помогает мне. В итоге наши пути разошлись.

— Он не пытался вас удержать?
— В 15 лет моя мама подписала с Мендешем трёхлетний контракт. Когда он кончился, мы просто продолжили вести дела, основываясь на взаимном доверии. И в один момент я сказал ему: «Думаю, мне стоит пойти своей дорогой».

— Как он вами заинтересовался?
— В 15 лет я уже играл в «Бенфике Б», и на одну из тренировок приехали люди из агентства Мендеша. Они сказали, что заинтересованы в сотрудничестве со мной. Готовы помочь мне попасть в основу клуба, может, в будущем перейти в более сильную команду. Я подписал контракт. Через несколько недель мы встретились с самим Мендешем, пообедали, а через пару месяцев я оказался в основе «Бенфики». Моя карьера пошла в гору.

— До подписания контракта вы знали, кто такой Жорже Мендеш?
— Да, но он был не настолько известен. Примерно на трети своего пути.

«В детстве меня отправили в ворота как худшего игрока»

— Правда, что в футбол вы попали благодаря компьютерной игре?
— Чистейшая. В детстве, лет в шесть или семь, я был фанатом видеоигр и совершенно не играл в футбол. Более того — даже не смотрел его по телевизору. Однажды мы с друзьями решили поиграть в Kick Off. Мне понравилось, и я решил: «Почему бы не попробовать футбол в реальной жизни?» Так я попал в школу «Бенфики».

— Тяжело было понять, что играть в футбол в реальной жизни — не то же самое, что и в видеоигре?
— Поначалу я был настолько плох, что сразу всё осознал. Меня даже отправили в ворота как худшего игрока. Там я провёл несколько недель.

— В 2005 году фанаты «Бенфики» называли вас Манелеле, сравнивая с Клодом Макелеле. Почему именно с ним?
— Во-первых, тогда я играл глубоко в центре поля, как он. Во-вторых, у нас было схожее телосложение: я был худой и сухой, но жёсткий и цепкий. Может быть, поэтому болельщики видели что-то общее. Макелеле тогда играл в «Челси» и был лучшим на своей позиции.

— Из «Бенфики» вы ушли в аренду в «Портсмут», а затем в «Эвертон». Зачем вам понадобился такой опыт?
— Иногда это полезно — выйти из зоны комфорта. Я решил попробовать свои силы в Англии, вдали от привычной мне обстановки. Этот опыт помог мне стать лучше как футболисту и человеку.

— Что такое «зона комфорта» для футболиста?
— Когда ты играешь в родной стране, в родном клубе, то в какой-то момент теряешь мотивацию и пытаешься найти новый вызов. Ты привыкаешь к тому, как всё устроено, всех вокруг знаешь — и однажды останавливаешься в развитии.

— После Англии вы переехали в Испанию, в «Валенсию». В 2009 году был матч, когда вы в течение 75 минут играли со сломанной ногой. Как такое возможно?
— 70 минут. Когда меня ударили по ноге, было очень больно. Но в перерыве мне наложили лёд, и я доиграл матч без проблем. А вот когда мне нужно было доехать домой… Моя нога сильно распухла, и я с трудом мог вести машину. К счастью, тогда у меня был автомобиль с автоматической коробкой! От стадиона до дома я обычно доезжал минут за 15, но в тот раз трижды останавливался у обочины из-за боли.

— Что было дальше?
— Утром врач отправил меня на рентген. Кто-то из друзей отвёз меня в больницу, хотя мне уже стало легче. Выяснилось, что я получил перелом малой берцовой кости. Из-за этой травмы пропустил четыре месяца. Потом вернулся в строй, и во время товарищеского матча перед стартом сезона соперник ударил меня в то же самое место. К счастью, на этот раз перелома не случилось — только воспаление. Я выбыл ещё на два месяца.

«Я заслуживаю бороться за место сборной Португалии»

— Для сторонних наблюдателей странно, что вас нет в сборной Португалии. Например, Эдера вызывают, а вас, лучшего игрока «Локомотива» прямо сейчас, — нет. Вас самого это удивляет?
— Это вопрос главному тренеру сборной. Но для меня это странно, да. По-моему, я заслуживаю того, чтобы играть за Португалию. Были моменты — например когда я играл за «Валенсию» раз в две недели, — когда я был не достоин места в сборной, но меня вызывали. А сейчас я полностью заслуживаю того, чтобы бороться за место в стартовом составе, уж не говорю о заявочном списке из 23 футболистов. Но моё мнение не совпадает с мнением тренера. Я могу долго рассуждать об этом, но настоящую причину знает только Фернанду Сантуш.

— Вы ведь знакомы с эти тренером, работали с ним в «Бенфике».
— Не так долго, всего пару месяцев. Но мы никогда не ругались, относились друг к другу с уважением.

— Может, РФПЛ — недостаточно сильный чемпионат для Сантуша?
— Нету и Данни вызывались в сборную из РФПЛ, тут нет проблемы. К тому же «Локомотив» сейчас идёт на втором месте. Я не хочу спекулировать на эту тему. Ещё раз: я не знаю причину, на этот вопрос может ответить только главный тренер. Если это футбольные причины, мы должны уважать его решение. И я уважаю его решение.

— Три года назад вы заявили: «Лучше быть наблюдателем, чем частью такой сборной Португалии». Поясните? (Игорь Гаврилов)
— Я расскажу, как всё было. Всё началось в 2012 году, когда тренером сборной был Паулу Бенту. Перед Евро-2012 он вызвал меня на товарищеские матчи. Мы пообщались, у нас были нормальные отношения. Он сказал мне, что я точно буду в окончательном списке сборной. Представьте моё удивление, когда он был официально объявлен, а моей фамилии там не оказалось. Затем один из футболистов из списка травмировался, но Бенту снова вызвал не меня! Теперь вы можете меня понять?

— Вы отказались общаться с Бенту, когда несколько месяцев спустя он приехал в Турцию и побывал на матче с вашим участием. Взыграло самолюбие?
— Это был матч «Бешикташа» и «Фенербахче». Бенту тогда позвонил Угу Алмейде и ещё нескольким португальским футболистам, с которыми он хотел пообщаться после игры. Мне он не звонил. Мне было всё равно, я не обиделся. Матч сложился очень удачно для нас — мы обыграли «Фенербахче». После игры ко мне подошёл вице-президент клуба и сказал: «Ману, с тобой хочет поговорить тренер сборной». Но зачем, если Бенту меня не вызвал? Что мне с ним обсуждать? Считаю, что тренер повёл себя неправильно.

— А вы — правильно?
— Да. Мне не нужны привилегии. Достаточно просто относиться ко мне так же, как к остальным. Единственная причина, почему Бенту захотел в тот раз поговорить со мной, — это моя удачная игра против «Фенербахче». Но, подчеркну, я не заявлял, что ухожу из сборной. Если Бенту захотел бы поговорить со мной через какое-то время, я бы ему с удовольствием ответил.

— Смотрели последний матч сборной Португалии против Швейцарии?
— Нет, я был на тренировке, а когда вернулся домой, нужно было приготовить ужин. Но мои друзья вели в общем чате текстовую трансляцию. Они писали, как меняется счёт — 1:0, 2:0, сообщали, что Португалия играет неплохо.

— Вы вообще не смотрите матчи своей сборной?
— Иногда. Как и игры других сборных.

— В интервью «Чемпионату» Фёдор Смолов сказал, что португальцы выиграли Евро-2016, потому что в финале не играл Криштиану Роналду. Согласны?
— Партнёры всегда ждут многого от таких игроков, как Роналду, Месси, Роналдиньо, Зидан. Присутствие в составе звёздного футболиста может их расслабить. Но если топ-игрок отсутствует, это, наоборот, мотивирует. Если Фёдор имел в виду именно это, то я, пожалуй, соглашусь. После травмы Роналду команда сплотилась и перестала быть зависимой от него. Может быть, это позитивно повлияло на качество игры. Каждый приложил чуть больше усилий, и всё это вместе дало результат.

«На тренировку опоздал только раз — и заплатил 500 евро»

— Скоро в России пройдёт чемпионат мира. Популярный вопрос: вы когда-нибудь сталкивались с расизмом в нашей стране?
— Я живу в изолированном мире. Мой режим: тренажёрный зал-тренировка-стадион-дом. Я не гуляю по улицам каждый день, так что в обычной жизни не чувствую негатива по отношению к себе.

— Зе Луиш рассказал, как однажды пришёл в обычную больницу и попросил о помощи на английском языке. В ответ на это медсестра ответила ему на русском, что ничего не понимает и не собирается помогать. Футболиста это шокировало. Вы сталкивались с подобным?
— Не припомню. Я в принципе достаточно самостоятельный (улыбается.) И ещё мне кажется, надо ставить себя на место людей, к которым ты обращаешься. Может, вместо того чтобы жаловаться на всех подряд, стоит начать учить русский язык?

— Вы учите? (Spectre DeeZeL)
— Сейчас я изучаю его сам по себе, но пару лет назад у меня был преподаватель.

— Юрий Сёмин в одном из интервью сказал, что вы говорите по-русски на уровне переводчика.
— Я понимаю почти всё, но говорю с ошибками. Я каждый день общаюсь с людьми на русском. Но для интервью, например, у меня недостаточно большой словарный запас — поэтому мы с вами и говорим на английском. Но в целом я могу спокойно изъясняться на русском.

— Бывало недопонимание из-за языкового барьера?
— В первое время путал «лево» и «право». Но это мелочи.

— У вас есть русские друзья помимо игроков?
— У меня хорошие отношения с личным тренером. Как раз благодаря ему я и говорю по-русски. Мы неплохо общаемся каждый день в спортзале.

— Вы ходите в тренажёрный зал каждый день?
— Да. В основном занятия направлены на укрепление тела. Я начал заниматься индивидуально лет семь назад. Работал с разными специалистами в Испании, Турции и в России. Недавно поменял своего тренера в Москве. Эта работа помогает контролировать вес, делает меня сильнее. Даже если бы я не был футболистом, всё равно ходил бы в зал — мне просто нравится. Это как хобби. В отпуске в Португалии тоже всегда поддерживаю форму.

— Как выглядит ваш типичный день?
— Просыпаюсь я обычно и встаю за 2−2,5 часа до начала утренней тренировки. Если она в 12, то я встаю в 9:30, завтракаю и выхожу из дома примерно в 10:15. Занятие с личным тренером организую уже исходя из командных тренировок и своей загруженности.

— Вы когда-нибудь опаздывали на тренировки?
— Был только один случай, когда я неправильно понял информацию о времени начала и приехал на час позже.

— Тренер разозлился?
— Нет, просто сказал заплатить штраф — 500 евро.

«За одни сборы успеваю прочитать около 12 книг»

— Известно, что вы любите читать. Как появилось это увлечение? Большинство футболистов предпочитает PlayStation. (Pioneer69)
— Когда я был моложе, тоже любил поиграть в приставку. Просто я расту как личность: стараюсь интересоваться разными вещами и разбираться в том, о чём раньше не имел ни малейшего представления. Читаю всё понемногу. От экономики до фэнтези. Недавно брат отдал мне первую книгу «Игры престолов», скоро собираюсь прочитать.

— Ваша любимая книга? (Илья)
— Меня тронул триллер Нельсона Демилла «Дикое пламя». Я прочитал почти всю серию о главном герое по имени Джон Корэй, который работает в антитеррористическом подразделении ФБР.

— Последняя книга, которую прочитали?
— «Илон Маск: Tesla, SpaceX и дорога в будущее». Это невероятно умный, образованный человек. Но что мне понравилось больше всего — упорное стремление к воплощению своей мечты несмотря ни на что.

Очень интересен его футуристический взгляд на вещи. Это хорошо для будущего нашей планеты. А еще меня поразила идея колонизации Марса.

— Русских авторов читали?
— Пока нет, хотя однажды я бы хотел прочитать что-нибудь в оригинале. Пока в моём списке есть «Анна Каренина» — в клубе мне отдали экземпляр на английском.

— Как много книг вы можете осилить за один сбор?
— В среднем около 12. За последний недельный сбор в Австрии я прочитал три книги: сиквел к «Дикому пламени», документалистика о социальном обеспечении в Португалии и один из детективных триллеров писателя Клайва Касслера.

— Социальное обеспечение?
— Интересная книга, в которой рассказывается о недостатках этой системы: коррупция, неправильные решения… Но мне было важно разобраться в той сфере, о которой я ничего не знаю.

— В одном из интервью вы сказали, что интересуетесь глобальными мировыми процессами. Что вас трогает больше: ядерная программа Северной Кореи, война в Сирии или, может быть, влияние России на выборы в США?
— На данный момент — референдум в Каталонии. Во-первых, Испания очень близко к Португалии, во-вторых, там у меня осталось множество друзей.

— Кто прав в этой ситуации?
— Спорный вопрос. Мы видим только то, что нам показывают в новостях. Понятно, что полиция не имеет права избивать людей. Но, с другой стороны, правительство Испании можно понять: Каталония как субъект страны должна подчиняться правилам. Люди могут и должны выражать своё мнение на голосовании, но в рамках закона.

— Можете представить «Барселону» в другом чемпионате, если Каталония всё-таки станет независимой?
— Не думаю, что «Барселоне» будет выгодно играть за пределами Испании. Придётся столкнуть с огромным количеством трудностей, особенно экономических. Такому большому клубу подобные изменения не пойдут на пользу.

— Вы четыре года отыграли в «Валенсии». У вас остались испанские друзья?
— У меня есть друзья не из мира футбола, которые живут в Барселоне. Они, как и многие там, мечтают о независимости. Но, по-моему, всем будет лучше, если Каталония останется в составе Испании. Вместе мы всегда сильнее, чем поодиночке. Каталонцам придётся столкнуться со многими трудностями, если они станут жить отдельно.

«Мама так любит наших собак, что я не посмею их забрать»

— Чем вы ещё занимаетесь помимо футбола, тренировок и книг?
— В свободные дни предпочитаю посидеть дома и отдохнуть. Могу позаниматься пилатесом (особый вид йоги, способствующий укреплению тела. — Прим. «Чемпионата»). Увлёкся этим три года назад.

— Расскажите немного о том, кто вас окружает. Близкие люди, может быть, домашние животные?
— Это то, о чём я не люблю говорить. В Москве у меня питомцев нет, а в Португалии — две собаки: бигль и лабрадор. Второго я купил в Валенсии, а бигля мне подарили два года назад на день рождения.

— Почему не привезли их в Россию?
— Авиакомпания-перевозчик, которая осуществляет прямые рейсы, не берёт на борт больших собак. А с пересадками им было бы тяжело. Да и мама их так любит, что я не посмею их у неё забрать (улыбается.)

— Ваш самый большой страх?
— А нужно ли вообще чего-то бояться? Перелётов вот не боюсь — обычно сплю в самолёте. Пауков не люблю, но и не боюсь. Разве что есть страх получить серьёзную травму.

— Не просите партнёров на тренировке быть помягче?
— Зачем? В игре всё равно будет жёстко. Так что пусть всё будет по-настоящему. Я уважаю людей, которые профессионально подходят к делу.

— Момент в жизни, когда вам было сложнее всего справиться с эмоциями?
— Когда мне сказали, что переводят в молодёжный состав. Это был худший момент, который только можно представить. Я спал — и меня разбудил звонок переводчика. Разговор продлился несколько секунд. Я был в шоке — даже сначала подумал, что ещё сплю. «Тренер тобой недоволен, так что теперь ты будешь играть за дубль».

— Что вы были готовы сделать в этот момент?
— Хотелось рвануть к тренеру и высказать ему всё в лицо. Но я понимал, что это ничего не изменит.

«Инвестирую деньги в недвижимость в Португалии»

— Самый частый запрос в «Яндексе», связанный с вашим именем, — «Ману Фернандеш зарплата». Если верить авторитетному рейтингу самых высокооплачиваемых игроков РФПЛ, вы находитесь на 9-м месте с окладом в € 3,8 млн.
— Когда я нахожусь на поле, не думаю о своей трансферной стоимости или зарплате. Мне нужно хорошо делать свою работу. Другое дело, что вне поля это давление есть. И я его чувствую. Ведь футболисты играют за большие деньги.

— Однажды в «Зените» произошла такая ситуация. Ваш нынешний одноклубник Игорь Денисов пришёл к руководству клуба и попросил поднять зарплаты некоторой группе российских игроков до уровня новичков-легионеров Халка и Витселя.
— Я считаю так. Во-первых, нужно думать только о собственном контракте. Во-вторых, разница в зарплатах — это нормально, потому что не все мы одинаковы. В-третьих, если уж ты пришёл к руководству, почему ты не просишь для всех, а только для группы игроков? Значит, будут счастливые футболисты, а будут — несчастные? Это неправильно. Какова бы ни была причина, меня это не волнует, потому что это не моя команда. Но я считаю, что каждый должен уделять внимание собственному контракту. Если хочешь зарабатывать больше, делай больше на поле. Играй лучше!

— Куда тратят деньги футболисты, которые зарабатывают очень много?
— Я инвестирую большую часть своих денег. Значительную часть — в недвижимость в Португалии.

— Вы читаете, что о вас пишут португальские СМИ?
— Они вспоминают обо мне, только когда я забиваю. Ничего больше. Моя личная жизнь — действительно личная. Мне звонят с вопросами только о футболе: впечатления от голов, комментарии после матчей. Только и всего.

— Тяжело ли сохранять личную жизнь, будучи знаменитостью?
— Зависит от того, чего вы хотите. Я, например, не фанат соцсетей. Там обычно публикуют всё: фото своей семьи, родителей, собак. Это уже не личная жизнь. Я не думаю, что это нужно.

— Вы сделали самый быстрый хет-трик в истории Лиги Европы. Что ещё вы делаете так же быстро?
— Ем. Это привычка.

— В России быстро едят те, кто прошёл армию.
— Да? Кстати, мой характер и менталитет, возможно, как раз подходят для армии.

— У вас есть специальная диета?
— Очень редко ем фаст-фуд, да и вообще вне дома. Ты всегда знаешь, что положил в блюдо, которое приготовил сам, в отличие от еды даже в лучших ресторанах.

— Как хорошо вы знаете московскую и стамбульскую ночную жизнь?
— О Стамбуле в этом плане знаю намного больше, чем о Москве. Там я тусовался больше — просто был моложе.

— Самая безумная вечеринка в Стамбуле?
— Репортёры и папарацци постоянно преследовали нас. Это было действительно странно. Ночью проводишь где-то время, а на следующее утро видишь себя на обложках газет. В России такого нет.

— Ваш самый экстремальный поступок в жизни?
— Я прыгнул с семиметровой скалы в Канкуне. Было страшно даже не прыгать, а приземляться в воду — я ведь тогда не умел плавать. Мои друзья сбросили мне спасательный круг, в который я вцепился, как только вынырнул. Научился плавать я уже когда играл в Турции — нанял себе тренера.

— Вы много путешествуете?
— Стараюсь. Любимое место — Португалия, конечно. А если не брать родину, то, наверное, Мальдивы.

— Там ведь слишком спокойно.
— И это здорово. Ещё мне нравится Париж — это очень красивый город. Лондон тоже — там я вижу свой дом в будущем.

«Мне было стыдно участвовать в драке в финале Кубка»

— Вы участвовали в драке во время финала Кубка России. Вы действительно сказали что-то о матери Манучаряна?
— Да вы что! — Фернандеш от недовольства цокнул языком. — Всё очень просто. Футболист «Урала» был разъярён тем, что проигрывает, и попытался ударить меня локтем. Когда мы потеряли мяч, а соперники побежали в контратаку, я спросил у Манучаряна по-английски: «Что ты делаешь?» И употребил плохое слово. Я ничего не говорил про его мать, не говорил по-испански или по-португальски, как он сказал в интервью. Но даже если я бы сделал так, это не может стать причиной такой реакции. Я часто слышу, как футболисты ругаются друг с другом на поле, даже на тренировке, — это обычная ситуация. Возможно, я тоже был не прав, но начинать драться из-за такого нельзя.

— Ари тоже был не прав?
— Не правы все — и Ари, и Фидлер, и Манучарян. То, что я сказал футболисту «Урала», тоже неправильно. Но если начинать драться из-за каждого слова, то футбол превратится в UFC. Вообще, все эти события дискредитируют российский футбол, за этим смотрела вся страна. Если честно, мне было стыдно участвовать в этом.

— Илья Геркус после финала сказал журналистам, что пожурил вас за тот поступок.
— Не припоминаю. Может быть, я слишком бурно праздновал победу и что-то забыл.

— Со стороны президент «Локомотива» не производит впечатления строгого человека.
— На самом деле, я не так много общался с ним. Когда он только-только возглавил клуб, я встретился с ним, чтобы вернуться из дубля в основную команду. Он смотрелся вполне нормальным парнем.

— Когда вы в последний раз дрались, не считая финал Кубка?
— Во взрослом возрасте — никогда. В детстве не считается. Я очень серьёзный человек, так что люди меня боятся. Конечно, попадаются люди, которые пытаются сказать мне что-то неприятное или выражают агрессию. Но это не выводит меня из равновесия.

— А что может вывести вас из равновесия?
— Если кто-то заденет мою семью.

— Но не на футбольном поле, где могут говорить всё, что угодно?
— На поле меня оскорбляли миллион раз, но всё, что происходит там, там и остаётся. В начале игры меня поливают грязью, а после матча тот же парень подходит и жмёт руку. Это происходит повсеместно.

— В «Инстаграме» вы выкладываете видео, как занимаетесь боксом. Это не драка?
— Нет крови, нет противника. Какая драка? Я просто люблю бокс. Именно бокс, не UFC.

— Вы используете бокс, чтобы выплёскивать агрессию?
— Нет, просто мои тренировки включают в себя и подобные упражнения. Как сайклинг или пилатес, только бокс.

— Вы смотрели бой Макгрегора с Мейвезером?
— Прямую трансляцию посмотреть не удалось. Хотя мне больше нравится бой Канело и Геннадия Головкина. Это история даже не про агрессию, а про ментальную битву. Это мне и нравится в боксе. В этом спорте в 99% случаев побеждает сильнейший, в отличие от UFC, где бойцу может просто повезти.

— Кто ваш любимый боксёр? (Михаил Разницын)
— Из тех, кто выступает сейчас? Василий Ломаченко, украинец.

«Иногда страшно, когда Сёмин кричит или бросает бутылки»

— Вы говорили в интервью, что было забавно наблюдать за эмоциями Юрия Сёмина в «Мордовии» и «Анжи». Каково теперь работать с таким тренером?
— Иногда страшно: сидишь в раздевалке в абсолютной тишине, и вдруг раздаётся громкий крик или летит бутылка с водой в перерыве. Это его способ мотивировать нас. Но я вижу в этих эмоциях искренность тренера. Это, наверное, первый мой тренер, который ведёт себя так. Но я уже привык.

— Вы один из лидеров РФПЛ по успешным обводкам. Часто ли ваш дриблинг приводил к потере мяча и опасным моментам у своих же ворот?
— Такое случалось раньше, до «Локомотива». Но если я буду задумываться об этом, то больше никогда не пойду в обводку, и моя игра пострадает. Например, когда я играл в «Валенсии» против киевского «Динамо» Сёмина, то «привёз» первый гол. Мы тогда сыграли 2:2 на «Месталье» (в том матче Фернандеш сделал две голевые передачи со стандартов. — Прим. «Чемпионата»).

— Помните Сёмина в том матче?
— Помню, что он был тренером соперника, не больше. Когда он возглавил «Локомотив», я помнил его скорее по работе в «Анжи» и «Мордовии». Но потом Тарас Михалик напомнил, что играл под руководством Сёмина против меня ещё в 2009-м.

— Чем РФПЛ отличается от других лиг?
— Здесь очень много силовой борьбы. Особенно чувствовал это, когда только переехал.

— Обидно, что чуть ли не в каждом матче приходится штурмовать «автобус» соперника?
— Сейчас буквально все играют в пять защитников. Может, из-за того что «Ростов» хорошо выступал в прошлом сезоне? Не думаю, что это продлится долго. Как по мне, игра в пять защитников очень замедляет игру, основная борьба проходит в центре поля. Из-за этого в РФПЛ так много матчей заканчивается ничьей. А мне ведь нужно забивать!

— Большинство фанатов «Локомотива», которые ходят на фанатскую трибуну, не помнят чемпионства. Возможно ли сделать это в нынешнем сезоне? Сейчас вы идёте вторыми.
— Впереди много игр — это долгий путь. Перед началом чемпионата мы обсуждали, что задача на сезон — попасть в пятёрку. Сейчас мы шаг за шагом к этому идем. Каждая команда хочет быть чемпионом, но нужно быть реалистами. Если в апреле-начале мая мы ещё будем участвовать в борьбе за золото — круто.

— В процентном отношении сколько у «Локо» шансов на чемпионство?
— На данный момент — пять.

— Почему так мало?
— Я не пессимист, а всего лишь реалист. Впереди сложнейший отрезок. Может, после «Краснодара» я назову 6%, после ЦСКА — 10%. Посмотрим.

— Как оцените работу судей в РФПЛ?
— Я играл в Англии — там рефери дают игрокам вести себя более агрессивно. В Испании, наоборот, свистят даже при незначительном моменте. В России арбитры ближе к первому варианту.

— Когда вы последний раз злились на судью?
— Во время недавнего товарищеского матча с минским «Динамо». Правда, нас судил Стас Сухина, который работает в «Локо» начальником команды. Тем не менее Стас не свистнул очевидный фол на мне!

«Нужно говорить то, что думаешь»

— У вас бывали проблемы из-за вашего закрытого характера?
— Такой уж я есть. Я был таким всю мою жизнь. Это не хорошо и не плохо. Если я ни с кем не говорю, это не значит, что я на кого-то злюсь или обижаюсь. Просто я погружён в себя. Люди, которые хорошо меня знают, всё понимают и уже привыкли.

— Вы всегда были таким закрытым?
— С тех пор как себя помню.

— С годами вы изменились?
— Думаю, я стал немного более открытым.

— Тяжело было себя перебороть?
— Нет, я веду себя естественно. С годами я начал смотреть на некоторые вещи немного под другим углом. Из-за этого чуть больше открываюсь людям, которых долго знаю.

— Вы жалели, что в силу характера не ответили кому-то или ответили не то?
— Если честно, да, такое было. Я, наверное, мог бы лучше вести себя со своей мамой. Но я твёрдо верю, что нам нужно делать и говорить то, что думаешь. Не нужно держать всё в себе. Иногда нужно сказать какую-то вещь в нужный момент.

— Вы когда-нибудь вообще смеётесь?
— Конечно, просто всё зависит от ситуации. Смеюсь над шутками друзей, вместе с одноклубниками. Просто я не скалю зубы каждые пять секунд.

Вопросы от читателей.

— Вы останетесь в России на время чемпионата мира? (Сергей)
— Вряд ли — скорее, поеду домой и проведу время с семьёй.

— У вас был кумир в детстве? (Александр Киселёв)
— Зидан был моим любимым игроком. Когда он ударил головой Матерацци в финале чемпионата мира, я был очень расстроен. Я безумно хотел, чтобы Франция победила, а он снова стал лучшим игроком мира.

— Что бы вы делали, если бы не занимались футболом? (Николай)
— Первое, что приходит в голову: закончил бы школу, а потом занялся бы чем-то, что связано со спортом. Может быть, менеджмент.

— Вы любите Москву?
— Мне нравится московское лето. Только не в этом году — оно было просто ужасное. А вообще летом этот город преображается, становится не так холодно.

— А есть любимое место? Может, какой-нибудь парк. (Михаил Разницын)
— Парк… Кажется, я ни разу не гулял здесь в парке.

— Где вам больше нравится: в Стамбуле или в Москве? (Дмитрий)
— В Стамбуле. Сначала я жил в азиатской части города: там все соблюдают традиции и мало кто говорит по-английски. Похоже на деревню. Позже переехал в европейскую часть, где живёт больше открытых и предрасположенных к общению людей. Пусть и я сам не такой.

— Почему вы почти не празднуете свои голы? (Владислав)
— Во-первых, я не так часто забиваю. Во-вторых, я испытываю короткий прилив радости, а затем сразу концентрируюсь на том, что нужно довести дело до конца. Поверьте, после матча я могу отпраздновать свой гол.

— Ваш любимый фильм? (zazanoskcaj)
— Сложно назвать один. Мне нравится «Гнев» с Дензелом Вашингтоном, потому что главный герой убивает всех плохих парней. «Волк с Уолл-стрит» — тут даже объяснять не надо, почему он мне нравится. Сумасшедший фильм!

— Какой момент вам понравился больше всего?
— Помните, как они бросали карликов в мишень? Очень смешно! — Фернандеш впервые в течение интервью начал смеяться до слёз — Ещё забавный момент, когда они пьяными завалились в самолёт. И третий фильм… «Загадочная история Бенджамина Баттона». У этого фильма замечательный сценарий.

— От смеха у вас на глазах выступили слёзы, поэтому не можем не спросить. Когда вы в последний раз плакали? (Кирилл)
— Это было ещё в «Бенфике». После тренировки умер мой 18-летний друг — у него остановилось сердце. Он не играл несколько месяцев, вернулся после операции, и всё было вроде хорошо. Мы пошли пообедать, но он почувствовал себя плохо, попал в больницу и умер через несколько дней. Вот тогда я действительно не мог сдержать слёз…

Беседовали: Данила Игнатов, Иван Карпов, Полина Куимова, Григорий Телингатер.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

22 ноября
Лучший футболист мира?