23 июня, 2013 - 12:20

Фанат минского «Динамо»: «Матерные слова для белорусского ОМОНа — как фонетические запятые»

Фанат минского «Динамо»: «Матерные слова для белорусского ОМОНа — как фонетические запятые»

Олег Смолеров пообщался с активистом фанатского движения минского «Динамо» о тяжелых взаимоотношениях болельщиков с милицией.

На дерби «Минск» — «Динамо» в 13-м туре чемпионата Беларуси фанатский сектор «бело-голубых» остался пуст, если не считать двух стройных рядов омоновцев. Болельщики минского «Динамо» объявили бойкот из-за неприемлемого поведения сотрудников милиции. Корреспондент FootballTop.ru лично пообщался с одним из непосредственных участников событий и выяснил тонкости взаимоотношений противоборствующих сторон.

— Сергей, расскажи, какое отношение ты имеешь к минскому «Динамо»?
— Я активный болельщик, постоянно хожу на фанатский сектор домашних и гостевых матчей «Динамо» и не понаслышке знаю о работе милиции на стадионах и за их пределами.

— Вы объявили бойкот и не появились на секторе в последнем матче с «Минском». С чем это связано?
— ОМОН и сотрудники МВД ужесточили условия посещения матчей. Теперь при входе нужно предъявить паспорт, откуда переписываются все данные, а также назвать свои имя и фамилию в камеру. Мы не согласны с таким отношением к нам, поэтому решили пойти либо просто на трибуну, либо на близлежащий к стадиону «Трактор» холм.

— Еще один представитель динамовского фан-движения в среду перед дерби рассказал мне, что клубное руководство активно помогает решить проблему и на воскресном матче с «Днепром» фанатская трибуна будет заполнена. Это так?
— Нет. Мы продолжаем бойкот и не будем посещать встречу с могилевчанами. Наши требования для возвращения на трибуны уже отправлены и в клуб, и непосредственно Румасу (председатель АБФФ — прим. FT).

— Чего именно вы хотите?
— С руководством клуба и МВД не раз обсуждались вопросы по поводу замены ОМОНа на стюардов, которые отбираются из среды болельщиков или назначаются руководством клуба, следят за порядком на стадионе в соответствии с регламентирующими документами и получают за это зарплату. Стюарды поработали буквально несколько матчей, а затем к трибунам вернулся ОМОН, причем уже с новыми требованиями и ужесточенной пропускной системой. Например, в Жодино при досмотре легко могут залезть в кошелек и изучить его содержимое, что по законодательству нашей страны недопустимо. Если сотрудник ОМОНа представляет закон, но сам же его нарушает, зачем он вообще нужен?

— В начале сезона такого не было?
— Перед стартом чемпионата был очередной круглый стол, который проводится из года в год и не приводит ни к каким улучшениям. Первые пару матчей все красиво и спокойно, а затем обещания и слова как будто забываются, и ходить на стадионы становится просто невыносимо. Когда говоришь о беспределе сотрудников охраны правопорядка представителям АБФФ, видишь глаза по пять копеек и слышишь уверения, что такого просто не может быть. Хотя тот же Сафарьян (первый заместитель председателя АБФФ — прим. FT) сам все это видел на четвертьфинале Кубка Беларуси, когда «Динамо» играло против «Шахтера». Омоновцы в перерыве не хотели выпускать фанатов в туалет, и он лично пытался им доказать, что такое поведение недопустимо. Сейчас мы уже не согласны идти на подобные круглые столы и заседания, где все красиво только на словах.

Сергей Сафарьян: люди должны иметь возможность ходить в туалет в перерыве матча

Беларусь. «Милиция показывает то, что ей нужно»

— Бытует мнение, что фанатов заочно записывают в нарушители закона…
— Все верно. В последние два-три года на секторе чувствуешь себя заключенным. Отношение сотрудников милиции к нам просто свинское. Мы не чувствуем себя гражданами Республики Беларусь, кажется, что на время матча попадаешь в места не столь отдаленные, где нужно опустив голову выполнять чьи-то приказы. Доходит до того, что запрещают кричать, не говоря уже об избирательном отношении к атрибутике. У нас майки и баннеры проверяют по принципу «нравится/не нравится», а не «разрешено/запрещено». Причем проверку делают люди, которые ничего не смыслят в футболе и тем более в болельщицкой атрибутике. Никто не объясняет, почему баннер нельзя пронести. Сейчас сложилась такая тенденция, что на выездных матчах на фанатском секторе «Динамо» в два, а то и в три раза больше людей, чем на домашних. Подтверждение тому — финал Кубка Беларуси против «Минска», когда в Жодино отправилось около двух тысяч болельщиков.

— В Жодино проблем не было?
— В основном все прошло нормально, но парочка неприятных моментов была. Например, я лично приехал к стадиону за три часа до начала матча и хотел прогуляться по городу, что сделать не разрешили. Нас изначально считают преступниками, причем даже банальная просьба показать удостоверение воспринимается омоновцами с искренним негодованием. В ответ можно услышать грубое: «Ты что, форму не видишь?», хотя их амуницию можно купить на любом рынке. По мнению ОМОНа, они обеспечивают нашу безопасность, а значит, мы должны неукоснительно исполнять любые их приказы.

— До Жодино добирались централизованно?
— Нам выделили три последних вагона в электричке, где в тамбурах и самих вагонах были омоновцы. Доехали до города, там нас взяли в оцепление и дружно повели к стадиону. Любые просьбы банально отойти в магазин никого не волновали, нас как стадо привели в загон. Когда попытались сами покинуть этот импровизированный конвой, нам начали откровенно угрожать и быстренько развернули в нужном направлении, т.е. к пропускному пункту на стадионе, где шел тщательный осмотр каждого.

— Не только милиция считает фанатов откровенными беспредельщиками, поэтому столь строгие меры находят отклик у футбольной общественности…
— Не знаю, откуда такое отношение. Руководители силовых структур не согласовывают свои действия на футболе ни с нами, ни с клубами, ни с АБФФ, мотивируя это тем, что их задача — сохранять порядок. За последнее время фанаты не были замечены в каких-либо противоправных действиях на стадионах и за их пределами. Активные болельщики приходят оказать максимальную поддержку любимому клубу, и это наша главная цель. Милиция просто решила искоренить активное боление, чтобы упростить себе жизнь, хотя, по сути, никаких проблем мы не создаем.

— Какие противоправные действия омоновцев на стадионах запомнились больше всего?
— Как-то мы поехали на выезд в Гомель, так там прямо перед стадионом меня раздели чуть ли не до трусов и потребовали предоставить для осмотра ботинки, заставив босиком стоять на асфальте, а ведь была почти минусовая температура. Еще интересный случай произошел в Могилеве. На секторе был мужчина с маленьким сыном, и когда «Динамо» забило гол, они вместе с другими фанатами в порыве счастья рванули к краю сектора. Местный омоновец Ретиков, кстати, весьма известная личность, достал перцовый баллончик и начал лить в глаза всем подряд.

— Ребенок пострадал?
— Да, у паренька — ожог сетчатки глаза, а Ретиков так и не был наказан. Могилевский ОМОН вообще самый отмороженный — это ни для кого не секрет. Среди активных болельщиков «Динамо» есть парень из Жодино. Так вот в Могилеве был случай, когда его задержали перед матчем и отвели в отделение, а когда возвращали обратно, обклеили спину нашими стикерами и специально повели через толпу фанов «Днепра», чтобы местные болельщики могли вдоволь поиздеваться. Ну и, конечно, нельзя не отметить уровень общения. Слова «б–ь» и «п–-ц» для них сродни фонетической запятой. Без матерных слов они просто не могут общаться и выражать свои мысли.

— Странно слышать от фаната недовольство матерной речью, ведь некоторые ваши кричалки далеки от литературного слога…
— Не буду спорить, в нашем репертуаре есть матерные кричалки, но мы их заряжаем всего пару раз за матч, и тогда, когда переполняют эмоции. Мы не заготавливаем речевки с матерными тирадами и не стремимся во что бы то ни стало кого-то оскорбить. Тем более что к споукмэну в таком случае сразу подходит сотрудник ОМОНа. Пару раз было, что и штраф пришлось заплатить.

— Знаю, что на выездах ОМОН следит за вашими автобусами чуть ли не всю дорогу. Расскажи подробнее.
— Это вообще отдельная история. Как-то на пути в Гомель под конвоем проехали 70 км за два с половиной часа, причем на все наши просьбы остановиться, чтобы банально сходить в туалет, получали отказ. Неприятно об этом вспоминать, но мы просто спускались к дверям и справляли нужду в пустые бутылки. Омоновцу, находящемуся в автобусе, это казалось абсолютно нормальным. Из-за необъяснимых решений милиции мы постоянно опаздываем к началу матча, хотя перед выездом рассчитываем время так, чтобы быть на секторе за полчаса до стартового свистка. В итоге хорошо, если оказываемся на трибуне к минуте четвертой-пятой, но бывает, что и к 15-й не успеваем. В Могилеве вообще встречают прямо на въезде в город, заходят в автобус с камерами и начинают снимать каждого. Нет никаких документов, которые регламентируют такое поведение. Они просто творят что хотят, а потом говорят, что все это ради нашей безопасности.

— В этой неравной борьбе клуб оказывает какую-либо поддержку?
— Насколько я знаю, Павлюкович (генеральный директор «Динамо» — прим. FT) ведет активный диалог по этому поводу и пытается что-то изменить. Кроме помощи в борьбе с предвзятым отношением сотрудников милиции мы хотим, чтобы клуб активнее занимался привлечением болельщиков на стадионы, потому что на непринципиальные домашние матчи ходят пару человек. Нужны точки общепита, свободный проход на секторы, квалифицированные стюарды — пока этого не будет, не будет и достойной атмосферы на белорусских стадионах.

Фото: belultras.by

Tоп-20 фанатских акций XXI века

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

4 декабря
3 декабря
Кто выиграет чемпионат России-2016/2017?