20 января, 2018 - 14:20

"Если "Локо" станет чемпионом, почему мне не стать лучшим бомбардиром?"

Евгений Марков отказал «Зениту» ради «Динамо». В интервью Ивану Карпову питерский форвард объясняет свой выбор и кидает вызов Кокорину.

«Нужно работать или можно как Рондон валять дурака?»

— Вы из Питера. Почему один из лучших бомбардиров РФПЛ сейчас не в «Зените»?

— Не складывалось. Четыре года я был в молодёжной команде и в «Зените"-2, вызывался на тренировки основы. Конечно, мечтал выступать за «Зенит» с самого детства. Но сейчас я уже не рвусь в родную команду.

— Почему?

— Я хочу жить реальным положением вещей. В «Зените» сейчас отличные форварды из сборных России и Аргентины. Плюс мой недавний партнёр по «Тосно» Заболотный. Я, видимо, не особо нужен. Но главное, я дал обещание Хохлову. Хочу играть, а не сидеть на лавке. «Динамо» — идеальный вариант. Переезд в Москву — большой шаг в моей карьере. Надеюсь, помочь команде достойно выступать в Премьер-лиге.

— Вы говорили, что когда выходили на «Петровский» против «Зенита» у вас затряслись коленки.

— По жизни я особо не нервничаю. Ни перед экзаменами, ни за рулём — никакой нервотрёпки. А перед тем матчем… Наверное, я слишком долго ждал этого. Действительно, сильно переживал перед дебютом с «Уфой» (0:1) и перед встречей с «Зенитом» (0:1). Но только до матча. Очень сильно хотел доказать, что зря в меня не поверили. Думал об этом накануне, в гостинице, в автобусе. А когда приехали на стадион, всё куда-то ушло. Остался только футбол.

— В «Зените» вы тренировались с топ-игроками. На кого из форвардов равнялись?

— Аршавин — это космос. Человек владеет своим телом и мячом на топ-уровне. Очень крут Данни, который прекрасно видит поле и здорово оснащён технически. Халк — мировой уровень, хотя мне не нравится, что он слишком тянет одеяло на себя. Но больше всех удивлял Рондон.

— Почему?

— Странный парень. Вроде бы силён физически, неплох технически, но вы бы видели, что он «исполнял» на тренировках! Ему отдают пас на пустые ворота, а он с метра бьёт с носка выше ворот. Не знаю, специально или нет, но я такого до сих пор не встречал. Стоял, смотрел с открытым ртом.

То был год со Спаллетти (2013/2014), я уже работал с основой. Играли Рондон и Кержаков. Было ощущение, что я неплохо тренируюсь. Казалось, что если Соломон так относится к делу, вот-вот и мне дадут шанс, Лучано обратит на меня внимание. Но нет! Рондон неделю дурака валяет, а потом выходит и забивает два или три. Как так? Потом ещё неделю дурью маяться, выйдет и победный гол забьет на какой-нибудь 85-й минуте. Чудо!

Я удивлялся: «Нужно работать или можно валять дурака?». Слава богу, быстро пришло понимание, что я не Рондон. Ему многое дано — физика, техника, игра головой. Это очень сильный футболист. Но я бы не хотел на него равняться, потому что мне его игра несимпатична. Нравится, как играет Кавани, Игуаин. Эти футболисты хорошо выбирают позицию, открываются, за счёт этого забивают голы.

— Кто произвел большее впечатление — Спаллетти или Виллаш-Боаш?

— У Боаша тренировки более интенсивные, очень интересные. Европейский подход. Со Спаллетти я меньше работал — месяц, от силы полтора. Он, если честно, загадочный товарищ. Мог стоять на бровке и 30 минут смотреть в одну точку куда-то в землю. А потом подойти и напихать за то, что кто-то недоработал. То есть он как-то видел это.

— С еще одним тренером, Луческу, вы обсуждали возвращение в «Зенит». СМИ писали тогда, что вас не устроила предложенная роль в команде.

— Нет, ничего такого. Просто не договорились с клубом о личных условиях по контракту.

— До «Тосно» вы играли в Красноярске. Какие впечатления от «Енисея»?

— Это отправная точка для меня во взрослом футболе. До этого играл только за дубль. Когда приходишь в мужскую команду, сталкиваешься с новой реальностью. Там всё жестко. Шутка, которую можешь отпустить в адрес сверстника, со старшими не пройдёт. У нас была возрастная команда, но я со всеми хорошо общался и общаюсь до сих пор.

Очень рад, что провёл там год. Он получился довольно удачным. Брали меня как запасного, первые три матча вообще не играл. А потом вышел и забил, и сразу же в следующем матче на Кубок снова. После этого стали выпускать в старте. Набрался уверенности, опыта. Мне очень помогла эта аренда.

«Менты говорят: «У вас машина собрана по частям из угнанных тачек»

— Как прошло ваше детство?

— Жили в однушке на первом этаже — у метро Озерки. 20 квадратных метров на троих: я, мама и папа. Квартиру бабушка отдала, когда я родился. В комнате кровать родителей и моя двухэтажка. На первом этаже стол, за которым делал уроки, на втором — спальное место. Кухня, кладовка, туалет — всё очень маленькое. В двушку переехали, когда мне исполнилось десять. Тот же дом, но другая парадная. Сделали хороший ремонт, сейчас родители там живут.

Мне было хорошо рядом с ними — меня любили и баловали. Не понимал тогда, что мы живём достаточно скромно. Был счастлив, родители давали мне всё, что могли.

Помню, мама рассказывала, что фрукты брала «единичкой» (один фрукт в день), мясо отсчитывала по граммам, чтобы хватило на месяц. Было тяжело с деньгами, но потом отец стал зарабатывать, появился бизнес. Сейчас семья хорошо себя чувствует в финансовом плане.

— Вы говорили, что часто ездили с отцом на машине. Куда?

— К бабушкам. У одной дом в Псковской области. Деревня Опочка, 460 км от Питера. У второй дача под Кингисеппом. И еще папа часто возил меня в спортивные детские лагеря — я занимался плаванием. Например, в Курчатов. Это долгая дорога.

У отца была Audi A10, «тазик» он её называл. Развалюха из 90-х, по-моему, он купил её на чёрном рынке около Ладожской, на Энергетиков. В общем, проезжаем через Москву, тормозят менты. Два часа ночи, говорят: «Надо машинку проверить». Проверяют: «Она у вас собрана по частям из угнанных тачек — мы её изымаем». Я мелкий, лет 7. Отец спрашивает: «Ну куда я с ребенком пойду?». — «Ничего не знаем, машину мы изымаем».

Денег не было, но у отца были хорошие друзья-баскетболисты, папа с мамой раньше профессионально занимались баскетболом. Подвезли «Шкоду Октавию». Интересная машина. Что-то у неё с турбиной было. Мы то гнали под 150, то тащились 60 км/ч. Сначала обгоняем грузовички, потом они догоняют и крутят у виска: «Вы что, совсем идиоты»? Было весело.

Но суть не в этом. Отец привёз меня в Курчатов, оставил в лагере. На обратной дороге его останавливают на том же посту. Проверяют тачку, которую дали друзья. Оказывается, она тоже, якобы, краденая! В итоге, машину забрали, папа сел на поезд и вернулся в Питер.

— Почему вы пошли в футбол, а не в плавание или баскетбол, как родители?

— Занимался баскетом, но недолго, несколько месяцев. В 6 лет меня взял тренироваться папин друг. Мне не очень понравилось. Хотя до сих пор иногда выхожу с родителями во двор покидать мяч, поиграть в 33. Это в кайф. Сейчас баскетбольные гены, возможно, помогают мне лучше выбирать позицию на поле.

В плавание мама отдала для здоровья, чтобы были крепкая спина, широкие плечи, здоровые лёгкие. Я был чемпионом города на спине, кандидатом в мастера спорта. Но мне поставили ультиматум — либо жить в интернате, учиться и всё свободное время посвящать плаванию, либо заканчивать. Я переключился на футбол. Мы во дворе постоянно рубились. Лет до 15−16 каждый день после тренировок приходили во двор и играли-играли-играли. 10 команд по 6 человек, представляете какая заруба? Думаю, поэтому я больше командный игрок, чем индивидуалист.

Поначалу у меня не слишком получалось. Первый тренер Василий Костровский (сейчас он координатор юношеских команд академии «Зенита» — Прим. «Чемпионата») говорил мне, что я медленный, а маме, что у меня ничего не получится. Но сейчас я доказал, что он ошибался. На самом деле, мы с Василием Александровичем поддерживаем тёплые отношения. После игр он мне пишет, я ему звоню, никаких проблем. Вы знаете, меня только закалили его слова. Когда кто-то говорит про меня плохо, стараюсь доказать, что это не так.

— Как сформировался такой подход?

— Я знал, что у меня всё получится. Вся наша жизнь — борьба, в том числе с чужим мнением. Но прежде всего нужно доказать себе, что ты можешь. А уже потом остальным, что они были неправы. У меня вся жизнь такая: где-то на замене доказывал, где-то не играл и пытался доказывать на тренировках. Всегда пробивался к успеху с большим трудом.

Помню, в 12 лет меня отдали в аренду в клуб «Светлана». Туда отправляли только тех, кто больше не возвращался. Я очень сильно переживал, но мама сказала: «Верь в себя, никогда не останавливайся и всё будет хорошо». Через год я стал лучшим бомбардиром и вернулся обратно в «Зенит». Первым из тех, кто уходил в «Светлану». С мамой у нас особая связь и по жизни мы всегда идём вместе. Разговариваем по 3−4 раза в день, подолгу. Делюсь с ней всеми моментами, вплоть до мелочей. Мама — самый близкий друг.

В детстве она тоже много советовала. После каждой игры по дороге домой я выслушивал полтора часа о том, какой я плохой. Она никогда не хвалила и даже, если я забивал, стояла у бровки и кричала: «Больше двигайся, бегай давай». Хвалить начала только с этого сезона, ни слова плохого не говорит. Разве что аккуратно может объяснить (она хорошо разбирается в футболе): «В этом моменте, наверное, лучше было бы сыграть иначе». Но такого давления, как раньше, уже нет. Сейчас она более-менее лояльно ко мне относится.

— Расскажите о клубе, откуда не возвращаются. Что за «Светлана»?

— Это команда лампового завода «Светлана» (по легенде назван именем дочери владельца предприятия, но на самом деле это аббревиатура: СВЕТовые ЛАмпы НАкаливания. — Прим. «Чемпионата»), на Светлановском проспекте. Команда выступала в первенстве Санкт-Петербурга (первая лига города). До сих пор, когда там проезжаю, вижу гаревое поле. Условия дикие, но я всегда говорил — вы мне мячик главное дайте, на остальное плевать. Я хотел только играть.

— В Красноярске условия были получше?

— По сравнению со «Светланой» — «Реал» Мадрид. Там отличный стадион, правда, он сейчас на реконструкции. Манеж построили — он и по сей день остаётся самым крутым в России. Хорошее поле, отличные раздевалки, тренажёрный зал — есть всё. Еще и город очень приятный. Быстро развивается, много студентов. Ребята гордятся: «Видишь, как всё отстроено? А еще 5 лет назад были одни пустыри». Город Красноярск молодой, активный город.

«Перед матчем с “Арсеналом” чувствовал, что забью»

— В 13 лет вы были 185 см ростом, с 45-м размером ноги. Вам говорили, что вы «переписанный»?

— Однажды был турнир в Коломягах (район в Санкт-Петербурге. — Прим. «Чемпионата»), в финале играли со «Спартаком». Я им два или три положил. «Зенит» выиграл турнир, а спартачи после игры давай кричать: «Да он мазаный, как так можно вообще?».

Я действительно был слишком высоким и очень мощным. Это, конечно, необоснованные упрёки в мой адрес, но всё-таки было похоже на то, что я переписанный. Если бы я увидел такого футболиста, тоже бы орал, что он мазанный. Но всё же это не так.

— Когда вы поняли, что можете много забивать?

— Я всегда знал, что могу забивать много. Но никто не знает, когда это произойдёт. Бывает, найдёшь момент, но не используешь его. А бывает, залетает всё подряд. Нужно работать и ждать своего шанса, когда сможешь класть мячи один за другим.

У меня, например, было предчувствие, что забью «Арсеналу» (Марков в той игре сделал хет-трик, выйдя на замену — прим. «Чемпионата»). Серьёзно, бывают игры, когда я чувствую, что готов: сейчас выйду и забью. Но что положу три — такого не думал. Ещё предчувствие было в матче с «Ахматом». А вот со «Спартаком», кстати, его не было.

— После игры со «Спартаком» вы попали в ДТП. Что случилось?

— Девушка немного не рассчитала с габаритами и снесла мне зеркало. Ничего особенного. Всё равно после матча была эйфория. Основная масса моих друзей родились в Питере и болеет за «Зенит». Они были очень рады, что я забил «Спартаку», звонили, поздравляли. Но моя жизнь из-за этого гола никак не поменялась.

— В 2014-м вы могли перейти в «Лейрию» Александра Толстикова. Почему не перешли?

— Блин, меня постоянно спрашивают об этом. Откуда вы это берёте?

— Об этом писали португальские СМИ.

— «Лейрия» играет в третьем дивизионе. Почему-то вы так низко меня оцениваете? Неужели вы думаете, я поеду туда? Это смешно. На тот момент я тренировался с основой «Зенита», и у меня было предложение от «Браги» из высшей лиги. Они хотели выкупить мой контракт, но клуб не отпустил. Ну какая «Лейрия»?

— Были другие варианты в Европе?

— Из Швейцарии. Но из-за грустного опыта Артёма Симоняна не стал его рассматривать. Я тогда в ФНЛ забил 5 голов, появились предложения. Агент звонил, спрашивал, что я думаю. Сказал ему — давай пока попробуем в России. Может я ошибся, а может, сделал как надо. Будущее покажет.

— Что случилось с Артёмом Симоняном?

— Первый сезон он играл у Сами Хююпя в «Цюрихе». Потом туда приехал Кержаков. Мы долго смеялись, что они вылетели в первую лигу. Только не подумайте, что я против Кержа. Это наш лучший бомбардир, он мега-топ — я его уважаю. В общем, Саша уехал, Артём остался и совсем не играл. Его отдали в аренду команде послабее. Там он тоже не играл. Хотя это хороший футболист, игрок сборной Армении. По-моему, он сейчас выступает на родине (в клубе «Алашкерт». — Прим. «Чемпионата»). Жаль, что у него не получилось.

«Парфёнов повысил голос лишь однажды, перед игрой со «Спартаком»

— Летом вас звали в ЦСКА. Почему отказались?

— Если бы мне предложили полноценный контракт, я бы принял взвешенное решение. Не знаю, какое — но, может и согласился бы. ЦСКА — топовый клуб, один из лидеров чемпионата России. Но я много раз говорил, что не вижу смысла в просмотрах. Можно смотреть игроков второй лиги, первой. А я уже состоявшийся футболист и не готов ездить на смотрины. Вдруг получу травму, и останусь не нужен ни «Тосно», ни ЦСКА. При этом я очень рад, что меня пригласили. Я не говорил чёткого «нет». ЦСКА — это большой клуб, в который хочет попасть каждый российский игрок. Но сейчас я счастлив, что перехожу в «Динамо», с которым хочу добиться новых высот.

— Ваша мечта выйти и забить на Петровском исполнена. Какая цель следующая?

— Целей много, каждый день я засыпаю с мыслями о них. Ставлю цель на следующий день, игру и так далее. А вот мечта — это что-то далекое. Сегодняшняя моя мечта — попасть на чемпионат мира.

— Для этого нужно много забивать. Вы серьёзно считаете, что готовы бороться с Кокориным за звание лучшего бомбардира чемпионата?

— Почему нет?

— Кокорин играет в «Зените», вы еще недавно в «Тосно», теперь в «Динамо». Разница по составу большая, значит и шансов забить у Кокорина больше.

— Согласен, разница есть. Кокорин очень сильный футболист для чемпионата России. Как и те же Смолов, Промес или Лёша Миранчук. Но если говорить о бомбардирской гонке, то, честно, я не гружу себя мыслями об этом.

Родные и близкие после матча с «Арсеналом» спрашивали: «Знаешь, что ты вышел на второе место в списке бомбардиров?». А я его даже не открывал. Знаю, что забил восемь, но не в курсе, что там у остальных. Не слежу за этим. Но если всё будет хорошо, и мячи продолжат залетать, почему бы не выиграть эту гонку? Уже в майке «Динамо»! Ха, если «Локомотив» может стать чемпионом, почему мне не стать лучшим бомбардиром? Люди любят неожиданности.

— Одна из неожиданностей уход из «Тосно» Бесчастных и Щербака. Что случилось?

— Загадка. Эти люди привнесли в командную атмосферу дух и знания футбола. Евгеньич очень помог нам с Заболотным. Он постоянно оставался с нами после тренировок, работал индивидуально.

Были специальные теоретические занятия персонально для нас двоих. Бесчастных показывал на примерах, как сыграть в том эпизоде, в этом. Он много внимание уделял мелочам, которые могут ускользнуть от внимания обывателя. Как открыться в этой позиции, что сделать в той ситуации. Это многое значит для нас. Мы сильно выросли благодаря Евгеньичу.

Тёплые слова могу сказать и о Щербаке. Он держал атмосферу в коллективе, качественно проводил теорию, объяснял тактические нюансы. Не знаю, почему так решило руководство. Этот вопрос лучше адресовать клубу. Но мне обидно за наших тренеров, которые делали команду лучше.

— Чем Парфёнов отличается от других специалистов?

— Владимирович сдержанный человек. Только один раз за два года я слышал, чтобы он повысил голос. Он общается с игроками на равных, на разборе никогда не переходит на личности, не унижает публично. Умеет объяснить всё так, чтобы человек сам понял, что виноват. В следующий раз он уже так не сделает. Парфёнов умеет создать атмосферу, пошутить когда нужно. Он молодой тренер, как и мы, футболисты. Но для своего скромного опыта в тренерском деле, он хороший тактик и тонкий психолог.

— Когда тренер повысил голос?

— Перед матчем со «Спартаком», на установке. Парфёнов очень эмоционально подводил нас к той игре. Это был принципиальный момент для него, для всего тренерского штаба. Они очень радовались, когда мы вытащили эту игру, это был особенный момент.

— Вы поиграли с ещё одним известным форвардом Артёмом Милевским. Правда за «Тосно» он не забивал.

— Милевский футболист очень высокого уровня. Вы бы видели, что он творил с мячом на тренировках — я аплодировал стоя. Да, наверное, у него был небольшой лишний вес. Возможно, физически ему чуть-чуть не хватало. Но с мячом он мог делать всё. Мы хорошо общаемся, поздравляет друг друга после побед и голов. Это очень приятный в общении, искренний и отзывчивый человек. Я не понимаю, как он вляпался во все эти истории. Артём рассказывал нам, как он куролесил раньше. Но так выходило, что почему-то всегда попадался только он один.

«Готов бросить вызов Кокорину в CS: GO»

— Гацкан локтем поставил вам синяк под глазом в матче 14-го тура с «Ростовом». Самое страшное повреждение такого рода в вашей карьере?

— На турнире в Киеве, лет в 15−16, мне локтем отбили кусок зуба. Но это было случайно.

— Дрались на поле?

— Нет, но в детстве всё время дрался. Хулиганил в школе, мама часто сидела в кабинете директора. Постоянно кулаками махал, с учителями воевал. Но классе в 9-м слегка поумнел, и учителя стали мне лучшими друзьями. До этого они меня терпеть не могли.

— Почему в видео для клубной пресс-службы вы не пристегнулись перед поездкой?

— Мне много кто написал об этом после выхода сюжета. Скажем так, думал об интервью и забыл, поэтому случайно не пристегнулся.

— По ходу того сюжета вы резко отреагировали на наглость на дороге. Тяжело сдерживаете эмоции за рулём?

— Я вспыльчивый человек в этом плане. Но дальше ругательств обычно дело не доходит. Все мы много говорим за рулём.

— Среди ваших любимых фильмов — «Зеленая миля» и «Побег из Шоушенка». Вы фанат Стивена Кинга?

— Читал только «Тёмную башню». Вообще, у меня плохо с названиями — всё забываю. В ролике назвал только книги, которые прочитал за последнее время («Муки радости» о Микеланджело (Ирвинг Стоунг), «Луна и Грош» о Гогене (Сомерсет Моэм. — Прим. «Чемпионата»). О чём прочитал — помню, названия — нет. Ремарка, к примеру, прочитал всего, но названий вспомнить не смогу.

— Есть книга, которую вы помните почти наизусть?

— «Мастер и Маргарита». Когда первый раз три года назад открыл, честно пытался читать её каждый день. Но не смог. Прочитал только в прошлом году — и внезапно книга безумно понравилась. Ходил несколько раз на балет и оперу по этому произведению. Больше всего мне нравится подбор героев, они такие необычные. Ну и, конечно, жесткая сатира на больные для общества того времени темы: от пресловутого квартирного вопроса, который испортил москвичей, до репрессий и «бесчисленных уродств нашего быта», как сам автор писал в письме к правительству.

— Скриптонит безумно популярен среди молодежи, но не все понимают его творчество. Что в нём нашли вы?

— Не могу сказать, что мне нравится все его песни. Например, «Ламбада». Она крутая, можно её в тачке включить и трек реально качает. Всё остальное не слушаю. Я меломан и воспринимаю любые жанры. У Скриптонита — это «Ламбада», у других другое. Так чтобы нравилось всё — это только Би-2 и Nautilus Pompilius.

Это то, что связано с отцом. Мы когда ездили куда-то в детстве, всегда слушали диски с саундтреком к фильмам «Брат» и «Брат-2». Для меня это многое значит, обожаю это кино. Смотрел документальный фильм о трагедии в Кармадонском ущелье, много читал в интернете. Трагическая история. Печально, что страна потеряла такого великого актёра и режиссёра как Сергей Бодров младший.

— Вы утверждали, что ни в одной из ваших команд не было равных вам в FIFA. А не хотите сыграть с Кокориным в Counter-Strike, он говорят чемпион?

— Легко! Я тоже неплох в этом деле. Недавно получил самое крутое звание — называется, Global Elite. С Кокориным не играл, но наш общий друг Алан Чочиев как-то звал повоевать с младшим братом Саши. Мы были в одной команде, он классно играет. Олег Шатов тоже с нами, только в последнее время перестал заходить в сеть. В общем, готов бросить вызов Кокорину. Посмотрим, кто из нас лучше.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

21 мая
20 мая
Лучший футболист мира?