23 сентября, 2017 - 00:43

Эмилиано Ригони: Пока не считаю "Спартак" конкурентом

Аргентинский полузащитник «Зенита» Эмилиано Ригони в эксклюзивном интервью «СЭ» рассказал, как шутит Дзюба, в каком клубе мечтает оказаться в будущем и на каком музыкальном инструменте умеет играть.

МАНЧИНИ РАЗДОСАДОВАН

— Было время спокойно обдумать произошедшее в четверг? Почему команда вылетела из Кубка?

— Думаю, важнейшим моментом стало удаление Мевли. Нам пришлось резко перестраиваться, это оказалось сложно. К тому же мы допускали ошибки в защите, которые не должны себе позволять, даже учитывая, что остались в меньшинстве. Грустно, что выбыли из турнира, но это жизнь.

— Что Манчини сказал в раздевалке?

— В первом тайме не смогли выполнить его установку, пропустили два мяча, в перерыве тренер был раздосадован, что неудивительно. После перерыва получилось быстро отыграться, но, к сожалению, не хватило сил, чтобы довести матч до победы. Поэтому Манчини, конечно, остался недоволен.

— Иногда в клубах штрафуют игроков за поражения. Вас это не коснулось?

— У нас достаточно большая система санкций. Это обычная история, которая развивает ответственность. Суммы разные — в зависимости от тяжести проступка. Меня пока еще ни за что не наказывали, но штраф может достигать нескольких тысяч евро.

— Это за что?

— Возможно, за удаление, которое повлекло за собой тяжелые последствия для команды, недостойное поведение и так далее.

— То есть, Мевлю могут оштрафовать за красную карточку?

— Нет, нет! Это было нарушение в игровом эпизоде, такое может произойти с каждым. Вот если бы его выгнали с поля за драку, неуважение к тренерскому штабу, оскорбления и прочие неприятные вещи, тогда, возможно.

ДЗЮБА И ИСПАНСКИЕ СЛОВА

— У вас уже есть определенные представления о российском футболе. Если сравнить наш чемпионат с аргентинским, в чем различия?

— Они похожи друг на друга, только у нас турнир длится дольше и в нем больше матчей. Вот футбол отличается — европейский и аргентинский стили довольно разные. На моей родине больше жесткой игры, риска, футбольные гранды испытывают серьезное давление — от каждого его болельщики требуют стать чемпионом. Здесь сильные команды живут в другом ритме, с большей ответственностью подходят к возможности завоевать титул. В таком крупном клубе как «Зенит» мы знаем, что при должном усердии готовы бороться за все награды.

— Говорят, в Аргентине у вас были такие прозвища: Rayo (Луч, Молния), Bala (Пуля) и Mantarraya (Гигантский морской дьявол, разновидность ската). Это правда?

— Первое — да, так меня звали партнеры по команде в «Индепендьенте» за высокую скорость. Второе появлялось несколько раз в газетах, как комментарий к игровому действию или забитому мячу, а про третье вообще никогда не слышал! Даже не знаю, что это такое (смеется).

— Нравится, когда вас называют Rayo?

— Когда прозвище появляется, обычно никто не спрашивает, нравится оно тебе или нет (смеется). Но я нормально к нему отношусь.

— Вы говорили, что по душе нравятся шутки Дзюбы, хоть их и не понимаете. Может быть, уже начали улавливать смысл?

— Нет — пусть он и вставляет отдельные испанские слова, когда передразнивает кого-нибудь из нас (улыбается). Никто из аргентинцев Артема не понимает, но слушать его всегда очень весело! Это интересный человек, с хорошим чувством юмора.

— До перехода в «Зенит» знали что-нибудь о Дзюбе или о других российских футболистах?

— Нет, только в соцсетях или обзорах матчей обращал внимание на имена игроков. Чаще всего слышал фамилию Кокорина, что неудивительно — Александр главный бомбардир.

— На тренировках Кокорин тоже много забивает?

— Да, это очень сильный форвард с большим будущим. Для нас он — фундаментальный игрок, который невероятно играет в нападении. Прирожденный голеадор.

— Когда Паредес переходил в «Зенит», его спросили, известно ли ему, кто самый принципиальный соперник. А вы в курсе?

— Думаю, «Спартак».

— Верно! «Спартак» сейчас отстает от на 11 очков. Считаете ли вы эту команду конкурентом в борьбе за титул?

— На сегодня — нет. Нам сейчас стоит больше думать о ближайших преследователях — «Краснодаре», «Локомотиве». И вообще, все мысли о следующем сопернике — например, о матче с краснодарцами.

— Согласны, чтобы «Зенит» выиграл чемпионат, а «Спартак» — Кубок России?

— На самом деле, мы должны брать вообще все трофеи. Но из Кубка уже вылетели, так что теперь будем стараться победить в лиге, а также пройти как можно дальше в Лиге Европы.

ЧАСЫ, КОНЬКИ И НОТНАЯ ЛИНЕЙКА

— А вы знаете, что уже вошли в историю «Зенита»?

— Нет! Каким образом?!

— До игры с «Вардаром» аргентинцы не отличались в составе сине-бело-голубых в еврокубках.

— Я этого не знал! Очень рад так быстро войти в историю клуба — это большая честь. Хотел забить свой первый гол как можно скорее и счастлив, что это произошло уже во втором матче.

— Отпраздновали дебютный мяч как-то особенно?

— Нет, у меня это всегда импровизация. Обычно просто целую руку, на которой вытатуированы имена близких. Все голы для меня — особенные, и каждый посвящаю, в первую очередь, дедушке.

— Он был футболистом?

— Нет — страстным болельщиком, но сам не играл. У него была обычная работа — вместе с братьями владел маленькой станцией техобслуживания. Сейчас ей управляет мой отец, так что это наше семейное дело (улыбается).

— Расскажите о своих татуировках.

— Та, что посвящена дедушке, стала первой — сделал ее на левой руке в 18 лет. Сейчас на этой же руке есть имя моей дочки Франсины, карманные часы, на которых показано время ее рождения, имя сестры Антонеллы и роликовые коньки — это ее детское увлечение. Еще на левой руке изображены имя отца Серхио и нотная линейка, потому что папа в прошлом музыкант. На левом плече портрет дедушки с футбольным мячом под мышкой. Еще на левом предплечье есть корона с именем мамы Сильвии. Еще одна татуировка на правой руке — это просто рисунок, который мне однажды понравился.

— Есть имена почти всех близких. Для имени жены еще не нашли места?

— Пока нет. Но скоро это сделаю!

— Не думали сделать тату в честь переезда в Россию?

— Не наношу их просто так — все они что-то значат, отражают мои ценности и привязанности. Надеюсь, что однажды ваша страна вызовет такие чувства, и тогда — почему бы и нет. Если «Зенит» выиграет какой-нибудь значимый титул, с удовольствием набью что-нибудь!

ЛЮБОВЬ К СИНТЕЗАТОРУ

— Вы сказали, что папа раньше был музыкантом, а в вашем Инстаграме есть видео, где играете на синтезаторе. Давно занимаетесь?

— Это просто мое хобби. Никогда не учился специально — так, смотрел уроки в Youtube, пытался повторять что-то. Хороший способ отлично провести время с друзьями и отдохнуть.

— Сможете исполнить что-нибудь из классики?

— Нет, с нотами у меня все сложно, ведь никто не учил этому. Если задаться целью, думаю, легко разучу, но времени никогда не хватает.

— Готовы выучить гимн «Зенита»?

— Слышал его всего несколько раз, поэтому сыграть пока не получится, а спеть — ох, для этого нужно знать русский! А я пока даже не приступил к языку — некогда. Но идея хорошая, нужно обдумать.

— Паредес рассказывал, что в раздевалке «Зенита» сейчас чаще играет латиноамериканская музыка. Кто главный ди-джей?

— Иногда Краневиттер, иногда сам Паредес или Дриусси. У них хороший вкус!

— А петь вам нравится? В караоке сколько баллов наберете?

— Не нравится, я ужасно пою! (смеется) Это случается иногда, но чаще чтобы повеселиться с друзьями. В караоке обычно набираю мало — 5 баллов из 10.

— У вас есть дочка, скоро родится сын. Ваша семья уже переехала в Россию?

— Нет, они еще в Аргентине, потому что срок у жены поздний, ребенок должен появиться на свет в ноябре, поэтому супруге сейчас не рекомендуется совершать долгие перелеты. Они присоединятся ко мне позже. Мне тяжело жить вдалеке от них, мы впервые расстаемся на такое продолжительное время, но стараюсь фокусироваться на футболе, спокойно относиться к этой ситуации. И мои друзья-аргентинцы очень помогают в этом.

— Как отреагировала жена, когда вы сказали: «Мы будем жить в России»?

— Это непростое решение, потому что мы ничего не знали о вашей стране и были предложения из других клубов. Но убедило общение с Манчини, который сразу сказал, что хочет видеть меня в своей команде. Сейчас супруга счастлива, потому что это большой шаг для меня во всех смыслах — футбольном, финансовом, жизненном.

ЦЕЛЬ — «РЕАЛ»

— Ваш агент говорил, что до оформления сделки вы несколько раз говорили с Манчини. Сколько и о чем?

— Три-четыре беседы состоялось. Всякий раз Мистер утверждал, что хочет, чтобы я перешел в «Зенит», что хочет тренировать меня. Такое доверие определило выбор.

— Как провели месяц, пока шли переговоры?

— Это было тяжелое время — стресс, нервозность, непонимание, состоится трансфер или нет. Старался успокоиться и перестать думать об этом, но пришлось нелегко. Продолжал тренироваться с «Индепендьенте», потому что не знал, чем закончится общение между клубами, но очень надеялся на удачный исход. Слава Богу, все так и произошло.

— Был день, когда подумали: «Все, с “Зенитом” ничего не получится»?

— Да, потому что «Индепендьенте» в какой-то момент едва не прекратил переговоры. Я не понимал, что происходит, и только хотелось, чтобы скорее появилась какая-то определенность.

— За последние недели вы, наверное, налетали больше, чем за весь год. Как проводите время в самолетах?

— Стараюсь как можно больше спать! (смеется) Слушаю музыку, отдыхаю. Ничего особенного.

— Вы — фанат видеоигр?

— Да, чаще всего использую приставку. Иногда нравится залипнуть в какой-нибудь стрелялке, чем-то приключенческом. Мне не нравится играть одному, всегда стараюсь найти кого-нибудь для компании.

— На приставке выступаете за «Индепендьенте»?

— Нет, нет, выбираю команды посильнее! (улыбается). «Баварию», «Реал», сборную Аргентины…

— Любите читать?

— Не очень, но, если читаю, то выбираю жизненные истории каких-нибудь известных персонажей. Современные — последнее, о чем читал, это о жизни Пабло Эскобара. Очень интересно.

— «Зенит» для вас — трамплин в большой европейский клуб, или вы можете представить, что проведете в Санкт-Петербурге пять-семь лет?

— Сейчас у меня есть контракт на четыре года, и надеюсь отработать его до конца. Потом уже посмотрим, буду ли продлевать его или нет, но пока думаю только о сегодняшнем дне.

— Форвард «Боруссии» Обамеянг все время твердит, что хочет попасть в «Реал». А вы?

— И я. С детства понимал, что моя конечная футбольная цель — «Реал». Нет, на самом деле, целей две — мадридский суперклуб и золото чемпионата мира со сборной Аргентины.

ГОВОРИЛ ДИБАЛЕ: «ПОЗОВИ МЕНЯ В «ЮВЕ»

— Вы дружите с нападающим «Ювентуса» Дибалой. Давно знаете друг друга?

— Еще со школы — играли друг против друга еще в Кордове, когда нам было по 13−14 лет. Это было настоящее соперничество! Потом он уехал в Италию, но мы остались на связи. С дружбой ничего не случилось.

— Это правда, что летом Пауло мог перейти в «Барселону»?

— Я так и не знаю, это только слухи или нет, но вроде бы с ним никто из «Барсы» не контактировал.

— А в «Ювентус» Дибала вас звал?

— Это я говорил ему: «Позови меня в “Юве”, хочу играть вместе с тобой». Но у туринцев, видимо, оказались другие трансферные планы (смеется).

— Кто лучше — Дибала или Месси?

— Прежде всего, это два отличных игрока. Месси — футболист, которого знает весь мир, он лучший в мире, а для меня — вообще в истории. Но и Дибала — невероятный исполнитель с большим будущим. Он уже достиг многого с «Ювентусом», а добьется еще большего.

— Недавно вас впервые вызвали в сборную Аргентину. Как узнали об этом?

— Со мной связался один из помощников главного тренера Хорхе Сампаоли. Он сказал, что на меня рассчитывают и приглашают на матчи отборочного цикла чемпионат мира. Долго не мог в это поверить, но через пять минут мне позвонил Паредес и подтвердил, что это не сон. Все равно не верил, пока не пришла официальная бумага, и я не увидел свое имя в списке. Тогда началось безумие — был очень рад, позвонил родителям, жене, всем близким! Моя детская мечта осуществилась.

— Вы недавно впервые познакомились с Месси. Опишите его в трех словах.

— Лучший среди всех.

— В чем отличия Сампаоли от других тренеров?

— Тренировать сборную тяжело — много игроков из разных клубов, в короткий срок нужно передать им свои идеи, поэтому в его работе есть свои особенности.

— 10 ноября сборная Аргентины, возможно, встретится с нашей национальной командой в Москве. Ждете этот матч?

— Да, буду рад, если представится возможность выйти на поле и встретиться с партнерами по «Зениту».

— Представьте: петербургская пятерка оказалась в сборной Аргентины на ЧМ-2018. Реально?

— Все может быть. Пока только трое из нас вызывались в сборную — Краневиттер, Паредес и я. Думаю, Дриусси осталось забить еще пару мячей, и он тоже получит вызов!

— «Зенит» стал популярнее в Аргентине?

— Да, и не только в нашей стране. Во всей Южной Америке к команде теперь пристальное внимание — все ждут, кого еще клуб может подписать. Но говорят о нем только в положительном ключе. Особенно, в Аргентине.

Егор БЫЧКОВ, Гоша ЧЕРНОВ
из Санкт-Петербурга.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

23 октября
22 октября
Лучший футболист мира?