14 ноября, 2014 - 11:00

Экс-полузащитник "Спартака": В Казахстан едут не играть, а зарабатывать? Да, так и есть

Филипп Рудик, не смотря на полученное казахстанское гражданство, хочет жить в Беларуси.

Бывший полузащитник семейского «Спартака» и «Атырау» Филипп Рудик в интервью Оffside.by рассказал о своем казахстанском этапе карьеры и желании продолжить выступать в другом чемпионате.

— Чемпионат Казахстана завершен, ты — в Новополоцке. Какие дальнейшие планы?

— Семейский «Спартак» вылетел во Вторую лигу, у меня закончился с ним контракт. Поэтому пока без клуба пребываю. Вот и приехал домой. Варианты продолжения карьеры? Может, и рано об этом говорить пока, но на данный момент вариантов нет.

— Расскажи тогда про «Спартак».

— Обычный казахский клуб, ничего особенно. Пришел туда в середине сезона. «Атырау» отправил в аренду. Хотя можно сказать, что я сам ушел. В команды первой шестерки отпускать не хотели, потому что таким образом я усиливал бы конкурентов. В итоге оказался в «Спартаке». Мне на тот момент обязательно нужно было провести полгода в Казахстане и, по большому счету, было все равно, в какой команде играть. Главное — играть.

— Ты и играл.

— Конечно. Все матчи в основном составе. Не выходил на поле только по причине травмы или дисквалификаций. Благодарен, что позвали, дали игровую практику.

— Оставить тебя не хотели?

— А как меня могут оставить? Во-первых, там и зарплата относительно немаленькая. Во-вторых, я сейчас же стал легионером. В стране вышел указ, что не воспитанник казахского футбола становится автоматически легионером. Гражданство уже ничего не решает.

— А вообще вернуться в Казахстан есть желание?

— Есть. Там работают знакомые мои. Только если возвращаться, то уже, получается, в статусе легионера. Хотя я посмотрел, какие там легионеры выступают. Думаю, шансы у меня есть снова заиграть. В «Спартаке» со мной были два серба, три болгарина, один армянин.

— Тренер «Спартака» — Алексей Петрушин, россиянин.

— В «Атырау» я играл с Андреем Карповичем, вот он меня и посоветовал Петрушину, так как сам работал с ним одно время. Наставник знал меня по выступлениям в Беларуси немного и без просмотра позвал в «Спартак».

— С ним обсуждали чемпионат Беларуси? Все-таки в свое время он поработал в минском «Динамо»?

— Он не особо разговорчивый тренер, ходит сам по себе, много с футболистами не общается.

— А ты с кем общался?

— Со всеми нормальные отношения были. У нас вообще коллектив неплохой подобрался. Когда пришел в «Спартак», у команды совсем мало очков было, выиграли до этого одну игру. И, наверное, в силу обстоятельств сдружились, в итоге ни одного матча дома не проиграли в конце чемпионата. Но так как отставание было большим, не хватило набранных очков для того, чтобы остаться в Высшей лиге. Изначально ставилась задача закрепиться в элите, но уже в середине сезона, когда все стало ясно, руководство сказало, мол, нужно просто доиграть этот год. Даже начальники не верили в спасение.

— Что с финансами в клубе?

— Все нормально. Сейчас есть небольшая задолженность, но, видимо, потому что вылетели. А так была задержка максимум 10 дней. В остальном же вопросов никаких нет.

— Расскажи про город Семей.

— Это родина казахстанского футбола. Очень много известных игроков оттуда вышли. Город славится футболом, игру любят болельщики. Даже когда команда шла на последнем месте, люди все равно ходили на стадион, болели, переживали. Сказали, что будут с клубом до конца. В Семее ко мне подходили, разговаривали, подбадривали, хвалили. Отношения с болельщиками были хорошими. А что касается результатов, все все понимали. Вообще, в Казахстане чем беднее команда, тем тяжелее добиться результата. Там своеобразный чемпионат.

— Сейчас ходит много разговоров, что местное первенство стремительно развивается. Это правда? Может, на себе ощутил?

— Сравнить с прошлыми годами, конечно, не могу, но скажу, что пара-тройка команд есть очень хорошего уровня: «Актобе», «Кайрат» и «Астана». Там хороший подбор игроков. За этими клубами следить интересно. А остальные девять — абсолютно все одинаковы. Нет большой пропасти, как могло показаться.

— Против карагандинского «Шахтера» успел поиграть?

— Да, еще в составе «Атырау». Очень неудобный соперник. Только сейчас понял, как они играют. Можно сказать, что и футбола у них нет. Сплошные ауты, стандарты. Аутами могут любого забросать. Для этого и подбирают в команду высокорослых игроков.

— А какую тактику «Спартаку» прививал Петрушин?

— Ох, какую… Какая там тактика? Пацаны просто понимали, что нужно биться за город, за болельщиков.

(…)

— Твой бывший одноклубник Ренан Брессан тоже приезжал в Казахстан, но надолго там не задержался. Как ты видел ситуацию с его переходами из одной команды в другую?

— В Казахстане ждали, что приедет Брессан, который забивал «Баварии», «Милану». А приехал Брессан, который год не играл. Я смотрел ему в глаза и не видел огонька, ничего. Не туда он приехал. В Казахстане футбол совсем другой, Ренану он не подходит, да и в командах звезд достаточно собрано. В БАТЭ же он был одним из лидеров, вся игра шла через него. В Казахстане нужно было показывать, что можешь. Тем более силовой, тяжелый футбол в чемпионате.

— А что насчет полей?

— Не скажу, что они очень хорошие. Страшноватые есть. В «Атырау» искусственное поле хуже, чем во дворах в Новополоцке. Что же касается «Спартака», то на одном поле тренировались мы, дубль, а затем еще игры проходили. То есть одно поле для всех. И неудивительно, что оно было не в лучшем, мягко говоря, состоянии.

— А нам говорят, что в Казахстане активно развивают футбол, инфраструктуру.

— Там пытаются что-то делать, но все так медленно, так долго. Возможности у них сумасшедшие, деньги хорошие вкладываются. Поэтому я не понимаю, почему все так долго делается. Стадиончики очень старенькие в основном.

— Про твою зарплату спрашивать не буду. Просто интересно, какие в среднем суммы получают футболисты в Казахстане?

— Разбежки очень большие. Начиная от двух тысяч и заканчивая 100 тысячами долларов. Но это в хороших командах, в «Спартаке» и «Атырау» этого не было. В среднем, можно сказать, 10-15 тысяч — средняя зарплата футболиста.

— Мы уже говорили о том, что, несмотря на то, что ты принял казахское гражданство, по новому закону остаешься легионером. А весной смена паспорта произошла довольно быстро. Но и тогда казахский документ не давал же гарантии, что ты будешь в стартовом составе?

— Это просто давало гарантию, что получившие паспорта ребята будут играть, и я вместе с ними. А если бы я оставался легионером, то кто-то другой, может, и я, сидел бы на скамейке запасных из-за лимита. А этот новый закон буквально несколько дней назад приняли. У меня в команде были два футболиста 35 и 37 лет. Один играет в Казахстане 10 лет, но живет в России, а второй всю жизнь провел в местном чемпионате. Но так как они не воспитанники казахского футбола, ребята автоматически стали легионерами. А найти команду в таком возрасте, как ты понимаешь, иностранцу тяжеловато.

— Какое там было отношение к белорусам со стороны местных футболистов?

— Думал, что будет сложнее. Но оказалось, что все дружелюбные. Никто плохого ничего не говорил, не делал. Обычная конкуренция. Не скажу, что в «Атырау» был сумасшедший коллектив, но никто ни с кем не ругался. В «Спартаке» так вообще замечательно. И встретили, и провели душевно.

— Когда ты принимал казахское гражданство, многие болельщики называли тебя коллекционером паспортов.

— Ну это же не от меня зависит. Мне предложили сделать — я сделал. Это не значит, что я хотел убежать из страны. Так получается. Я считаю себя белорусом, даже не россиянином. Хочу жить в Беларуси.

— Как ты относишься к мнению, что в чемпионат Казахстана едут не играть, а зарабатывать деньги?

— Так и есть. Я за этим и ехал. А ты как думаешь? Я не скажу, что там сильнее чемпионат, инфраструктура. Просто Юревич, свой тренер, позвал в команду. Я ехал конкретно к нему. Анатолий Иванович сказал, что будет из меня лепить игрока другого уровня. Но почему-то лепилось, лепилось, все нормально, но в один прекрасный момент его резко не устроила статистика. Ну, ладно. Проехали.

— Не жалеешь, что вообще поехал в Казахстан?

— Знаешь, единственное, о чем жалею — уход из БАТЭ. Это ошибка. Нужно было все-таки потерпеть. Меня же оттуда никто не выгонял. А я повел себя как-то… Эти эмоции. Ай, что говорить. Конечно, хочется играть в футбол, именно в футбол. И когда Ермакович стал главным тренером БАТЭ, я его знаю, отношения с ним нормальные были, появилась надежда какая-то. Мне кажется, я бы встал с колен. Потому что в конце выступления в БАТЭ я сел на скамейку, а амбиции не давали спокойно на это смотреть. В общем, именно уход из БАТЭ — главная моя ошибка. А Казахстан? Съездил, посмотрел другую страну, поиграл в другом чемпионате, нашел много новых друзей, развеялся, подумал, что да как. Где правильно, где неправильно.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

18 декабря
17 декабря
Лучший футболист мира?