21 марта, 2018 - 18:29

Допинг-контроль в шесть утра. Это нормально?

Сегодня рано утром в расположение сборной России по футболу приехал представитель допинг-контроля, из-за которого тренировку пришлось перенести на более позднее время, а двое игроков — вратарь Владимир Габулов и защитник Федор Кудряшов — и вовсе не смогли принять в ней участие.

Объясняем, почему в этом инциденте нет вины представителей антидопинговых служб.

Приезд допинг-офицеров скоро будет фигурировать в числе оправданий неудачных выступлений наравне с проблемами со здоровьем. Совсем недавно в Пхенчхане из-за «злодеев» службы антидопинга вынуждена была пропустить предолимпийскую тренировку и потратила массу нервов наша фигуристка Алина Загитова. Слава богу, тот инцидент не помешал ей через два дня блистательно исполнить свою программу и выиграть золото. Точно так же, будем верить, не помешают допинг-офицеры и выступлению российских футболистов против Бразилии.

Как и в случае с Загитовой, сорванное или не совсем по плану состоявшееся занятие — это несчастный случай, но никак не вина борцов за чистоту спорта или самой команды. Согласно Твиттеру нашей сборной, офицер приехал в Новогорск в 6.30 утра. Это стандартное время: напомним, по правилам спортсмены сами указывают в системе данных ВАДА под названием «АДАМС» тот час, в который они гарантированно будут находиться на месте. Хотя допинг-тест может состояться абсолютно в любое время.

Так вот, как правило, большинство спортсменов ставят обязательный час на раннее утро. Ведь поминутно спланировать свое местонахождение в течение дня, если речь идет о месяцах вперед, довольно сложно. А вот утром вы, скорее всего, гарантированно будете находиться дома или в гостинице. Поэтому и контроль приехал настолько рано: потом «поймать» команду между тренировками и другими обязательными мероприятиями куда сложнее. И вероятность что-то сорвать в планах футболистам возросла бы.

Итак, с временем контроля разобрались. Следующий вопрос: почему офицер был только один? Если пробы брали у десяти человек, логично послать и пяток сотрудников, чтобы ускорить процесс. На самом деле, один представитель антидопинговой службы на взятии пробы — тоже абсолютная норма. На внесоревновательный контроль почти всегда посылают максимум двух допинг-офицеров, если речь идет о разнополых спортсменах, и одного — если команда чисто мужская или женская.

В большем количестве представителей допинг-контроля просто нет необходимости. Ведь процесс сдачи анализов занимает совсем немного времени. Если, конечно, не брать в расчет тот факт, что физиологически не все спортсмены готовы сделать это быстро. Но тут уж вины допинг-контроля нет никакой.

Судя по тому, что речь идет о представителях шведской компании IDTM, допинг-контроль в футбольной сборной был организован по линии международной федерации, а не РУСАДА. Ведь IDTM выступает в качестве подрядчика по забору допинг-проб, в основном, на международном уровне, а наше агентство, как правило, организует допинг-контроль силами собственных офицеров.

Но как бы там ни было, все прошло по правилам. И нашим футболистам стоит отнестись к тому, что случилось сегодня утром как к обычному стечению обстоятельств. А потом — выйти на поле и показать свой максимум. Как это сделала Загитова на олимпийском льду.

Наталья МАРЬЯНЧИК

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

20 июля
19 июля
Лучший футболист мира?