23 мая, 2018 - 13:17

"Час ночи, а 20 тысяч поют!" Удивительные истории Габулова про Бельгию

Первое интервью с Владимиром Габуловым после перехода в «Брюгге».

Владимир Габулов в самом начале 2018 года перешёл из тульского «Арсенала» в бельгийский «Брюгге». 34-летний вратарь впервые попал в заграничный клуб и выиграл с ним чемпионат. Это интервью для голкипера стало первым с тех пор, как он отправился в Бельгию.

— Почему именно «Брюгге»?
— Понимаю, что мой переход стал неожиданным для многих. Я и сам приятно удивился предложению от «Брюгге», хотя всегда мечтал попробовать свои силы в европейском чемпионате. Началось с того, что в Тулу приехал селекционер «Брюгге» на один из последних матчей 2017 года. После игры мы встретились, и он обозначил интерес. Когда в РФПЛ наступила зимняя пауза, я поехал на медосмотр и подписал контракт. Всё это время мне помогали агенты, которые сопровождали мой переход.

— У вас были сомнения, уезжать или нет?
— Сомнения бывают всегда. Я сам хорошо понимал риски и мог остаться в более комфортной среде накануне ЧМ-2018. Но я принял этот вызов — откажись я от перехода в «Брюгге», потом всю жизнь жалел бы. Раньше у меня не появлялось настолько конкретных предложений из-за границы. Только со слов агентов был интерес из разных чемпионатов.

— «Арсенал» не обрадовало ваше желание уйти?
— В моём контракте был пункт: заплатив определённую сумму из своих денег, я мог расторгнуть соглашение. В «Арсенал» я приходил свободным агентом, поэтому включил в контракт такое условие. Зимой «Брюгге» нуждался в бесплатном трансфере вратаря. Я пошёл на расторжение контракта, перед этим обозначив своё желание, свою мечту руководству клуба. Знаю, что это не сильно обрадовало представителей «Арсенала», но они пошли мне навстречу. Болельщики команды с пониманием это восприняли, за что хочу сказать им спасибо. Я навсегда запомню время, которое провёл в тульском клубе. Оно было непростое, но интересное с точки зрения футбола.

— Можно сказать, что для реализации своей мечты вы готовы были заплатить сами?
— Получается так.

— Гурам Аджоев говорил, что вы приезжали к нему лично и просили отпустить вас. Но какой в этом смысл, если по условиям контракта можно было обойтись без этого?
— Всё было не совсем так. Мы просто созвонились по телефону. Времени на встречу уже не было, потому что сначала президента не было в Москве, а потом я улетал.

«Хотел написать “congratulations, guys”. Но во втором слове ошибся в одной букве»

— В Англии новички должны спеть песню. А в Бельгии есть обряд посвящения?
— Такой же, один в один. Для меня это было сюрпризом. Если бы знал, то подготовился, слова выучил. Мои музыкальные способности не очень. И вот на одном из ужинов на испанском сборе какое-то движение пошло. Новички полезли на стул петь песни. Мне сказали, чтобы готовился. Я в панике вспомнил «День победы». Хотел со смыслом, ведь клуб борется за чемпионство. Несколько куплетов исполнил.

— Как на вас реагировали?
— Партнёры смеялись и аплодировали. Песню надо исполнять низким суровым голосом. У меня не очень получилось, поэтому и шутили.

— Переезд в другую страну — всегда целая история. Быстро освоились?
— В Бельгии другой уклад жизни, другой командный режим. Сама организация здесь выстроена так, что футболистам остаётся думать лишь о работе. Ты, не задумываясь, встаёшь на эти рельсы. Каждый следит за весом, процентом жира, опозданиями, самоотдачей. Все эти аспекты на запредельном уровне.

— Как ваш английский?
— Объективно не очень хороший. Хотя мне хватает, чтобы понимать установки, теорию и индивидуальные беседы. Не всегда могу выразить свои мысли, как на русском, но для общения в коллективе хватает.

— А бывало, что вас неверно поняли?
— Недавно произошёл смешной случай. У нас есть чат, в котором состоят все футболисты и персонал клуба. После игры было награждение некоторых ребят. Я решил отправить поздравление. Хотел написать «congratulations, guys». Но во втором слове ошибся в одной букве. Получилось не очень красиво, с другим смыслом.

— Для европейцев это не оскорбление.
— А там никто и не обижался. Просто ребята до сих пор подкалывают.

— Это правда, что в Бельгии народ помешан на велосипеде?
— Да, он конкурирует с футболом по популярности! Очень востребован и как спорт, и как средство передвижения. Несмотря на погодные условия, люди каждое утро едут на работу на велосипеде. Я тоже катаюсь после тренировок. Сейчас слежу за велосипедной дорожкой, но первое время путал, мог не сразу сориентироваться.

— Бельгийское пиво пробовали?
— После чемпионства.

— И как?
— Я не специалист, чтобы судить. Все говорят, что хорошее.

— Смотрели фильм «Залечь на дно в Брюгге»?
— Посмотрел уже после того, как перешёл сюда. Меня многие начали спрашивать про этот фильм. А я даже не знал о нём. Уже в Бельгии посмотрел.

— Понравился?
— Своеобразное кино. На морально-волевых досмотрел. В фильме показаны основные достопримечательности города — небольшой исторический центр, где всё дышит историей. Я там на велосипеде катаюсь.

— В России вы известный футболист. В Бельгии у вас не было имени. Каково заново завоёвывать авторитет?
— Я осознавал, что надо будет всё доказывать с нуля. Готовил себя к этому. С этим возникали определённые проблемы.

— Например?
— Руководство командой на поле. Это опять же из-за языка. Первое время мог выразить не всё, что хотел. Я вообще считаю, что лучшая игра вратаря, когда у его ворот не создают моментов. Значит, вратарь хорошо руководит.

«Судьи смотрят видео почти после каждого гола. До смешного доходит!»

— Было понимание, что едете в «Брюгге» первым номером?
— Такие разговоры велись и со стороны руководства, и со стороны тренерского штаба.

— После вашего трансфера клуб приобрёл ещё одного вратаря — Вермера. Не удивило?
— Я об этом сильно не задумывался.

Я сразу сказал, что я профессионал и с моей стороны никаких вопросов быть не может. Всё решается руководителями клуба.

— Вы присоединились к «Брюгге» уже на первом сборе?
— Здесь почти нет зимних сборов: всего семь-восемь дней. Их я провёл с командой, но моя ситуация отличалась. Я был без футбола три-четыре недели, и, чтобы освоиться, мне требовалось больше времени.

— Но вы сразу попали в основу.
— Да, без товарищеских матчей. Первая игра в 2018 году — против «Антверпена». Большое «класико», которое не проводилось 12 лет.

— Почему?
— «Антверпен» вылетел и долго не мог вернуться в чемпионат.

— В феврале вы выпали из основного состава. Почему?
— Пропускали много, игра не клеилась. Тренерский штаб решил что-то поменять — поменяли меня.

— Бывший вратарь «Брюгге» говорил, что вас принесли в жертву незаслуженно.
— У меня тоже есть своё мнение на этот счёт. Я провёл доскональный анализ этого бельгийского этапа, искал причины. Признаю, что пока не всё идеально.

— В чём причины?
— Отсутствие нормального отпуска, нормальных сборов. Момент адаптации к команде и чемпионату. Футбол в Бельгии совсем другой — открытый. Крупный счёт фиксируется во многих встречах. Лидер может и выиграть, и проиграть с крупным счётом. Это специфика первенства. В России ты готовишь себя к игре на ноль. В Бельгии — тоже, но получается реже.

— Защитники часто убегают в нападение?
— Просто более открытый футбол, команды не закрываются. Какой бы ни был счёт, все бегут атаковать. В кубке против «Стандарда» мы пропустили два мяча и продолжали идти вперёд. В итоге пропустили ещё дважды. И всё из вратарской. При этом «Брюгге» в тройке клубов, которые пропустили меньше всего голов за весь сезон.

— В 9 матчах вы пропустили 17 мячей. Как реагировали на критику?
— Я не слежу за критикой. Равно как и за похвалой. Мой помощник присылала материалы из российских изданий, на которые нужно обратить внимание, но целенаправленно я не изучал.

— В гостевом матче с «Андерлехтом» в плей-офф вы отразили 8 ударов.
— К статистике отношусь спокойно. Когда игрок выходит один на один и бьёт прямо во вратаря, то по статистике это сейв, но для меня нет. Для меня сейв — это реальное спасение, а то, что вратарь должен брать, это просто его работа.

— А бельгийские фанаты прессуют сильнее, чем российские?
— Со свистом не сталкивался. Фанаты «Брюгге» только поддерживают. Бросается в глаза, что ценят футбол и разбираются в нём. Отмечают аплодисментами даже диагональные переводы или сохранение мяча в непростой ситуации.

— Посещаемость выше, чем в России?
— Заполнены были практически все стадионы, на которых мы играли. Наша арена на 29 тысяч всегда забита.

— Что в чемпионате Бельгии устроено не так, как в РФПЛ?
— Видеосудьи. На мой взгляд, пользы они не приносят. В некоторых матчах ошибаются. А ещё, когда ты в пылу борьбы забиваешь, хочешь радоваться, а арбитр начинает слушать, что ему говорят. Футбол — это эмоции. А тут паузы иногда по пять минут. Я пришёл к мнению, что повторы не нужны. Пусть будут ошибки судей на поле, а не в студии. Как это было в нашем матче против «Андерлехта».

— Что там случилось?
— Наш гол отменили из-за офсайда в 5 сантиметров, которого, может, даже не было. Потом «Андерлехт» забивает нам из явного «вне игры», и мяч засчитывают.

— Часто судьи обращаются к повторам?
— Почти каждую игру! До смешного доходит.

«Черчесов объяснил, что его не устраивает отсутствие у меня игровой практики»

— Насколько для вас было важно выиграть чемпионство вне России?
— Это мечта. Счастлив, что это произошло. Я хотел внести более ощутимый вклад в победу, но тем не менее.

— Как праздновали?
— Это вообще отдельная тема.

Всем на работу утром, но люди танцевали, радовались. Через эту толпу мы не смогли проехать. Люди автобус в воздух чуть не подняли. Когда шли к сцене, всех футболистов обнимали. Еле добрались до сцены.

— Во сколько легли спать?
— Сначала было празднование с болельщиками, потом поехали на мероприятие для сотрудников клуба и родственников. Около трёх часов ночи лег. Это я ещё не засиживался с ребятами.

— Шампанским обливались?
— В раздевалке его не было.

— Как так?
— Никто не готовил заранее. Может, из-за примет. Зато потом со сцены фанатов обливали.

— Все ждали финального состава сборной России. Удивились, что в нём оказались или не сомневались, что там будете?
— Не задумывался в этом плане, просто рад, что попал в расширенный список.

— Как считаете, игрой в Бельгии заслужили место в заявке?
— Не мне судить. Это работа тренерского штаба сборной России — оценивать, кто достоин финального списка.

— Когда вы не играли за «Брюгге», всё равно получили приглашение на мартовские «товарняки». Черчесов говорил, что вызовом хочет поддержать вас. Насколько это было важно?
— Тренер объяснил, что его не устраивает отсутствие у меня игровой практики. Попросил, чтобы я изменил эту ситуацию. Эта поддержка мне действительно помогла. Психологически это было существенно.

— Понятно, что первым номером является Акинфеев. В сборной есть разделение на второго и третьего вратаря?
— Я, Андрей Лунёв и любой вратарь, который приезжает в сборную, понимает, что Акинфеев — основной, лидер команды. Мы делаем всё от нас зависящее, чтобы создать рабочую конкуренцию, быть готовыми выйти на поле. Важно создать доброжелательную атмосферу — она очень важна в любом коллективе. Например, я был в ЦСКА вместе с Акинфеевым и Мандрыкиным. Или в «Динамо» с Шуниным и Березовским. Все мы были готовы выйти на поле и показать результат. Если бы у нас не было достойных рабочих отношений, пострадала бы команда.

— Сборная России собралась ещё 18 мая. Была ли возможность приехать раньше 22-го числа?
— 20 мая был заключительный тур чемпионата. На следующий день прошли вторые празднования в городе. Я пытался отпроситься у «Брюгге» ради сборной, но мне отказали.

— Этой зимой у вас не было отпуска. После чемпионата мира его тоже почти не будет. Тяжело проводить сезон без отдыха?
— Когда занимаешься любимым делом, отсутствие отпуска не выбивает тебя из колеи. Футбольный век очень короткий, карьера пролетает одним мигом. Нужно наслаждаться и получать от этого удовольствие. Дай бог, чтобы наша сборная на домашнем чемпионате мира выступила удачно. Ради этого готов играть в футбол хоть пять лет без отпуска.

— Чемпионат мира уже совсем скоро. Осознаёте?
— У футболистов пока это не ощущается. Время пролетело быстро с того дня, когда мы выиграли право проведения ЧМ-2018. Тогда думали, как же это не скоро! Помню, на Красной площади отмечали тысячу дней до старта чемпионата мира, но и они пролетели мгновенно.

— Не жалеете, что ушли в «Брюгге»?

Есть причины пропущенных мячей — их надо устранять. Перед трансфером я советовался с тренерским штабом сборной. Всё через призму чемпионата мира. Гинтарас Стауче прилетал ко мне, Станислав Саламович тоже. Им было важно видеть, что я играю. Не всё получилось, но большую часть матчей я провёл в основном составе. Мы стали чемпионами. Движемся дальше.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

15 августа
Лучший футболист мира?