4 января, 2015 - 16:49

Александр Разин: Пару раз в неделю потренировался - и считается, что спортсмен

Едва ли найдется в футболе должность, на которой не работал этот человек: начальник команды, спортивный директор, главный тренер, директор клуба, президент… В большом футболе Александр РАЗИН повидал многое, и свой 60-й день рождения встречает с огромным жизненным багажом. Он давно ушел в тень — сейчас тренирует детей в школе ФК «Минск». Однако он по-прежнему открыт для общения на любые темы и готов часами говорить о брестском «Динамо» и Василюке, о «Дариде» и Делендике, о мадридском «Реале» и Рауле. Накануне юбилея, который Александр Николаевич справил в первый день 2015 года, он дал большое интервью корреспонденту pressball.by Сергею Азаркевичу.

«А мне-то казалось, никогда не стану пенсионером»

Александр Николаевич, с юбилеем! Праздновать день рождения 1 января довольно необычно.
У меня уже давно не было дня рождения. Я появился на свет практически в полночь — в 0.40, если быть точнее. Матушка готовилась к встрече Нового года, но ее увезли в больницу. Положили на операционный стол и ушли отмечать. Так что у нас в семье давно завелась традиция: после боя курантов и новогоднего шампанского ждут еще 40 минут, чтобы поздравить меня с днем рождения. На этом он, собственно, и заканчивается. А с появлением внучек подарков на свой день рождения дарю гораздо больше, нежели получаю…
60 воспринимаете как какой-то рубеж?
Да, жизнь идет… Мне-то казалось, никогда не буду пенсионером. Так нет же. Ну, это переход от зрелости к старости. Чего греха таить, на самом деле так и есть. Слушай, перед тем как ты меня начнешь расспрашивать о моей жизни — что ты о ней знаешь?
Ну, биография ваша в общих чертах известна.
Давай расскажу, чего не знает почти никто. Я ж еще пять лет в бизнесе работал, открывал первый в Беларуси Duty Free. А началось все с того, что родители меня в школе отправили в класс с углубленным изучением английского. Тогда еще думал: на черта туда засунули. Хотел поступать в иняз — не получилось. Ждал год, занимался футболом, а потом подумал — нафиг этот иняз мне нужен, я ж по духу спортсмен. Поступил в физкультурный, со второго курса попал в команду мастеров. Поначалу она называлась «Буг», а спустя год нас всех перевели в образовавшееся брестское «Динамо». То есть, получается, был в числе первых динамовцев. Из-за травмы, впрочем, рано закончил. Затем Иван Григорьевич Щекин пригласил обратно в Брест, шесть лет отработал начальником команды, потом стал президентом клуба. Кстати, дал первую работу Курненину. В 1991-м он был начальником команды в Витебске. А у нас вдруг ушел Румбутис. Власти искали-искали, а потом говорят: делай, что хочешь. Позвал Юру. Но денег не было. В итоге прошел год, и я понял, что дальше так продолжаться не может. Оставаться было незачем.
А как раз в то время организовалась эта компания. Мощнейшая. Монополист, филиал от Москвы. Сначала магазин на границе с Польшей. В стране ничего не было, а там все: западные товары, техника. Кассы электронные, когда в Минске еще везде на счетах работали. Меня пригласил генеральный директор фирмы: «Слушай, ты ж английский знаешь, а нам с британцами работать». А я кто? Учитель физкультуры, по сути. Видишь, как язык помог. Все пошло там хорошо, и по-новому, по рыночным законам. Какая до этого в Союзе была торговля? Дали пять шапок, две оставил себе, остальные продал своим людям. Там все по-другому. И я со своими пустыми в плане торговли мозгами, но с английским, через год стал замом, через два — первым замом с правом подписи. У нас продавцы были все с высшим экономическим образованием, а у меня диплом физкультурника. А предприятие развилось, через пять лет вышли на оборот в миллион долларов в месяц. В стране в то время средняя зарплата была 30-40 долларов. Тогда же познакомился с будущим президентом федерации футбола Григорием Федоровым: он был министром авиации, а я открывал первый Duty Free в минском аэропорту. Потом, когда футбольная сборная летала, им всегда бесплатный кофе наливали. Короче, было все: кабинет с итальянской мебелью, секретарша, личный водитель. И зарплата намного больше, нежели у главного тренера… Ладно, давай о футболе.

Зачем же вы в него вернулись, в таком случае?
С таких должностей, конечно, не уходят. Я там проработал пять лет. Государство окрепло, стал развиваться и футбол. Спортивное руководство Брестской области в течение года звало меня вернуться в «Динамо». У меня туда, к тому же, как раз перешел сын — до этого в 16 лет за «Белоозерск» забил 10 мячей во взрослом чемпионате. А у предыдущего тренера были какие-то свои понятия: чем выше нагрузка, тем лучше футболисты играют. Короче, бросил я работу, пошел в главные тренеры. В то время в течение 10 дней «Динамо» покинуло полкоманды. Но это был, с одной стороны, подарок судьбы: открылась дорога молодым Василюку и Разину. Посуди сам: как бы болельщики реагировали, если бы у меня в основе играл сын, будь все футболисты на месте. Любой бы сказал: он сажает 25-летнего Манчака (сегодня вряд ли знают, кто это такой) и выпускает своего 17-летнего сына, он пришел похоронить команду. А в итоге молодежь получила шанс. Тот же Василюк: до меня ни одного не забил, а у меня за три месяца — 14. Когда он недавно 200-й забил, звонил ему, поздравлял. Так Рома мне ответил: «Николаич, это же и ваши голы тоже».

«Приводят какого-то пацана толстого — на, работай»

Каким вам вспоминается былое брестское «Динамо»?
Если говорить о союзных временах, то мы могли пригласить любого игрока из чемпионата Беларуси. Но фактически никого не приглашали. Все разгребало минское «Динамо», а уже оттуда, если кто-то не подошел, мог приехать к нам. Это сейчас футбол питается со всей страны, а команд в три раза больше. А что если всех футболистов высшей лиги разбить на пять команд? Грубо говоря, тогда «Динамо» было как сборная Беларуси, а остальная пятерка областных команд ниже уровнем.
Сейчас, когда приезжаю в Брест, даже и мысли не возникает зайти в клуб поговорить по душам. А когда появляюсь на футболе, официальное «Динамо» относится довольно настороженно. Зато болельщики чудные. Особенно старшее поколение. Каждый раз встречают на улице, вспоминают, как раньше команду любили.

Стадион, говорят, ломился.
Уже как-то приводил пример. Заходит как-то ко мне Витя Рослюк, который 13 лет был капитаном в «Динамо». Говорит: «Николаевич, помоги купить билет?». Я в шоке. Заходим в кассы (а еще была первая половина дня), говорю: «Девочки, что, для Рослюка билета не найдется, что ли?». Отвечают: «Так мы и для вас не найдем, все продано». Можно было купить только у спекулянтов. Они утром прихватывали себе десятками, и к вечеру наживались. Игроки тогда говорили: вы нас можете психологически на домашние игры даже не настраивать, перед этими людьми мы не можем плохо сыграть.
И народ так же относился. Приведу еще один пример. Играем дома с МПКЦ, чемпионами. Забиваем первыми, они сравнивают. Полтора тайма прошло, счет 1:1, а в итоге сгораем — 2:7! Дома, при аншлаге. После матча долго не мог отойти, домой добирался на автопилоте. Просто остановился машину около стадиона, человек незнакомый — говорю, отвези домой. Без проблем. Представляешь? Приехал, выпил стакан водки — немного полегчало. А у меня тогда, как и сейчас, была собака, пошел с ней гулять в парк, это рядом со стадионом. Там, естественно, после футбола мужики с пивом сидят, матч обсуждают. И ни один человек мне плохого слова не сказал! Кто-то говорит: «Ну, ничего, бывает». Кто просто по плечу хлопает. Любили тогда команду. А почему? Ребята играли за клуб, почти бесплатно. За сто долларов.
Футболисты, кажется, тогда по-другому мыслили?
Да и вообще, они другие были. Физически сильнее. У меня в то время было одно тяжелое упражнение: челночный бег, семь серий. Ребята из брестского «Динамо» легко его выполняли. Спустя семь-восемь лет, в середине 2000-х я работал с дублем «Дариды». Так там после трех серий двое пошли к врачу, через пять минут он прибегает: «Ты что тут над игроками издеваешься?!»
И сейчас наблюдаю эту беду, работая детским тренером. А все, потому что нет дворов. Здесь ребенок на лифте проехал, там на троллейбусе, там на автобусе. Несколько раз в неделю пришел на тренировку — и считается, что он спортсмен. Много раз говорил: вы должны заниматься дома. Это и родителей вина. А то приводят пацана какого-то толстого. Спихнули тренеру — на, работай, делай из него человека. Так это не моя обязанность, а ваша. Занимайтесь с ним: на лыжах, коньках. Подготовьте и приводите — буду учить его играть в футбол.

Почему в Европе игроки более выносливы?
Чтобы быть футболистом, нужно обладать просто бычьим здоровьем. Гляжу на топовые европейские клубы и просто поражаюсь — откуда столько здоровья?! И они проводят по 70 матчей за сезон. Да в таком темпе!
И деньги игроки меньше любили?
Да. Могу привести еще один пример. Когда в 1999-м Василюк переезжал в Мозырь, его приглашали еще после первого круга. А тогда денег в команде не было совсем, играли в долг. Платили государственную зарплату — как говорится, на хлеб и воду. И лично я обещал футболистам, что они получат какие-то деньги (долларов по 100, что ли, в месяц — много по тем временам). Знал: кого-то обязательно купят, и со всеми рассчитаемся. И вот, после первого круга приезжают за Василюком. Я готов. Ну, доиграем мы без него, будем не шестыми-седьмыми, а восьмыми-девятыми. Какая разница, зато с ребятами рассчитаемся.
А болельщики, как узнали, что Василюк может уйти, пошли к председателю облисполкома: как так, наша гордость уезжает?! Он дал команду Мошенскому, руководителю «Санта-Бремор», одного из крупнейших предприятий в стране, решить этот вопрос. Мы к нему приехали, спрашивает у Ромы: «Что ты хочешь, чтобы остаться?» Василюк: «Сначала с ребятами рассчитайтесь, потом будем говорить». У меня спрашивает: «Сколько должны?». Ответил. «Не-ет, я на такое не подписываюсь». В итоге Рома уехал.
Его карьера ведь могла сложиться совсем по-другому…
Да. Ни в одну из младших сборных его, например, не вызывали. Просто потому что брали тех, кто ближе к столице. Так проще. Тогда же информации мало было. И вот как-то вызвали Рому в «молодежку». Вернулся. Спрашиваю: «Как дела?» — «Да нормально». А потом оказалось, что выпустили на 15 минут правым полузащитником. И это притом, что человек уже 20 голов в сезоне забил!
А для того чтобы играть в топовых клубах, нужно обладать определенными качествами. Причем не всегда хорошими. Вот, например, московский «Спартак». Рома же там неплохо играл, в шести-семи играх два забил, два отдал. Но его никуда не подпустили. Там всюду группировки, а тут приехал молчун, который просто умеет забивать голы. В итоге, тому не понравился, этому — его и вышвырнули оттуда. Это Москва…
Говорят, белорусских игроков российский футбол тоже портит.
Все дело в том, что российским футболом руководят агенты. Ой, можно долго говорить про разные откаты, но это совсем другая тема.

«В Бресте ничего не изменится»

Хорошо. Что может сейчас помочь брестскому «Динамо»? Приход нового руководителя может?
Матусевич? Это ничего не значит. Он бы не пришел, если бы не оставил свой пост Хорошун. А так: место опустело, все знают, что денег нет (и не предвидится), но надо кого-то приглашать. Кроме того, сменился еще и губернатор. Вместо Сумара пришел Лис. Посмотрел его биографию: в середине 2000-х он был председателем Мозырского райисполкома. И в те времена футбол там был совсем не в почете. Не думаю, что он повернется к нему лицом и в Бресте. К тому же поначалу заботы совсем другие.
А вообще, почему у нас областные центры бедствуют? Витебск, Могилев, Брест, в Гродно сейчас беда. Только Гомель кое-как справляется, да и там проблемы есть. Потому что все там зависит от губернатора. Не даст он отмашку — ничего не будет. А им сейчас не до футбола, за него никто не похвалит, а спрашивают совсем за другое…
А Матусевича хорошо знаю, брал его на работу в «Динамо» в свое время. Позвонил Володе после назначения: «Не знаю, поздравлять тебя или выражать соболезнования». Но в любом случае для него это интересный поворот карьеры. Только вряд ли он сможет что-либо исправить. В Бресте ничего не изменится. Еще в 90-х, когда я работал, командой дорожили. Сейчас — нет.
Но тогда ведь тоже денег не было.
Не было, но когда команду враз покинули 8 из 11-ти игроков основы, ко мне тут же обратился первый зампред облисполкома Алексей Овечкин. Дал три квартиры, кредит на 40 лет, 5% годовых. Прихожу в раздевалку, вижу, сидит Сережа Ковальчук, нынешний главный тренер «Динамо». Спрашиваю: «А у тебя квартира есть?» — «Нет». — «Иди, оформляй бумажки». Даже не просил его продлить контракт. Остальные две отдал Юре Хомко и Андрею Васильеву. Кроме того, тут же удвоили премиальные, купили новую форму. А сейчас — как ничего не давали, так и не будут.
Говорят, самим зарабатывать? У нас нет самоокупаемых клубов. В мире есть, но там совсем другая схема финансирования. Вот я работал у Делендика. Он имел прибыльное предприятие, однако так же, как и остальные, не мог обходиться без других спонсоров. Часто приходилось ходить по кабинетам. Даже меня, когда я был директором, не посылал, потому что знал, что все равно пошлют ко всем чертям. Кто со мной будет разговаривать?
О «Дариде» расскажете?
О, там была просто легендарная компания. В один период я работал с Делендиком, Шабуней, Байдачным, Есауленко, плюс тесно сотрудничали с Пигулевским. Это просто гремучая смесь. Был еще Румбутис, но это далеко не самый конфликтный человек. Ну а что говорить о «Дариде»? «Дарида» — это Делендик. Человек противоречивый. Достаточно неплохой мужик, в нем немало хороших качеств, но работать с ним очень тяжело. Взрывной, иногда на него накатывается волна ярости, но уходит буквально через 5-10 минут.
К примеру, когда привозили ему футболистов, если у Делендика было хорошее настроение в этот день, мог «положить» кому-то зарплату больше. А потом нам же говорить: «За что я ему деньги плачу?»
Кстати, мог в «Дариде» оказаться и Коля Януш. Мы тогда играли с «Гранитом». Говорю: этого паренька надо брать. Стали разговаривать с Микашевичами, они выставили легкий «ценник». Но и этих денег пожалели. А сейчас Януш лучший бомбардир чемпионата.
«Твою мать, Саша, две недели назад ты тренировал дубль “Дариды”, а сейчас ужинаешь с президентом “Реала”

Как после “Дариды” оказались в БАТЭ?
В Борисове появился, когда Делендик объявил всем “на выход”. Проработал полгода, и моей заслуги в успехах борисовского клуба нет вообще. Работал с комиссарами УЕФА на международных матчах. Меня просто приставляли к делегату на два дня. А со знанием языка проще: там пошутил, там анекдот рассказал — и расстаетесь уже друзьями.
Кстати, интересно: для брестского футбола, считаю, сделал много хорошего, но для себя в итоге ничего не получил. А для БАТЭ ничего не сделал, но удовольствие от работы испытал огромное. Потому что попал в Лигу чемпионов, причем в первую, в 2008 году. Тогда эмоциональный всплеск у всех был просто огромный. У нас была игра с “Гранитом”, а через две недели — с “Левски”. Получается, проработал в клубе совсем немного — и тут же группа Лиги чемпионов, “Реал”, “Ювентус”. События просто потрясающие!
Первый матч — с “Реалом” в Мадриде. Накануне тренировка на “Сантьяго Бернабеу”, а затем совместный ужин руководителей клубов, по пять человек. Поднимаемся мы на лифте стадиона, заходим в зал, смотрю: стоит Кубок, который в своих руках держали великие люди. Не веря своим глазам, подошел, прикоснулся к этому чуду. Дальше стол сервированный, на одной из тарелок табличка с моим именем. Стою и думаю: твою мать, Саша, две недели назад ты в Дубовлянах тренировал дубль “Дариды”, а сейчас ужинаешь на “Сантьяго Бернабеу” с президентом “Реала”!. Сначала ужин с вином, затем предлагают коньяк, сигары. Кальдерон каждому из нас подарил по миниатюрной модели стадиона. Да и другие великие люди были: Хенто, Миятович.
А назавтра матч. И ты стоишь в подтрибунке, а рядом эти звезды — ван Нистелрой, Роббен, Рауль. И никому ни до кого не дела, все заняты своими делами, толкаются в раздевалке. Знаешь же историю про Юревича и Рауля? Саша предлагал испанцу поменять майками, Рауль сказал: потом. Юревич и говорит после игры администратору Васе Вискушенко: “Рауль мне майку обещал. Вася, сходи”. Ну а Вася что, он не стесняется, пошел с Сашиной майкой. Заходит в раздевалку, а там джакузи, в нем полкоманды “Реала”. Говорит: “Change?”. Рауль отвечает: окей, вон, мол, висит майка на вешалке, забирай. И тут наши футболисты поняли: ага! Вася в итоге несколько раз так туда-сюда ходил.

Как вы умудрялись работать совершенно в разных ипостасях: от президента клуба до детского тренера?
Я мог быть кем угодно: от начальника команды до генерального директора. Но чувствовал, что родился тренером. Да и определенные случаи это подтверждали. Вот, например, как в большом футболе появились Хлебосолов и Величко? Хлебосолов поступал ко мне в физкультурный (я и там работал). 17-летний, худющий, к тому же не умел плавать. А один из экзаменов при поступлении как раз плавание. Что делать? Говорю: “Ты ходи просто по бассейну”. У нас же в Бресте там прыжковой ямы не было, мелко все. В итоге все уже ушли, а он только дошел 50 метров туда и обратно. Комиссия в шоке, но я всех убеждал, что он нам нужен, парень способный. Поставили ему “пять”, он поступил, но учился плохо, и после первого курса был отчислен. Пошел в армию. А когда возвращался, я уже работал с Румбутисом в “Динамо”. Говорю: надо брать. Кого?! Тогда людей в основном из дубля минского “Динамо” приглашали, а тут 20-летний пацан, который нигде не играл. Но Людас послушал. Взяли в итоге лучшего бомбардира сезона, причем еще в союзном чемпионате. С Величко приблизительно та же ситуация.
С детьми вам нравится работать?
Да. Здесь видишь результаты своего труда. Поначалу, когда пришел в “Минск”, мне дали детей, так скажем, похуже. В этой ситуации интерес еще больше: ты хочешь доказать, что и эти ребята могут стать лучше, если поработать над ними. Это доброе дело, благодатное. Что может быть лучше, чем занимать спортом детей, которые без него просто пропадут. А угроза этого есть. Многие взрослые не понимают, что если не отдать ребенка в спорт, к 15 годам он не будет отходить от компьютера и превратится в робота. Нажми кнопку — все сделают. Бегать не надо, ходить не надо (уже даже каталки какие-то придумали), подниматься не надо. Шевелиться не надо! Но без движения человек мертв.
Работа детского тренера всегда считалась неблагодарным трудом.
Сейчас это совсем другое дело. Не везде, конечно. Я могу говорить только о “Минске” — здесь достойная зарплата и условия, жаловаться не на что. Отсюда тренеры не увольняются сами.
Да и сама работа с детьми — уже совсем другое дело. Мы вот недавно съездили на турнир в Испанию с командой 2004 года рождения. Выиграли его. Не у “Реала” или “Барселоны”, конечно, — там соревнования местного пошиба. Но все равно приятно. А главное, как была организована поездка: дети по дороге посетили Берлин, Шамони, Барселону, съездили в Порту, на обратном пути Париж и Дрезден. Им уже не нужно рассказывать, что такое Европа.

Сейчас ваш сын ступил на тренерскую стезю. Есть в нем эта жилка?
Есть. Он сам выбрал этот путь. Причем у него ведь юридическое образование. Он, вообще, всегда хорошо учился. Совета у меня не спрашивал, сам получил второй, тренерский, диплом. Сейчас работает с Таракановым в “Минске-2”, принимает активное участие в процессе, можно сказать, главный консультант. Не знаю, как сложится, но понимаю: в любом случае Андрею не надо уходить из футбола. Посмотрим, в каком качестве он будет в нем работать. Может, функционером — юрист ведь. Может, тренером.
А вообще, главное — делать то, что ты любишь. Это самая большая удача в жизни. И мне в этом повезло. Ведь у меня как таковой работы и не было. Вот сейчас я еду заниматься с шестилетними ребятами, учить их футболу. Разве можно назвать это работой?

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

14 декабря
13 декабря
Лучший футболист мира?