24 апреля, 2019 - 01:03

30 миллионов за Данни: уникальные подробности знаменитого трансфера

Бывший гендиректор «Динамо» Дмитрий Иванов в интервью «СЭ» вспоминает один из самых громких трансферов в истории российского футбола — переход Данни в «Зенит».

Трансферы из «Динамо» в «Зенит» — довольно частое явление. Андрей Кобелев (1999), Игорь Семшов (2009), Александр Кержаков (2010), Иван Соловьев (2013), Александр Кокорин и Юрий Жирков (2016).

Но самая громкая сделка — переход португальца Данни в августе 2008-го за баснословные по тем временам для российского футбола 30 миллионов евро. Рекорд держался четыре года — до тех пор, пока «Зенит» не приобрел Халка и Акселя Витселя.

Данни сказочно дебютировал за петербургскую команду, красиво забив в матче за Суперкубок УЕФА самому «Манчестер Юнайтед» (2:1), а впоследствии стал капитаном и легендой сине-бело-голубых. Даже несмотря на татуировку с динамовской литерой (хотя сам Данни уверял, что она означает не преданность «Динамо», а его фамилию).

В преддверии матча между «Зенитом» и «Динамо» мы решили вспомнить тот исторический трансфер и связались с бывшим генеральным директором московского клуба Дмитрием Ивановым, который летом 2008-го был непосредственным участником того процесса.

Португальцем интересовались ЦСКА и «Спартак»

— За год-полтора до перехода Данни в «Зенит» к нему проявляли интерес ЦСКА и «Спартак», — вспоминает Иванов. — Но когда узнали выкупную стоимость — на тот момент 15 миллионов евро — к переговорам о покупке португальца больше не возвращались. После этого предметных предложений по Данни мы не ждали ни от кого, кроме «Зенита».

— А был ли интерес со стороны иностранных клубов?

— Как ни странно, не было. Данни хорошо адаптировался в России и хотел играть в нашей стране. Да и никто из западных клубов тогда бы за него такие деньги, конечно, не заплатил.

Совет директоров был согласен и на 21 миллион

— Об интересе «Зенита» к Данни узнал тем самым летом 2008 года, — рассказывает дальше Иванов. — По-моему, сначала Петербург был готов заплатить за Данни 21 миллион. Однако к тому моменту в контракте Данни уже были прописаны отступные в размере 30 миллионов евро.

То предложение — о 21-м миллионе — нам принес сам Данни. Он узнал, что есть такой вариант. Мы собрали совет директоров и на нем с перевесом в один голос было решено продать игрока за 21 миллион. Мне дали поручение оформить сделку, но я это поручение не выполнил. Было внутренние ощущение, что сможем «дожать ситуацию». Понимал — именно в тот момент именно Данни был очень нужен именно тому «Зениту». Более того — был просто уверен: мы получим за португальца 30 миллионов. И мы получили!

Данни потерял дар речи, а потом воскликнул: «Вы с ума сошли?!

— Когда стало известно, что «Зенит» готов заплатить 21 миллион евро, Данни пришел ко мне прощаться, — продолжает Иванов. — Причем ему было приятно, что он принес клубу много пользы на поле, а теперь еще и будет продан за такие сумасшедшие деньги. Но я ему сказал: «Подожди. Мы попробуем дождаться предложения в 30 миллионов». В этот момент он потерял дар речи. Говорит: «Вы с ума сошли?! 21 миллион — это же невероятные деньги! Продавайте меня и разбежимся!» Я ему ответил: «Давай так: ждем предложения в 30 миллионов, а уговаривать тебя остаться, заламывать руки я не буду. Готовься к «Зениту».

— Сколько дней прошло между двумя предложениями?

— Дня три.

— Нормально ли, что предложение поступило сначала не в клуб, а Данни?

— На самом деле, я разговаривал с «Зенитом» один раз — с Максимом Митрофановым (бывший генеральный директор «Зенита». — Прим. «СЭ»). Тогда он сказал мне, что клуб готов заплатить за Данни 30 миллионов. Вариант с 21 миллионом был, так скажем, неформальным. Он исходил то ли от агента, то ли от кого-то из совета директоров. Но Данни об этом узнал. Однако никаких официальных документов не приходило.

Он очень хотел в «Зенит». Не ради денег

— Сколько Данни зарабатывал в «Динамо»?

— Раскрывать детали не буду, это некрасиво. Но для того «Динамо» у него была очень высокая зарплата. Самая высокая в клубе. «Зенит», конечно, предложил больше. В этом не сомневаюсь. Мы могли бы дать Данни соразмерные деньги. Не такие же, но соразмерные. Но он искренне хотел уйти. Именно в «Зените» он видел развитие своей карьеры. Да, «Динамо» тогда шло в зоне Лиги чемпионов. Однако впереди еще было полсезона. А ему хотелось перемен. Деньги, конечно, играли свою роль. Но в первую очередь ему было важно перейти в Петербург ради спортивных результатов.

При этом не могу сказать, что до предложения «Зенита» Данни был намерен покинуть «Динамо». Конечно, он меня по-приятельски немножко шантажировал. Мол, шеф, подбрось чуть-чуть денег, а то уйду. Диалоги о его зарплате, о его возможном трансфере были, но в разумных пределах. Такой товарищеский троллинг. Не более того. Но мы понимали, что рано или поздно Данни покинет клуб.

— За сколько «Динамо» купило Данни?

— По-моему около 1 200 000 евро. Точно не более полутора миллиона. Всего у Данни было три контракта с «Динамо». В одном отступные составляли 15 миллионов, в следующем — 20, а в заключительном — 30. И именно за эти 30 миллионов «Зенит» и купил у нас португальца. Причем перевел деньги одним траншем. У меня дома даже платежка до сих пор лежит, оставил на память. На тот момент 30 миллионов евро — это миллиард рублей. Выглядело, конечно, немножко странно — лично для меня. Футболист перешел из клуба «А» в клуб «Б», а за него отдали миллиард. Я тогда уже давно был в бизнесе, но смотрелось это все равно впечатляюще.

Уход Семшова — ошибка

— На что пошли те 30 миллионов?

— Болельщики, конечно, ворчали. Они понимали ситуацию так: раз продали футболиста за 30 миллионов, значит эти деньги надо потратить на приобретение новых игроков. Такого не произошло и в фанатской среде возникло недовольство. «Динамо» же на эти 30 миллионов, по сути, жило весь 2009 год. А также за счет другой крупной сделки, которая была осуществлена после сезона-2008: клуб продал в «Зенит» Игоря Семшова за 6 миллионов евро — то есть за деньги, прописанные в его контракте в виде отступных.

Но продажа Семшова — ошибка с нашей стороны. Моя ошибка в том числе. То, что 2009-й команда провела неудачно — отголосок ухода Семшова.

Расскажу удивительную историю: сразу после сезона-2008, когда решение о переходе в «Зенит» уже приняли, но документы еще не подписали, я случайно встретился с Игорем на отдыхе. В одном отеле, за тридевять земель. То есть была еще одна возможность договориться о том, чтобы он остался в «Динамо». Но мы с ним на эту тему так и не побеседовали. И он ушел. Ушел неудачно — и для «Динамо», и для себя самого. Потом вернулся, но меня в клубе уже не было.

Продажа Данни — не мое достижение. Я горжусь другими процессами в «Динамо»

— Так сложилось, что продажа Данни стала моей визитной карточкой, — резюмирует Иванов. — Как и бронза «Динамо» в чемпионате-2008. Но это не мои достижения! Моим же достижением — и, конечно, тренера Андрея Кобелева — можно назвать то, что в команду пришли Кокорин и Смолов, что в основном составе заиграли братья Комбаровы, что удалось перезапустить карьеры Кержакова и Габулова. При мне была построена база — на которую, кстати, и были выделены деньги, полученные за счет трансфера Данни. А то, что мы его продали за 30 миллионов евро — это просто стечение обстоятельств, и ничего более.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите CTRL + Enter. Спасибо!

Автор: FootballTop.ru

Bookmark and Share

Понравилась статья?

Проголосуй:
0
рейтинг
+1
-1

Комментарии

Зарегистрируйтесь для участия в рейтинге пользователей.

Лента новостей

18 июля
16 июля
14 июля
13 июля
12 июля
10 июля
9 июля
7 июля
5 июля
1 июля
30 июня
29 июня
27 июня
26 июня
Лучший футболист мира?